||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2011 г. N КАС10-745

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Федина А.И.

членов коллегии Манохиной Г.В.,

Зыкина В.Я.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Водейко В.А. об оспаривании Указа Президента Российской Федерации от 21 декабря 1998 г. N 1620 "О помиловании Водейко В.А., <...> года рождения, осужденного 19 октября 1995 г. военным судом Сибирского военного округа к смертной казни"

по кассационной жалобе Водейко В.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2010 года, которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В.,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 1998 г. N 1620 "О помиловании Водейко В.А., <...> года рождения, осужденного 19 октября 1995 года военным судом Сибирского военного округа к смертной казни" (далее - Указ о помиловании) Водейко В.А. был помилован - смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы.

Водейко В.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об оспаривании данного Указа о помиловании, который, по мнению заявителя, нарушает положение ст. 9 УК РФ и положение ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. В обоснование своего требования указал, что 16 апреля 1997 г. Российская Федерация подписала Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, исключающий в законодательстве Российской Федерации положения, предусматривающие смертную казнь как вид наказания, равно как и обвинительные приговоры, по которым она назначена, как противоречащие международным обязательствам Российской Федерации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2010 года в удовлетворении заявления Водейко В.А. отказано, в том числе и по мотиву пропуска заявителем без уважительных причин установленного законом срока на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

В кассационной жалобе Водейко В.А. ставит вопрос об отмене этого решения и вынесении нового, которым просит Указ о помиловании признать противоречащим международным договорам и нарушающим его конституционные права. Указал, что установленный законом срок для обращения в суд с заявлением пропустил по уважительной причине, так как ему не был разъяснен порядок и сроки его обжалования, а сам он не обладает необходимым правовым уровнем.

Заявитель Водейко В.А., Президент Российской Федерации и его представитель в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Приговором военного суда Сибирского военного округа от 19 октября 1995 г., частично измененным определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 1996 г. Водейко В.А. осужден по совокупности преступлений к исключительной мере наказания - смертной казни.

С ходатайством о помиловании он не обращался.

Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 1998 г. N 1620 Водейко В.А. помилован путем замены назначенной ему смертной казни пожизненным лишением свободы.

Как правильно указал суд в своем решении, правом помилования в отношении лиц, осужденных судом к наказанию в виде смертной казни, Президент Российской Федерации наделен пунктом "в" статьи 89 Конституции Российской Федерации.

Реализуя свои конституционные полномочия по помилованию, Президент Российской Федерации, исходя из положений части 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации, руководствовался при издании Указа о помиловании действовавшим на время издания данного Указа законодательством.

Уголовный кодекс Российской Федерации в действующей в то время редакции предусматривал, что смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет; помилование осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица (ст. 59, 85).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд правильно исходил из того, что помилование не связано с вопросами привлечения к ответственности и применения наказания, относящимися к ведению судебной власти, которые регулируются нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом.

Поскольку своим Указом Президент Российской Федерации не назначал новое наказание, а в порядке помилования произвел замену смертной казни на более мягкое, по сравнению со смертной казнью, на лишение свободы, то вывод суда о том, что Президент Российской Федерации правомерно руководствовался положениями Конституции Российской Федерации и других законодательных актов, действующими на день издания Указа, является правильным.

Утверждения заявителя о противоречии оспариваемого Указа положениям международных договоров, Конституции Российской Федерации, Уголовному кодексу Российской Федерации ошибочны.

Как правильно указано в решении суда, осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим, менее тяжким, наказанием, предусмотренным действующим уголовным законом (в данном случае -пожизненным лишением свободы), не может расцениваться как ухудшение положения осужденного.

Подписание Российской Федерацией 16 апреля 1997 г. Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающегося отмены смертной казни в мирное время, как основание для отмены Указа, на которое ссылается заявитель, не свидетельствует о незаконности решения.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р разъяснил, что Российская Федерация связана требованием статьи 18 Венской конвенции о праве международных договоров не предпринимать действий, которые лишили бы подписанный ею Протокол N 6 его объекта и цели, до тех пор, пока она официально не выразит свое намерение не быть его участником. В связи с этим в России с 16 апреля 1997 г. смертная казнь применяться не может, т.е. наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться (пункт 4.3). При этом в отношении смертных приговоров, вынесенных российскими судами после того как Россия была принята в Совет Европы и подписала Протокол N 6 (16 апреля 1997 г.), Конституционный Суд Российской Федерации констатировал, что их вынесение (а тем более приведение их в исполнение) могло бы составить нарушение Россией ее обязательств по статье 18 Венской конвенции о праве международных договоров в отношении Протокола N 6, однако, поскольку всякий раз имела место замена смертной казни в порядке помилования, осуществляемого Президентом Российской Федерации на основании статьи 89 (пункт "в") Конституции Российской Федерации, другим наказанием, не связанным с лишением жизни, решения судебной власти корректировались без вторжения в ее прерогативы, что позволило государству избежать нарушения своих международно-правовых обязательств (пункт 5).

По настоящему делу приговор в отношении Водейко В.А. вступил в законную силу 20 июня 1996 г., то есть до 16 апреля 1997 г., и наказание, назначенное судом, приведено в исполнение не было.

Издание Президентом Российской Федерации, в том числе после 16 апреля 1997 г., актов о помиловании является гарантией сохранения жизни осужденным, которым по приговору суда было назначено наказание в виде смертной казни и приговоры в отношении которых не были приведены в исполнение, и позволило не нарушить взятые на себя государством международные обязательства в части неисполнения наказаний в виде смертной казни.

Таким образом, вывод суда о том, что Указ Президента Российской Федерации не находится в противоречии с правовыми позициями, сформулированными Конституционным Судом Российской Федерации, соответствует положениям Уголовного кодекса Российской Федерации, является обоснованным.

Согласно части 4 статьи 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Водейко В.А. не нарушил установленный законом срок на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании, так как ему не были разъяснены порядок и сроки его обжалования, не может являться основанием к отмене судебного решения, постановленного с соблюдением норм материального и процессуального права.

В связи с изложенным суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что отсутствуют предусмотренные законом основания для признания Указа Президента Российской Федерации о помиловании Водейко В.А. незаконным.

Оснований, предусмотренных статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда в кассационном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Водейко В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

 

Члены коллегии

Г.В.МАНОХИНА

В.Я.ЗЫКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"