||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010 г. N 4-Г10-29

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего В.Б. Хаменкова

судей Л.А. Калининой и Л.В. Борисовой

при секретаре П.В. Алешиной

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Мальцева П.И. на решение Московского областного суда от 17 июня 2010 года, которым ему отказано в удовлетворении заявления об отмене решения квалификационной коллегии судей Московской области от 12 марта 2010 года о привлечении Мальцева П.И. к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения Мальцева П.И., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Мальцев П.И. с декабря 1983 года является судьей <...> городского суда <...> области, имеет 2 квалификационный класс судьи.

Решением квалификационной коллегии судей <...> области от 12 марта 2010 года он привлечен к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Мальцев П.И. обратился в суд с заявлением об отмене указанного решения квалификационной коллегии, ссылаясь на то, что поводом для привлечения его к дисциплинарной ответственности послужило длительное рассмотрение им уголовного дела по обвинению Сясько В.А. и др. в совершении преступлений, предусмотренных частью <...>, частью <...> УК РФ.

Между тем, по мнению заявителя, данное уголовное дело, хотя и находилось у него в производстве с 1 сентября 2008 года, им были предприняты все необходимые меры для его своевременного рассмотрения. Полагал, что в его действиях состав дисциплинарного проступка отсутствует, так как длительность рассмотрения данного дела вызвана объективными причинами.

Решением Московского областного суда от 17 июня 2010 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Мальцев П.И. просит об отмене указанного судебного решения, считая его незаконным и необоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы.

Согласно статье 1 Кодекса судейской этики от 2 декабря 2004 года, утвержденного VI Всероссийским съездом судей, в своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, руководствоваться Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и другими нормативно-правовыми актами, правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, общепринятыми нормами морали, способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда.

В силу статьи 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм данного Закона, а также положений Кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий судьи.

Из положений пункта 1 статьи 22 Федерального закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" следует, что представление председателя соответствующего суда о привлечении судьи к ответственности в связи с совершением им дисциплинарного проступка рассматривается квалификационной коллегией судей при наличии в представленных материалах сведений, подтверждающих обстоятельства совершения этого проступка, и данных, характеризующих судью.

Как следует из материалов дела, поводом для наложения на заявителя дисциплинарного взыскания в виде предупреждения явилось представление председателя <...> городского суда в квалификационную коллегию судей <...> области о досрочном прекращении полномочий судьи Мальцева П.И.

В данном представлении указано на факт длительного рассмотрения судьей Мальцевым П.И. уголовного дела по обвинению Сясько В.А., Шевалдиной Н.А. и др. в совершении преступлений, предусмотренных частью <...> и <...> Уголовного кодекса Российской Федерации.

Приведены данные о том, что за полтора года нахождения уголовного дела в производстве судьи Мальцева П.И. разбирательство откладывалось или объявлялись перерывы по различным причинам более 100 раз: в 30 случаях - в связи с ремонтом ИВС и режимом работы конвойной службы; более 20 раз из-за неявки защитников Хвалынского и Поддубного; в остальных случаях - из-за неявки свидетелей, исполнение постановлений о принудительном приводе которых судьей не контролировалось.

Изложенные обстоятельства, по мнению автора представления, свидетельствуют о явной волоките и грубом нарушении судьей норм уголовно-процессуального закона, повлекших ущемление прав граждан на разрешение дела в разумные сроки, предусмотренные российским законодательством.

Привлекая Мальцева П.И. к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения, квалификационная коллегия судей посчитала, что содержащиеся в представлении сведения подтверждают обстоятельства совершения им дисциплинарного проступка.

С данным суждением согласился и суд, отказавший заявителю в просьбе об отмене решения квалификационной коллегии.

При этом суд исходил из положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международного пакта о гражданских и политических правах, закрепляющих право каждого на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок, без неоправданной задержки судопроизводства и безосновательного отложения рассмотрения дела.

Однако суд не учел, что неоправданной задержкой судопроизводства и безосновательным отложением рассмотрения дела (волокитой) являются такие обстоятельства, при которых разбирательство дела без уважительных причин длительное время не назначается, либо каждый раз откладывается при отсутствии к тому оснований.

Подобные обстоятельства ни квалификационной коллегией судей, ни судом не установлены.

В их решениях указано на то, что в 30-ти случаях судебное разбирательство в большей степени неоправданно прерывалось в связи с ремонтом ИВС и режимом работы конвойной службы при наличии возможности рассмотрения дела с 11 до 16.30 часов.

Между тем, как следует из материалов дела, в этот период времени и проводилось судебное разбирательство, разрешались ходатайства, оглашалось обвинительное заключение, заслушивались мнения подсудимых по предъявленному обвинению и т.д., после чего объявлялся перерыв в связи с истечением времени работы конвойной службы (л.д. л.д. 145 - 155, 225 - 232). В 15-ти случаях разбирательство прерывалось из-за недоставки в судебное заседание подсудимых, вызванной отсутствием возможности их раздельного содержания в камерах ИВС.

