||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. N 4-В10-45

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшков В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Гетман Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2011 г. гражданское дело по иску Барояна А.А. к Томеян О.Ю., Аксеновой Г.П., Петрухиной Т.П. о признании сделки и договора передачи в пользование жилого дома недействительными, о признании недействительным зарегистрированного права собственности и признании права собственности на земельный участок и жилой дом; по встречному иску Томеян О.Ю. к Барояну А.А., Бароян Г.С., Барояну А.А., Бароян С.А. о расторжении договора передачи в пользование жилого дома, признании ответчиков не приобретшими право пользования жилым домом, прекращении регистрации и выселении

по надзорной жалобе Томеян О.Ю. на решение Егорьевского городского суда Московской области от 15 июня 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 октября 2009 г. и постановление президиума Московского областного суда от 30 июня 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Томеян О.Ю. - Фролова Г.А., поддержавшего доводы надзорной жалобы, объяснения Барояна А.А., возражавшего против удовлетворения надзорной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Бароян А.А. обратился в суд с иском к Томеян О.Ю., Аксеновой Г.П., Петрухиной Т.П. о признании сделки и договора передачи в пользование жилого дома недействительными, признании недействительным зарегистрированного права собственности, признании права собственности на земельный участок и жилой дом. В обоснование иска указал, что 15 мая 2006 г. он приобрел жилой дом и земельный участок по адресу: <...>, у ответчиков - Аксеновой Г.П. и Петрухиной Т.П. за сумму <...>. Поскольку на тот момент он не являлся гражданином Российской Федерации, то принял решение об оформлении правоустанавливающих документов на дом и земельный участок на Томеян О.Ю. После совершения сделки вселился в спорный дом и вместе с семьей проживал в нем, произвел капитальный ремонт жилого дома, нес бремя его содержания, обрабатывал земельный участок, то есть распоряжался указанным недвижимым имуществом как собственным, в связи с чем считает заключенный договор купли-продажи жилого дома и земельного участка с Томеян О.Ю. притворной сделкой.

Томеян О.Ю. обратилась в суд со встречным иском к Барояну А.А., Бароян Г.С., Барояну А.А., Бароян С.А. о расторжении договора передачи в пользование жилого дома по адресу: <...>, заключенного 22 августа 2006 г. между ней и Барояном А.А., признании ответчиков не приобретшими право пользования жилым домом, прекращении регистрации и выселении.

Решением Егорьевского городского суда Московской области от 15 июня 2009 г. иск Барояна А.А. удовлетворен, в удовлетворении встречного иска Томеян О.Ю. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 октября 2009 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского областного суда от 30 июня 2010 г. судебные постановления оставлены без изменения.

В надзорной жалобе Томеян О.Ю. ставит вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений, как незаконных, и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы Томеян О.Ю. 17 сентября 2010 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и ее же определением от 29 декабря 2010 г. надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенное нарушение норм материального и процессуального права было допущено судами первой, кассационной и надзорной инстанций, которое выразилось в следующем.

Как установлено судом, договор купли-продажи домовладения и земельного участка площадью 870 кв. метров, расположенных по адресу: <...>, был заключен между Аксеновой Г.П., Петрухиной Т.П., с одной стороны, и Томеян О.Ю., с другой стороны, 15 мая 2006 г. Данная сделка прошла государственную регистрацию, и в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним были внесены соответствующие записи о регистрации сделки и регистрации права собственности на земельный участок и на жилой дом.

22 августа 2006 г. на основании заключенного между Томеян О.Ю. и Барояном А.А. договора вышеназванный жилой дом был передан в пользование последнему с правом регистрации в нем.

В связи с проведенной Томеян О.Ю. реконструкцией жилого дома и увеличением его общей площади решением Егорьевского городского суда Московской области от 18 января 2008 г. за Томеян О.Ю. признано право собственности на строения - литеры А, А1 (мансардный этаж), Г3 (котельная), Г4 (навес), расположенные по адресу: <...>. На основании данного решения была произведена государственная регистрация права собственности Томеян О.Ю. на 2-этажный жилой дом общей площадью 230,2 кв. метра, состоящий из помещений - литеры А, А1, Г4, Г3, и выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Удовлетворяя требования Барояна А.А. и признавая за ним право собственности на спорное жилое строение со всем произведенным переоборудованием и земельный участок при доме, суд исходил из того, что оплату по договору купли-продажи спорного недвижимого имущества производил истец, что подтвердили продавцы Аксенова Г.П. и Петрухина Т.П., он также вложил личные средства в переоборудование дома, что он подтвердил, представив документы на приобретение строительных материалов. Разрешая спор по существу, суд, руководствуясь положениями п. 2 ст. 170 ГК РФ, пришел к выводу о том, что договор купли-продажи земельного участка с жилым домом по адресу: <...>, заключенный 15 мая 2006 г. между Аксеновой Г.П., Петрухиной Т.П., с одной стороны, и Томеян О.Ю., с другой стороны, является притворной сделкой, совершенной с намерением прикрыть другую сделку - договор купли-продажи того же имущества, но с покупателем Барояном А.А., в силу чего данная сделка с участием покупателя Томеян О.Ю. является ничтожной.

