||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 августа 2010 г. N 16-О10-53

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Лаврова Н.Г. и Тришевой А.А.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Косова А.С. и адвоката Чистякова А.И. на приговор Волгоградского областного суда от 11 мая 2010 г., по которому

Косов А.С. <...>

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По данному уголовному делу осужден также Галин С.В., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела, выступление адвоката Чистякова А.И., поддержавшего кассационные жалобы по доводам, изложенным в них, мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Косов А.С. осужден за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено в ночь на 11 августа 2003 г. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Косов А.С. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что постановлен он только на показаниях осужденного Галина С.В., который оговаривает его. Утверждает, что сговора с осужденным Галиным на совершение разбоя он не имел и преступление, за которое он осужден, не совершал;

адвокат Чистяков А.И. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам дела. Он считает, что выводы суда не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании. Приговор построен на показаниях осужденного Галина, другими доказательствами вина Косова не подтверждена. В обоснование довода о недостоверности показаний осужденного Галина ссылается на выводы экспертов, проводивших судебно-психологические экспертизы, согласно которым в показаниях Галина имеются признаки скрываемых обстоятельств и конструирования ложных сообщений в той части, которые касаются обстоятельств преступления. В то время как показания Косова являются последовательными и не вызывают сомнений в достоверности. Как на следствии, так и в суде Косов последовательно утверждал, что Галин ему предложил сходить к потерпевшему, чтобы забрать долг, и о разбойном нападении на потерпевшего они не договаривались. Показания Галина о том, что Косов ударил сзади потерпевшего бревном, объективного подтверждения не нашли. Согласно выводам экспертов, проводивших медико-криминалистическую экспертизу, на черепе, изъятом с трупа потерпевшего Т., имеется термическое повреждение костной ткани, каких-либо механических повреждений не выявлено;

адвокат Чистяков А.И. в дополнительной жалобе указывает, что в приговоре не представлен анализ доказательств в отношении каждого из осужденных в отдельности и по каждому преступному эпизоду, как того требует уголовно-процессуальный закон. В деле имеется несколько заключений экспертов, которые содержат противоречивые выводы о наличии на черепе, изъятом с трупа потерпевшего, механического повреждения. При наличии оснований для повторной экспертизы по делу проведена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено эксперту, проводившему первичную экспертизу. Считает, что протокол судебного заседания имеет неточности, при этом принесенные им замечания судом необоснованно отклонены. С учетом доводов, приведенных в основной и дополнительной жалобах, просит приговор в отношении Косова отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ивлиева Т.Н. просит отказать в их удовлетворении, а приговор, как законный и обоснованный, оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Косова законным, обоснованным и справедливым.

Согласно приговору в ночь на 11 августа 2003 г. Косов и Галин, зная о том, что Т. располагает крупной денежной суммой в иностранной валюте, решили совершить разбойное нападение. Предварительно вооружившись ножом, они прибыли к дому Т., где, действуя согласно договоренности, Галин постучал в дверь, а Косов с найденным перед домом бревном спрятался у веранды. Когда Т. вышел из дома, Косов нанес ему два удара бревном по голове, причинив открытую тупую рану с повреждением лобной кости справа. Т. предпринял попытку скрыться в домовладении, но Галин, имея при себе нож, последовал за ним. Находясь в доме потерпевшего, осознавая, что Т. и проживавшая с ним Ч. сообщат о нападении, Галин вышел за рамки договоренности о разбойном нападении и совершил убийство Т. и Ч. С этой целью он нанес Т. не менее пяти ударов ножом, причинив ему множественные колото-резаные ранения грудной клетки с повреждением внутренних органов, от которых он скончался. Затем, угрожая применением ножа, потребовал у Ч. показать место хранения денег. Похитив найденные в автомашине потерпевшего денежные средства в сумме <...> долларов США, Галин нанес Ч. не менее одного удара ножом в область спины, а также резаное ранение шеи, от которых она скончалась. С целью уничтожения следов преступления Галин и Косов подожгли домовладение потерпевшего, его автомашину и скрылись.

Приведенные в приговоре фактические обстоятельства установлены судом на основании доказательств, исследованных в судебном заседании, каждое из которых оценено судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так, осужденный Косов в судебном заседании пояснил, что в августе 2003 г. к нему пришел Галин и попросил сходить с ним к Т. чтобы забрать долг. Он согласился. Находясь в доме Галина, они употребляли спиртные напитки, а затем направились к Т. Пока Галин находился в доме Т., он ожидал его на улице, некоторое время сидел в автомобиле, который стоял возле дома. Галин выходил из дома с девушкой, искал в автомашине деньги и вновь проследовал с девушкой в дом, где находился 10 - 20 минут. Галин вернулся в возбужденном состоянии, в руке держал нож. Он сказал, что убил их и поджег домовладение. Затем Галин поджег автомашину, и они покинули хутор. В пути следования Галин передал ему <...> долларов США, выбросил в реку нож и переоделся, так как его одежда была в крови.

