||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июля 2010 г. N 35-О10-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Магомедова М.М.

судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.

при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 июля 2010 года кассационные жалобы осужденных Кирилова К.В. и Белоусова А.А., адвоката Шитовой Н.И. на приговор Тверского областного суда от 11 мая 2010 года, которым

Кирилов К.В. <...>

осужден к лишению свободы по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Белоусов А.А. <...>

осужден к лишению свободы по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 11 лет, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Кирилову К.В. и Белоусову А.А. исчислен с 11 мая 2010 года, с зачетом в срок отбытия наказания времени предварительного содержания под стражей с 24 мая 2009 года по 11 мая 2010 года.

Постановлено взыскать с Белоусова А.А. и Кирилова К.В. солидарно в пользу Д. в возмещение материального ущерба <...> рублей и в счет компенсации морального вреда <...> рублей.

Кирилов К.В. и Белоусов А.А. осуждены за убийство К. по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с разбоем, за разбойное нападение на потерпевшего с причинением тяжкого вреда его здоровью группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены ими 24 мая 2009 года <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвокатов Каневского Г.В. и Долматовой С.Д., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Кирилов просит об отмене приговора и прекращении дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

По доводам жалобы приговор основан на предположениях, его вина в преступлениях не доказана. Со ссылкой на показания другого осужденного Белоусова А.А., который вину в совершении преступления признавал, говорил, что совершил его один, утверждает, что находился в момент событий без сознания и в них не участвовал. Суд дал неправильную оценку показаниям подсудимого Белоусова о причине конфликта с потерпевшим и о том, что он один наносил повреждения К., а он (Кирилов) в это время находился без сознания на площадке между этажами.

Цитируя приговор суда о доказанности умысла и предварительного сговора на совершение преступлений, отмечает, что в суде не был установлен предварительный сговор на совершение преступлений и умысел на убийство. Согласно показаниям свидетелей Щ., он и Белоусов в квартире Щ. просили деньги у К. а не требовали.

В обоснование обвинения судом необоснованно положены показания свидетелей С. и К. Анализируя показания указанных свидетелей на предварительном следствии и в судебном заседании, отмечает наличие в них противоречий, которым в приговоре не дано надлежащей оценки.

Утверждает, что обнаруженные у него и Белоусова повреждения образовались не в процессе конфликта с К., а после выхода их из подъезда дома, у магазина <...> результате конфликта с сыном умершего К.

Таким образом, осужденный оспаривает выводы суда о возможном происхождении следов крови на их одежде от потерпевшего К.

Суд необоснованно отверг их алиби.

Кроме того, в обоснование невиновности указывает также, что след его обуви обнаружен на ступеньке, ведущей вниз от площадки между первым и вторым этажами, а не вверх по ней, что, по его мнению, опровергает вывод суда о том, что после событий они поднялись в квартиру, расположенную на втором этаже. Версия о том, что они оба покинули квартиру через окно квартиры, расположенной на втором этаже, является, по его мнению, надуманной.

Обнаружение у Белоусова часов, которые подобраны им на месте происшествия, не может свидетельствовать о совершении ими хищения. С учетом этого их действия следует квалифицировать как кражу. Не соглашается с квалификацией преступлений, данной в приговоре суда, и утверждает, что не доказаны умысел и предварительный сговор на совершение преступлений.

Указывает, что обстоятельства дела не были исследованы в полном объеме, суд не привел в приговоре мотивы, в силу которых принял одни доказательства и отверг другие.

По мнению осужденного, приговор суда является необоснованным и подлежит отмене.

Адвокат Шитова Н.И. в интересах осужденного Кирилова К.В. просит приговор отменить, производство по делу прекратить за отсутствием в действиях осужденного состава преступления и отказать в удовлетворении исковых требований потерпевшей.

При этом она ссылается на то, что Кирилов К.В. свою причастность к совершению преступлений, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании отрицал, на показания осужденного, Белоусова о том, что с Кириловым о нападении они не договаривались, что после толчка Щ. Кирилов упал и потерял сознание, что он (Белоусов) один избил К. но денег и часов не похищал, часы подобрал на площадке, когда разыскивал бляшку от ремня. Спиртное они приобретали на деньги, которые имелись у Кирилова от продажи сотового телефона. Противоречия в показаниях Кирилова в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, она объясняет его психическим состоянием, установленным заключением психиатрической экспертизы, согласно которому Кирилов не имел возможности в полной мере осознавать происходящее и воспринимать его адекватно.

Достоверных доказательств того, что Белоусов и Кирилов знали о наличии денег у потерпевшего и договорились его ограбить, не имеется. При задержании у Кирилова и Белоусова деньги не были обнаружены. Вывод суда о наличии сговора между осужденными на хищение не подтверждается исследованными доказательствами.