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции и его правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с таким выводом судов первой и кассационной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

По смыслу приведенной нормы по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и с учетом правил ст. 432 ГК РФ достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. При этом к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе о форме сделки.

Бароян А.А., как установлено судом, не являлся стороной договора купли-продажи жилого дома и земельного участка от 15 мая 2009 г. В нарушение положений п. 2 ст. 170 ГК РФ в решении суда не указано, какую иную сделку прикрывали стороны по этому договору - Аксенова Г.П., Петрухина Т.П. (продавцы) и Томеян О.Ю. (покупатель) - с целью ввести в заблуждение третьих лиц при заключении договора купли-продажи земельного участка с жилым домом. Допустимых доказательств того, что стороны по заключенному договору в действительности имели в виду сделку, по которой спорное недвижимое имущество (жилой дом с постройками вместе с земельным участком) переходит в собственность Барояна А.А., в решении суда не приведено. Также судом не установлено, что стороны достигли соглашения по всем существенным условиям этой иной сделки.

Оспариваемый договор купли-продажи с учетом относящихся к нему правил требовал письменной формы и был совершен в такой форме. Поэтому в силу ст. 162 ГК РФ стороны лишены права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Из представленных суду письменных доказательств видно, что покупателем по договору выступала Томеян О.Ю. Однако судом не применены условия иной, чем та, которую стороны имели в виду, сделки, а фактически изменен состав сторон договора купли-продажи, произведена замена одного из участников возникших правоотношений, что п. 2 ст. 170 ГК РФ, которым руководствовался суд, не предусмотрено. Норма закона, допускающая прекращение права собственности Томеян О.Ю. и возникновение такого права у Барояна А.А. при отсутствии соответствующего договора, в решении суда не указана.

При рассмотрении дела в надзорном порядке суд надзорной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора (ч. 1 - 1 ст. 390 ГПК РФ).

Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах надзорной жалобы, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов надзорной жалобы и обратить внимание на допущенные судом иные существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения надзорной жалобы.

При этом под интересами законности, как следует из смысла ст. 2 ГПК РФ, которые дают суду, рассматривающему дело в порядке надзора, основания для выхода за пределы доводов надзорной жалобы следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное его рассмотрение и разрешение.

С учетом изложенного и в интересах законности Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным и необходимым при рассмотрении надзорной жалобы Томеян О.Ю. выйти за пределы ее доводов и обратить внимание на допущенное судом надзорной инстанции существенное нарушение норм процессуального права, не указанное в доводах надзорной жалобы.

Суд надзорной инстанции при рассмотрении по надзорной жалобе Томеян О.Ю. настоящего дела не исправил допущенное судами нарушение норм материального права. При этом суд надзорной инстанции допустил также существенное нарушение норм процессуального права.

Так, президиумом Московского областного суда дано неправильное толкование принципа правовой определенности, в результате чего постановление президиума Московского областного суда содержит взаимоисключающие положения.

С одной стороны, в постановлении президиума отмечается, что доводы надзорной жалобы Томеян О.Ю. признаются президиумом обоснованными, с другой стороны, указано на то, что в силу принципа правовой определенности вынесенные судебные постановления отмене не подлежат.

Таким образом, президиумом областного суда принцип правовой определенности противопоставлен принципу законности, что противоречит ст. 3 ГПК РФ.

Принцип правовой определенности предусматривает недопустимость пересмотра вступившего в законную силу судебного акта только в целях проведения повторного слушания по делу и получения лицом, участвующим в деле, нового судебного акта. В то же время, в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта, акт суда, вступивший в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции, кассационное определение и постановление президиума, оставившее их без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявшим на исход дела, что является основанием для их отмены в соответствии со ст. 387 ГПК РФ.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

 

определила:

 

решение Егорьевского городского суда Московской области от 15 июня 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 октября 2009 г. и постановление президиума Московского областного суда от 30 июня 2010 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"