Из показаний осужденного Галина на предварительном следствии, подтвержденных им в судебном заседании, следует, что, зная о наличии у Т. крупной денежной суммы в иностранной валюте, он предложил Косову завладеть ими, совершив нападение на потерпевшего. Косов согласился, и вечером 10 августа 2003 г. они направились к дому Т., взяв с собой кухонный нож. Косов для нападения вооружился бревном, найденным перед домом потерпевшего. После того как на его стук в дверь из дома вышел Т., Косов бревном нанес ему два удара по голове, от чего Т. присел, а затем развернулся и вбежал на веранду. Косов, преследуя Т., вошел в дом и нанес ему удары ножом в грудь. Затем Косов стал душить Ч., требуя, чтобы она показала место хранения денег. Узнав, что деньги находятся в автомашине, принес их домой, после чего взял с печи нож и нанес Ч. порез по шее. Он тоже нанес один удар в область живота Т., после чего по предложению Косова они подожгли дом и автомобиль. Из похищенных денег в сумме <...> долларов США <...> долларов потратили на приобретение спиртных напитков, остальную сумму поделили пополам.

Оценивая показания осужденных об обстоятельствах совершенного преступления, суд правильно признал достоверными и положил в основу приговора лишь те из них и в той части, в которой они объективно подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний свидетеля Г. на следствии, которые она подтвердила в суде, следует, что спустя несколько дней после обнаружения на пепелище трупа Т. ее муж - Галин С.В. - сказал ей, что он убил Т., а Ч. перерезал горло, и пригрозил ей, что с ней поступит так же. Галин рассказал ей, что сначала он убил Т. а затем попросил Ч. показать, где лежат деньги, после чего убил и ее, а нож выбросил в речку. Косов был с ним и присутствовал при этом. Галин говорил ей, что они с Косовым нашли сумму денег меньшую, чем ожидали. Именно после этого разговора с мужем она обнаружила, что пропал один из имевшихся у них кухонных ножей, и вспомнила, что вечером 10 августа 2003 г. Галин и Косов приходили к ним домой, некоторое время распивали спиртные напитки, а затем куда-то ушли. Возвратился Галин вечером следующего дня и был в другой одежде. В тот же день она узнала, что дом Т. сгорел, а на пожарище обнаружены останки человека.

Кроме этого, свидетель Г. пояснила, что спустя некоторое время после указанных событий, когда они проживали в Москве, Косов приезжал к ним. Она слышала, как Косов в ходе распития спиртных напитков сказал Галину, что он устал скрывать убийство, его мучает совесть и что все равно все станет известно. Галин на это ответил ему, что труп Ч. не найдут никогда, так как он завален обвалившимся погребом. Из этого разговора она поняла, что убит был не только Т., но и Ч., но во время пожара ее труп оказался в обвалившемся погребе, поэтому не был обнаружен.

Показания свидетеля Г. об обстоятельствах совершенного в отношении Т. и Ч. преступления, ставшие ей известными со слов самих осужденных, судом обоснованно признаны достоверными, поскольку они согласуются с собственными показаниями Косова и Галина о том, что вечером 10 августа 2003 г. они приходили к Галину домой, где распивали спиртные напитки, а затем взяли кухонный нож и направились к Т.; о том, что после совершенного преступления нож выбросили в речку; о том, что одежда Галина была испачкана кровью потерпевших, поэтому он переоделся в другую одежду, которую ему принес Косов; о том, что в московскую квартиру Галиных Косов действительно приезжал и с Галиным об убийстве говорил.

Они нашли подтверждение и другими доказательствами, в частности протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 6 марта 2009 г. об обнаружении в домовладении Т. костных останков, которые согласно заключению эксперта ранее принадлежали человеку женского пола, а также заключением судебно-генетической экспертизы, согласно выводам которой неопознанная женщина, костные останки которой обнаружены в домовладении Т., вероятно, является биологической матерью Ч. Ч. Величина вероятности случайного совпадения генетических признаков, выявленных в ДНК костных останков неизвестной женщины и образцов крови предполагаемой дочери, составляет 3,06 х 10.4.

Показания свидетеля Г. в той части, что Галин и Косов взяли у потерпевшего сумму меньшую, чем ожидали, о чем ей говорил Галин, подтверждены показаниями свидетеля Б. согласно которым перед поездкой <...> Т. забрал хранившиеся у нее <...> долларов США, так как намеревался приобрести помещение магазина; осужденного Галина об обнаружении ими в доме Т. долларов США, то есть суммы меньшей, чем они с Косовым могли ожидать, зная о намерении потерпевшего приобрести недвижимость на сумму <...> долларов США и наличии у него указанной суммы.

Осужденный Галин в судебном заседании подтвердил, что обсуждал с Косовым в присутствии своей супруги обстоятельства совершенных совместно с Косовым в августе 2003 г. преступлений в отношении Т. и Ч.

Осужденный Косов в суде подтвердил, что приезжал к Галину, когда тот с семьей проживал в Москве, но отрицал факт состоявшегося с ним разговора об убийстве.