Считает, что в показаниях свидетелей, на которых суд обосновал свои выводы, имеются противоречия, причины которых не выяснены судом.

При этом она ссылается на показания свидетелей С. и К. которые по версии суда, наблюдали за событиями, однако при этом не видели событий, о которых говорил свидетель Щ. в том числе и того, как падал Кирилов, как Белоусов ударил ногой Щ.

В жалобе приводятся показания свидетелей Щ. и Щ. о том, что подсудимые просили деньги у К. в размере <...> рублей, но он им отказал, а присутствующий здесь же свидетель К. об этом не говорил. Указывает на то, что свидетель Л. говорила о том, что у Кирилова деньги были. По ее мнению, свидетель К. явно была негативно настроена к подсудимым, что никаких криков С. она не слышала. Защитник приводит показаний С. о происшедших событиях, о том, что она закричала после того, как увидела, что Кирилов и Белоусов избивают К., а К. этого не слышала. Эти факты свидетельствуют о наличии противоречий в показаниях названных лиц.

Обнаружение крови на одежде Кирилова не может служить одним из доказательств его виновности, так как кровь Белоусова и К. одинакова по групповой принадлежности, а Кирилов, по ее мнению, мог испачкаться одеждой Белоусова, так как у Белоусова имелись на щеке, пальце, голени, ссадины.

С учетом того, что все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого, указывает, что при наличии указанных противоречий в доказательствах, приговор нельзя считать законным и обоснованным.

Осужденный Белоусов, не соглашаясь с приговором, просит об отмене приговора в части осуждения его по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, "оправдании его" по данному закону, а также о переквалификации его действий с п. п. "ж", "з" части 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Он не оспаривает того, что наносил удары руками и ногами по телу К. и того, что смерть наступила от его действий, но утверждает, что умысла на лишение жизни потерпевшего и предварительного сговора с Кириловым на совершение этих действий он не имел, в квартире они в присутствии других лиц ни о чем не договаривались, а выходили отдельно друг от друга. Указывает, что когда они с Кириловым уходили из подъезда, К. был жив и производил движения, больше они в подъезд не возвращались. Ссылается на показания С. о том, что она видела К. лежащим на площадке между этажами живым, но на площадке этого этажа его и Кирилова не было. Утверждает, что часы он нашел на площадке первого этажа, когда подбирал свою бляшку от пояса.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката государственный обвинитель и потерпевшая Д. просят об оставлении приговора суда без изменения, а жалоб - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор суда в отношении Кирилова К.В. и Белоусова А.А. является законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осужденных в разбойном нападении и убийстве К. при указанных в приговоре обстоятельствах являются правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности для выводов о виновности осужденных в указанных преступлениях.

Доводы жалоб о непричастности Кирилова к преступлениям, об отсутствии у обоих осужденных предварительного сговора на совершение преступлений и умысла на лишение жизни К. опровергаются приведенными в приговоре доказательствами: данными осмотра места происшествия и трупа К. заключениями судебно-медицинских экспертов о наличии у К. повреждений, их характере и наступивших для него последствиях, заключениями судебно-биологических экспертиз, протоколами выемок и предъявления предметов для опознания, показаниями свидетелей Щ. и Щ. К. К., С. и К. Н. Л. анализ которых содержится в приговоре.

Свидетели Щ. и Щ. были очевидцами начала событий, Щ. утверждала, что слышала, как и Кирилов, и Белоусов на площадке второго этажа, где расположена и ее квартира, избивали К. не менее 10 минут и оба требовали с него деньги, слышала, как позже оба одновременно, поднимались с площадки первого этажа и проходили в квартиру Кирилова, расположенную на втором этаже, обсуждая наличие большого количества крови, видела на первом этаже лежащего в крови потерпевшего.

Свидетели С. и К., проживающие на первом этаже указанного дома, последовательно утверждали, что периодически наблюдали происходящие события.

С. утверждала, что слышала со второго этажа голоса двоих лиц, в том числе и Кирилова, которые выражались нецензурно и кого-то избивали, по звукам ударов она пришла к выводу, что бьют ногами или головой об пол, а, поднявшись на несколько ступенек, видела, что на площадке второго этажа Кирилов и Белоусов с силой бьют руками и ногами К., требуя от него деньги. Испугавшись, она закричала, и Кирилов в нецензурной форме потребовал от нее уйти и стал кидать вниз разные вещи. Она удалилась в свою квартиру и слышала из подъезда грохот. Выйдя, увидела на площадке между этажами лежащего в крови К. Когда она в очередной раз вышла из квартиры, увидела К. лежащим на полу первого этажа.

