||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2010 г. N 86-о10-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.,

при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Худякова С.Ю. и адвоката Денисова Д.Ю. на приговор Владимирского областного суда от 6 мая 2010 года, по которому

Худяков С.Ю.

судимый 30 ноября 1999 года, с учетом последующих изменений, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. от 08.12.2003 г.), п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. от 08.12.2003 г.) к 9 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 14 ноября 2008 года по отбытии срока наказания,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок отбывания наказания исчислен с 11 сентября 2009 года.

Взысканы в пользу Ш. <...> рублей в счет компенсации морального вреда, а также процессуальные издержки в доход федерального бюджета Российской Федерации в размере <...> и <...> рублей.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Худякова С.Ю. и адвоката Богославцевой О.И. по доводам жалоб, мнение прокурора Кокориной Т.Ю. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Худяков С.Ю. осужден за покушение на убийство Ш. совершенное с особой жестокостью при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Худяков С.Ю. выражает категорическое несогласие с приговором в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными в ходе предварительного следствия. Был утерян протокол первого допроса, он подписал чистые бланки первого допроса. Не проводились очные ставки, следственный эксперимент проведен с нарушениями, понятыми были конвоиры и работники прокуратуры.

Свидетель Ш. в суде дал показания в его пользу, но суд не принял их во внимание. Прокурор с помощью наводящих вопросов получил показания в пользу потерпевшей Ш. С Ш. у него часто были конфликты, ее жалобы на него отклонялись.

Во время распития спиртного произошел очередной конфликт, она стала оскорблять его. Он взял бутылку с жидкостью, облил Ш. и машинально чиркнул зажигалкой. Все вспыхнуло на ней и на нем. Умысла убивать Ш. у него не было. Когда Ш. вывел их на улицу, он не заталкивал потерпевшую в дом, это подтверждается отсутствием следов борьбы на ее теле. Огонь пытались потушить сами, но не получилось.

С иском Ш. не согласен, он не подтвержден медицинскими документами.

Адвокат Денисов Д.Ю. в защиту интересов осужденного Худякова С.Ю. в кассационной жалобе просит переквалифицировать его действия на п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ. Признать в качестве смягчающих наказание обстоятельств аморальность поведения потерпевшей и активное способствование Худяковым раскрытию преступления. Назначить ему наказание по п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ с учетом этих смягчающих обстоятельств.

Не оспаривая, что действительно имело место причинение вреда здоровью Ш. осужденным Худяковым, полагает, что суд неверно квалифицировал его действия. Действиями осужденного Ш. причинен вред средней тяжести. За его причинение он и должен понести наказание.

Худякова оскорбило поведение Ш. это и повлекло произошедшее, но умысла на ее убийство у него не было. В момент поджога Ш. из-за алкогольного опьянения не в полной мере могла осознавать действия Худякова и оценить их опасность. Она, горящая, стояла в середине комнаты и кричала от боли, не пыталась в момент обливания и поджога каким-то образом сопротивляться, при этом ей никто не мешал попытаться потушить огонь или выбежать на улицу.

Несмотря на то, что на предварительном следствии Худяков признавался в убийстве, суду не стоило доверять этим показаниям, так как они не подтвердились в судебном заседании.

В ходе судебного заседания Худяков и Ш. дали правдивые показания о произошедших событиях, и признались, что никогда не читали свои показания в ходе предварительного расследования дела, доверялись работникам правоохранительных органов. Но суд не учел их объяснения.

Считает, что судом допущены нарушения требований ч. 1 ст. 278 УПК РФ при допросах потерпевшей Ш. и свидетеля Ш. В последнем судебном заседании Ш. допрашивалась в присутствии Ш. При этом приговор был вынесен, в частности, на основании показаний, данных Ш. после допроса Ш. в его присутствии. Просит исключить из приговора данные доказательства ввиду их незаконности.

Суд необоснованно не признал в качестве смягчающих наказание Худякова обстоятельств - аморальность поведения потерпевшей и активное способствование осужденным раскрытию преступления. На наличие этого смягчающего обстоятельства указывают "признательные" показания, данные в ходе предварительного расследования, а также содействие следствию в установлении всех фактических обстоятельств по делу.

