||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. N КАС10-532

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Пирожкова В.Н., Крупнова И.В.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Л. о признании частично недействующим пункта 1 Разъяснения о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 октября 2001 г. N 79,

по кассационной жалобе Л. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 2010 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Ш., возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 октября 2001 г. N 79 утверждено Разъяснение о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - Разъяснение).

Названный нормативный правовой акт официально опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 24 декабря 2001 г., N 52, "Российской газете" 25 декабря 2001 г., N 250.

Согласно абзацу второму пункта 1 Разъяснения при установлении инвалидности, связанной с аварией на Чернобыльской АЭС, лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях государственной службы медико-социальной экспертизы, после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", имеющим право на льготы и компенсации, предусмотренные статьей 14 Закона, степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах не определяется.

Л., который является участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и инвалидом II группы по общему заболеванию, связанному с аварией на Чернобыльской АЭС, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим абзаца второго пункта 1 Разъяснений.

В обоснование заявленного требования указал, что абзац второй пункта 1 Разъяснений ограничивает возможность установления степени утраты профессиональной трудоспособности лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях медико-социальной экспертизы и признанным инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ. Оспариваемое положение Разъяснения противоречит пункту 5 части третьей статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", предусматривающему обязанность органов медико-социальной экспертизы определять степень утраты профессиональной трудоспособности данной категории лиц без каких-либо оговорок об ограничении этой обязанности какими-либо обстоятельствами или случаями, и части девятой статьи 24 Федерального закона от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", устанавливающей, что заключения межведомственных экспертных советов и военно-врачебных комиссий о связи заболевания с Чернобыльской катастрофой являются основанием для решения вопроса об установлении степени утраты трудоспособности.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 2010 г. в удовлетворении заявления отказано. В кассационной жалобе Л. просит об отмене решения суда и принятии нового решения об удовлетворении заявленного требования. Полагает, что решение суда не основано на законе. По мнению заявителя, установленное Разъяснением лишение права на возмещение вреда здоровью по нормам гражданского законодательства и запрет на определение степени утраты профессиональной трудоспособности является дискриминацией по сравнению с гражданами, которые беспрепятственно реализуют это право.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

В силу части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемые (в части) Разъяснения приняты Министерством труда и социального развития Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, оспариваемый заявителем абзац второй пункта 1 Разъяснения соответствует действующему законодательству и прав заявителя на возмещение вреда не нарушает.

Пунктом третьим статьи 1 Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" пункт 25 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - базовый Закон) изложен в новой редакции, в соответствии с которой возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием Чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, осуществляется в виде ежемесячной денежной компенсации в твердых суммах в зависимости от группы инвалидности (инвалидам I группы - 5000 рублей, инвалидам II группы - 2500 рублей, инвалидам III группы - 1000 рублей).

В целях реализации указанного положения Федерального закона Министерство труда и социального развития Российской Федерации, уполномоченное в соответствии с пунктами 6 и 9 Положения о Министерстве труда и социального развития Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1997 г. N 480, на осуществление мер по организации и развитию государственных служб медико-социальной экспертизы, принимать в соответствии с законодательством Российской Федерации постановления и давать разъяснения по применению нормативных правовых актов в области труда, занятости и социальной защиты населения, приняло Постановление от 31 октября 2001 г. N 79, которым утверждены Разъяснения о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Разрешая дело, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый заявителем абзац второй пункта 1 Разъяснения, предусматривающий, что при установлении инвалидности лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях государственной службы медико-социальной экспертизы после вступления в силу Федерального закона 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ, степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах не определяется, не противоречит положениям пункта 25 части первой статьи 14 базового Закона в его правовом единстве с частями первой и второй статьи 2 Федерального Закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ, согласно которым право выбора - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется инвалидам-чернобыльцам, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г.

Проанализировав вышеприведенные законоположения, суд обоснованно указал в решении, что впервые обратившиеся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. инвалиды-чернобыльцы имеют право в соответствии с пунктом 25 части первой статьи 14 базового Закона на возмещение вреда в твердых суммах, исходя только из группы инвалидности, и установление степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах для этой категории граждан не требуется.

Суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельным довод заявителя о том, что оспариваемое (в части) Разъяснение препятствует реализации его прав на возмещение вреда по нормам гражданского законодательства, указав, что данное Разъяснение дано применительно к возмещению вреда здоровью только в отношении инвалидов-чернобыльцев, впервые обратившихся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г.

Правомерен и вывод суда о том, что оспариваемый заявителем пункт 1 Разъяснения не противоречит статье 24 базового Закона и статье 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ, так как эти нормы не регулируют отношения, связанные с возмещением вреда инвалидам-чернобыльцам, впервые обратившихся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что Министерство труда и социального развития Российской Федерации превысило свои полномочия, установив ограничение, отсутствующее в законе, основаны на неправильном толковании норм материального права и не могут служить поводом к отмене решения суда.

Противоречит материалам дела ссылка в кассационной жалобе на нарушение судом части второй статьи 174 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неоглашением в судебном заседании письменных объяснений Л. от 12 августа 2010 г. Из протокола судебного заседания от 19 августа 2010 г. усматривается, что эти письменные объяснения были оглашены судом при рассмотрении дела (л.д. 51).

Анализ доводов, приведенных в кассационной жалобе, позволяет сделать вывод о том, что они не могут быть отнесены к основаниям, предусмотренным статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по которым решение суда подлежит отмене. Решение суда принято с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, регулирующих рассматриваемые в данном деле правоотношения.

Руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

 

Члены коллегии

В.Н.ПИРОЖКОВА

И.В.КРУПНОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"