Свидетель К. пояснила, что слышала с площадки второго этажа звуки глухих ударов и голос Кирилова: "Ты мне денег не дал, получай" и голос второго человека: "Дай, я ему ударю". По интенсивности ударов она поняла, что К. бьют одновременно два человека. При ней С. пыталась вмешаться в ситуацию, но быстро сбежала с лестницы. Вниз полетели разные предметы. Она слышала, как вниз по лестнице скатывалось тело К. и видела К. лежащего окровавленным на лестнице, а затем лежащего на первом этаже. К. сообщила, что также поднималась по лестнице и видела, как оба подсудимых и Кирилов и Белоусов избивают К.

Сопоставив показания свидетелей Щ. С. К. по существенным, имеющим правовое значение обстоятельствам, суд обоснованно пришел к выводу о том, что они являются последовательными и не противоречат другим доказательствам, а также к выводу об отсутствии у них причин для оговора подсудимых.

Доводы подсудимых о том, что указанные лица не могли видеть событий из-за особенностей расположения и конструктивных особенностей лестницы, судом были проверены и мотивированно отвергнуты.

Труп К. был обнаружен на площадке первого этажа со следами крови на голове и одежде. На межэтажной площадке были установлены множественные осколки стеклянной бутылки, на лестнице, ведущей с этой площадки на второй этаж, были обнаружены следы крови, на верхней ступеньке лестницы был обнаружен след каблучной части обуви. На площадке второго этажа были разбросаны стулья, половики.

При судебно-медицинском исследовании трупа К. были обнаружены различные повреждения в области головы, шеи, туловища, конечностей, которые возникли не менее чем от 25 приложений травмирующей силы, в области головы, - не менее чем от 14 воздействий, и от одного орудия обладающего режущими свойствами, повреждения на шее возникли не менее чем от двух воздействий травмирующей силы, повреждения на туловище, - не менее чем от двух воздействий травмирующей силы, на конечностях, не менее чем от 6 воздействий.

Установлено, что причиной смерти К. явилась закрытая тупая травма груди с множественными двухсторонними переломами ребер, переломом тела грудины, с разрывом нижней полой вены и правого желудочка сердца. Смерть потерпевшего наступила в течение нескольких минут, нескольких десятков минут после повреждения грудной клетки.

Установлено, что повреждения, послужившие непосредственной причиной смерти потерпевшего, перелом тела грудины с двухсторонними переломами 2 - 10 ребер слева и справа, разрывы нижней полой вены правого желудочка сердца, повреждения в области шеи, не могли образоваться в результате падения К. с лестницы или на лестнице на межпролетную площадку и или на площадку первого этажа.

Не признавая вину в преступлениях, Кирилов и Белоусов не выдвигали алиби, то есть не утверждали, что на момент событий они находились в другом месте, они оспаривали характер своего поведения в конфликте, мотивы, объем действий, совершенных в отношении К., а потому доводы жалобы осужденного Кирилова о недостаточной проверке их алиби нельзя признать обоснованными.

События, которые произошли с осужденными после совершения преступления: приобретение спиртного, обстоятельства их задержания и помещения в медвытрезвитель, их версия об обстоятельствах получения ими повреждений, судом исследованы также с достаточной полнотой и объективностью.

С учетом установленных обстоятельств выводы суда о том, что следы крови на одежде и обуви Кирилова, смывах с его рук, следы крови на одежде Белоусова, могли произойти от потерпевшего К. при совершении ими преступления, а также о том, что след обуви, отобразившийся на одной из ступенек лестницы, оставленный каблучной частью кроссовок Кирилова, образовались во время совершения преступления, являются правильными.

Таким образом, исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что оба подсудимых напали на потерпевшего с корыстной целью, целью завладения его денежными средствами, с этой целью наносили ему неоднократные удары по разным частям тела, и что смерть потерпевшего явилась результатом совместных согласованных действий обоих осужденных.

При таких обстоятельствах действия обоих осужденных правильно квалифицированы судом по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Оснований для переквалификации действий осужденного Белоусова на ст. 111 ч. 4 УК РФ, как об этом ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Наказание осужденным Кирилову и Белоусову назначено судом в соответствии с законом, соразмерно содеянному, с учетом данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела и роли каждого в преступлениях, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей.

Смягчающие обстоятельства: наличие малолетнего ребенка у Кирилова, раскаяние в содеянном Белоусова, их молодой возраст, отсутствие судимости, положительные данных об их личности, состояние здоровья обоих, а также условия их жизни и воспитания в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения, не имеется.

Для отбытия осужденным в соответствии с пунктом "в" части 1 ст. 58 УК РФ правильно назначена исправительная колония строгого режима.

Гражданский иск потерпевшей разрешен судом правильно.

По указанным мотивам судебная коллегия не находит оснований ни для отмены, ни для изменения приговора по доводам жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 11 мая 2010 года в отношении Кирилова К.В. и Белоусова А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Кирилова К.В., Белоусова А.А. и адвоката Шитовой Н.И. - без удовлетворения.

 

Судья Верховного Суда РФ

Г.Н.ИСТОМИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"