Государственный обвинитель - прокурор Владимирской области Чеботарев В.М. в возражениях на кассационные жалобы осужденного Худякова С.Ю. и адвоката Денисова Д.Ю. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в совершении указанного преступления основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Признавая доказанной его вину в содеянном, суд обоснованно сослался в приговоре на показания самого Худякова С.Ю. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, показания потерпевшей Ш. свидетелей Ш., Я. и других, протоколы следственных действий, заключения экспертов.

Судебная коллегия не находит оснований соглашаться с доводами жалоб осужденного и его защитника о недоказанности вины Худякова С.Ю. в содеянном, неправильной квалификации его действий и чрезмерной суровости назначенного наказания.

Из материалов дела видно, что судебное следствие проведено полно и объективно. Судом исследованы все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для его разрешения, дана правильная юридическая оценка действиям Худякова, в полной мере учтены обстоятельства, влияющие на размер наказания.

На предварительном следствии Худяков признавал свою вину в покушении на убийство Ш. с особой жестокостью. В суде оглашены его показания, данные на предварительном следствии: протоколы допроса в качестве подозреваемого (т. 1, л.д. 98 - 102), в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 115 - 119), дополнительных допросов в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 124 - 127, л.д. 136 - 138).

Худякову были известны и понятны предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, его право на защиту, положения ст. 51 Конституции РФ. Он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от них.

Все допросы Худякова производились в присутствии его защитников. Протоколы допросов оформлены с соблюдением требований ст. ст. 166, 173, 174, 189 УПК РФ и обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами. Худяков в суде подтвердил, что протоколы были им подписаны, знакомиться с их содержанием ему не препятствовали, каких-либо замечаний и дополнений к текстам протоколов у него на момент их оформления не имелось.

Ходатайств о признании протоколов его допросов недопустимыми доказательствами Худяков и его защитник в судебном заседании не заявляли.

Таким образом, каких-либо оснований полагать, что в протоколах допросов Худякова отражены не соответствующие действительности сведения, не усматривается.

Кроме показаний осужденного в основу приговора положена совокупность собранных в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании доказательств.

Из показаний потерпевшей Ш. видно, что в ночное время 11 сентября 2009 года она вместе со Ш. и Худяковым распивала спиртные напитки. Когда Ш. уснул, Худяков стал предлагать вступить с ним в половую связь. Опасаясь Худякова, по его требованию даже раздевалась. При этом сказала, что расскажет о его притязаниях своей матери. Это послужило причиной его агрессии по отношению к ней.

Худяков где-то в доме взял стеклянную бутылку с жидкостью и, подойдя к ней со словами, что сожжет ее и им не удастся посадить его в тюрьму, стал разбрызгивать на нее содержимое бутылки. Испугавшись за свою жизнь, она стала просить Худякова не делать этого, обещая никуда не обращаться. Однако Худяков продолжал выплескивать на нее и на пол содержимое бутылки, после чего поднес огонь, жидкость воспламенилась, и пламя охватило правую часть ее тела. Одежда на ней вспыхнула. От боли и испуга она стала громко кричать и бегать по комнате, пытаясь затушить огонь, но самостоятельно сделать этого не смогла.

Проснувшийся Ш. стащил с нее горящую одежду и вывел на лестницу, а сам вернулся, чтобы затушить огонь. Худяков схватил ее сзади за плечи и стал заталкивать в горящую комнату, она кричала: "Что ты делаешь?". Ш. стал помогать ей, на что Худяков заявил, что все равно сожжет ее. Тогда Ш. с силой оттолкнул его и смог вывести ее на улицу. Без вмешательства Ш. она с Худяковым не справилась бы. Самостоятельно покинуть комнату не могла, поскольку Худяков стоял в дверном проеме и загораживал выход, окон в этом помещении не было. Уйти из дома до конфликта не позволяла находившаяся у входа собака, которая могла ее покусать. Ш. довел ее до квартиры, где мать, увидев ожоги на теле, вызвала скорую помощь.