При этом из решений неясно, в каких именно случаях объявление перерыва было оправданным, а в каких нет.

Суд посчитал установленным, что Мальцев П.И., более 20-ти раз прерывая судебное разбирательство из-за неявки в судебное заседание защитников, в частности, Хвалынского и Поддубного, лишь однажды направил письмо в президиум Московской областной коллегии адвокатов, следовательно, должных мер реагирования в адрес адвокатов не принимал.

Однако в самом решении квалификационной коллегии указано на неявку защитников в связи с нахождением в очередном отпуске, занятостью в другом процессе, болезнью и прочее, и это подтверждается справкой о движении уголовного дела, то есть, приведены обстоятельства, которые не являются поводом для принятия судьей соответствующих мер реагирования.

Из данной справки усматривается, что после вторичной неявки защитника Поддубного в судебное заседание 27 августа 2009 года без указания причин 28 августа последовало вышеупомянутое обращение судьи в президиум коллегии адвокатов.

В этой связи у квалификационной коллегии и суда не было оснований считать такие действия судьи дисциплинарным проступком.

Не могло быть поставлено судье в вину и отсутствие контроля за исполнением постановлений о принудительном приводе свидетелей, поскольку осуществление такого контроля выходит за рамки его должностных обязанностей.

Суд признал обоснованным вывод квалификационной коллегии судей о том, что судья Мальцев П.И. при рассмотрении уголовного дела допустил грубые нарушения норм процессуального закона, не приняв во внимание позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 28 февраля 2008 года N 3-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6.1 и 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и статей 21, 22 и 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Г.Н. Белюсовой, Г.И. Зиминой, Х.Б. Саркитова, С.В. Семак и А.А. Филатовой", в соответствии с которой квалификационная коллегия судей, являясь органом судейского сообщества, не может принимать на себя функцию осуществления правосудия, давая оценку законности совершенных судьями при рассмотрении конкретных дел тех или иных процессуальных действий и принятых ими решений, если они не являлись предметами проверки вышестоящей судебной инстанции либо соответствующие нарушения закона не были установлены в ходе такой проверки.

Данных об установлении вышестоящей судебной инстанцией таких нарушений в деле нет.

При проверке доводов квалификационной коллегии о нарушении судьей Мальцевым П.И. прав граждан на рассмотрение дела в разумные сроки суду следовало бы иметь в виду, что федеральный законодатель, согласуясь со стандартами Европейского Суда по правам человека, установил право граждан на компенсацию за нарушение разумных сроков рассмотрения уголовного дела в случае, если продолжительность производства по такому делу превысила 4 года.

Посчитав нахождение у судьи в производстве уголовного дела на протяжении полутора лет нарушением разумных сроков его рассмотрения, явной волокитой, ни квалификационная коллегия, ни суд каких-либо суждений о характере данного дела в своих решениях не привели.

Между тем, как видно из материалов дела, уголовное дело поступило в производство судье Мальцеву П.И. в 45 томах на 8 лиц, обвинявшихся в совершении 22 эпизодов преступлений, отнесенных к разряду тяжких. По делу было привлечено более ста свидетелей, большинство из которых на территории г. <...> Московской области не проживают. При этом в перерывах судебного разбирательства судьей рассматривались другие уголовные дела и административные материалы.

В соответствии с частями 3 и 4 статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

Ссылаясь на данную норму процессуального закона, Мальцев П.И. в судебном заседании пояснял, что длительность рассмотрения дела была во многом обусловлена, кроме правовой сложности самого дела и организации работы конвойных служб, поведением подсудимых, направленным на затягивание процесса, (отказ от защитников и необходимость вступления в процесс новых, необходимость ознакомления последних с материалами дела, заявление всевозможных ходатайств, обязательность принятия по ним того или иного процессуального решения и т.д.).

Однако ни одному из приведенных обстоятельств суд, делая вывод о нарушении судьей разумных сроков рассмотрения уголовного дела, не дал никакой оценки.

При таком положении дела считать, что длительное рассмотрение Мальцевым П.И. уголовного дела явилось результатом его пренебрежительного отношения к своим должностным обязанностям, что умаляло бы авторитет судебной власти, оснований нет. По этой причине решения квалификационной коллегии судей и суда как незаконные подлежат отмене.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Московского областного суда от 17 июня 2010 года отменить, вынести по делу новое решение, которым заявление Мальцева П.И. удовлетворить.

Отменить решение квалификационной коллегии судей <...> области от 12 марта 2010 года о привлечении судьи Мальцева П.И. к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"