Между тем свидетель Г. в своих показаниях указывала, что именно Косов был инициатором разговора, в ходе которого высказывался о том, что его мучает совесть, и опасался, что все станет известно, а Галин, успокаивая его, сказал, что труп Ч. никогда не найдут, так как он находится в обвалившемся погребе.

Оценивая показания свидетеля Г. в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно отметил в приговоре, что ей не были известны обстоятельства совершения разбойного нападения на Т. и Ч. и их убийства, и, давая показания об обстоятельствах этого преступления, она передавала лишь сведения, ставшие ей известными со слов самих осужденных и подтвердившиеся при проверке.

Доводы Косова о непричастности к разбойному нападению и его утверждение о нахождении в период, когда Галиным совершались преступления, на переднем пассажирском сиденье автомобиля Т. судом проверены и отвергнуты со ссылкой на показания свидетелей Т. и С. о том, что автомашина потерпевшего была оборудована сигнализацией; свидетелей О. и П. о том, что они длительное время слышали звуки работающей сигнализации автомобиля Г. протоколом осмотра места происшествия, согласно которому все двери автомобиля потерпевшего, кроме водительской, на момент их осмотра закрыты на замок.

Показания осужденного Галина о нанесении Косовым при нападении на Т. двух ударов бревном по голове обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу вывода о его виновности в разбойном нападении, поскольку они подтверждены протоколом осмотра места происшествия и фототаблицами к нему, согласно которым в лобной части головы трупа Т. ближе к правой глазнице обнаружено отверстие неправильной формы размерами 5 x 3 см с вмятиной в черепной коробке аналогичных размеров; заключением судебно-медицинской экспертизы, обнаружившей при исследовании трупа Т. открытую тупую рану головы с повреждением лобной кости справа (дырчатый перелом), наличием линейных переломов, вскрытием фронтальной пазухи и субдуральным кровоизлиянием, которая образовалась прижизненно от не менее двух ударных воздействий твердым тупым предметом, имеющим ограниченную соударяющую поверхность; заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы, подтвердившей вывод о наличии у потерпевшего Т. указанного повреждения.

В связи с этим безосновательно утверждение в жалобе об отсутствии доказательств, объективно подтверждающих показания Галина о том, что Косов при нападении нанес Ч. бревном два удара по голове.

В судебном заседании исследовалось заключение медико-криминалистической экспертизы, на которое ссылается защита в обоснование довода об отсутствии в области головы потерпевшего Т. механических повреждений. Мотивы, по которым выводы экспертов, оцененные судом в совокупности с другими доказательствами, не приняты во внимание, приведены в приговоре.

Показания осужденного Галина о передаче Косову части денег, похищенных у Т., подтверждены показаниями свидетеля К. о том, что вечером 10 августа 2003 г. ее муж ушел из дома с Галиным, а вернулся утром следующего дня и передал ей <...> долларов США; свидетелей Я. и Б. о том, что в августе 2003 г. Косовы разменяли <...> долларов США на российские рубли.

При таких обстоятельствах безосновательны доводы жалоб о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, отсутствии доказательств, подтверждающих причастность Косова к разбойному нападению и его оговоре осужденным Галиным.

К выводу о виновности Косова в разбойном нападении суд пришел на основании анализа и оценки всей совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, а не только показаний осужденного Галина, о чем утверждается в кассационных жалобах.

Довод осужденного Косова о его оговоре осужденным Галиным проверялся. В судебном заседании не установлено наличие конфликтных отношений между осужденными. Галин, давая показания, изобличающие Косова в совершении разбойного нападения на Т. совершенного совместно с ним, уличает в этом также и себя.

Является несостоятельным довод защиты о нарушении закона при производстве судебно-медицинской экспертизы, выразившемся в том, что при наличии оснований для повторной экспертизы проведена дополнительная экспертиза. Мотивы принятого органом следствия решения о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы приведены в соответствующем постановлении. С ними согласились осужденный Косов и его защитник - адвокат Чистяков, которые при ознакомлении с постановлением о назначении эксперты, а затем и с заключением эксперта не заявили о каких-либо нарушениях и не ходатайствовали о проведении повторной экспертизы. В судебном заседании ни осужденный, ни его адвокат не ставили вопрос о признании заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы недопустимым доказательством, не дали оценки этому доказательству также и в прениях сторон.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все в совокупности - достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Косова в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и правильно квалифицировал его действия по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Психическое состояние Косова исследовано с достаточной полнотой. С учетом заключения экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу, данных о его личности, иных установленных по делу обстоятельств в отношении инкриминируемого ему деяния он обоснованно признан вменяемым.

Наказание Косову назначено в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ, с учетом личности осужденного и других обстоятельств, влияющих на его вид и размер.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона при производстве по делу, в том числе при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, на что указывает в жалобе адвокат Чистяков А.И., не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 11 мая 2010 г. в отношении Косова А.С. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Чистякова А.И. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"