В результате преступных действий Худякова она получила ожоги от плеча до кисти правой руки, правой груди, правой ноги, опалила волосы на голове. Ей пришлось длительное время залечивать телесные повреждения, при причинении которых она испытывала особые мучения. Правая рука в локте в настоящее время не разгибается, на ней остались послеожоговые рубцы, обезображивающие внешний вид. Она вынуждена постоянно закрывать руку под одеждой. Уверена, что если бы не вмешательство Ш., она бы погибла, сгорев заживо.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Ш. обнаружены термические ожоги правой верхней конечности, правой половины грудной клетки, правой голени, общей площадью около 15% поверхности тела. Они причинили вред здоровью средней тяжести, могли возникнуть 11 сентября 2009 года при изложенных обстоятельствах (т. 1, л.д. 179 - 180).

Показания потерпевшей Ш. полностью согласуются с показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей Ш. и К.

Суд дал правовую оценку всем показаниям свидетеля Ш. и правильно положил в основу его показания на предварительном следствии, поскольку они согласуются с показаниями потерпевшей, осужденного и другими доказательствами по делу. Кроме того, сам Ш. пояснил, что давая показания в суде, он забыл часть событий, и подтвердил правильность описания потерпевшей Ш. действий Худякова.

Совокупность исследованных судом доказательств объективно подтвердила вину Худякова в покушении на убийство Ш. с особой жестокостью, по мотиву возникших к ней личных неприязненных отношений. При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал его действия. Выводы суда мотивированы надлежащим образом. Оснований для переквалификации действий осужденного на п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ судебная коллегия не находит.

Доводы жалоб о нарушении уголовно-процессуального закона не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 192 УПК РФ решение о необходимости проведения очной ставки принимается следователем по его усмотрению и принятие данного решения не является для него обязательным в случае, когда об этом ходатайствует сторона защиты.

Протокол следственного эксперимента от 22 сентября 2009 года оформлен с соблюдением требований ст. ст. 166 и 181 УПК РФ и признан судом допустимым доказательством. Следственное действие производилось в присутствии понятых С. и Г., защитника Худякова - адвоката Киви В.П. Замечаний и дополнений, указывающих на нарушение требований УПК РФ при производстве следственного эксперимента, Худяков и его защитник в протоколе не отразили. В судебном заседании Худяков и его защитник также не заявляли ходатайств о признании протокола следственного эксперимента недопустимым доказательством.

Допрос потерпевшей Ш. 23 апреля 2010 года производился в отсутствие свидетеля Ш. При допросе свидетеля Ш. 28 апреля 2010 года потерпевшая Ш. не присутствовала.

Судебная коллегия учитывает, что положения ч. 1 ст. 278 УПК РФ распространяются на свидетелей. Ш. же признана потерпевшей, что позволяло ей все время находиться в зале суда и выслушивать показания всех допрашиваемых по делу лиц. Запрета на возможность задавать дополнительные вопросы и уточнять обстоятельства происшедшего у ранее допрошенных участников процесса и в их присутствии уголовно-процессуальное законодательство не содержит.

При назначении наказания судом в полной мере учтены положения ст. ст. 60 - 63 УК РФ. Суд исходил из характера и степени общественной опасности содеянного, сведений, характеризующих личность Худякова. Учтены смягчающее наказание обстоятельство - раскаяние в содеянном, а также отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений. Данных об аморальности поведения потерпевшей и активном способствовании осужденным раскрытию преступления судом не установлено. Отсутствуют они и в материалах дела.

Назначенное Худякову наказание соответствует принципам справедливости и соразмерности совершенного им противоправного деяния.

Нахождение потерпевшей 11 сентября 2009 года в состоянии алкогольного опьянения не может рассматриваться в качестве обстоятельства, снижающего степень общественной опасности совершенных Худяковым противоправных действий. Ш. пояснила, что хотя она и пила спиртное 11 сентября 2009 года, но полностью воспринимала все происшедшие с ней события и понимала характер противоправных действий Худякова. Она раздевалась перед Худяковым не по своей инициативе, а по требованию осужденного, который склонял ее к вступлению в половую связь. Причиной, побудившей Худякова к совершению в отношении Ш. преступления, явилось ее упорство и нежелание пойти навстречу его требованиям.

Не может смягчать меру ответственности Худякова и факт нахождения Ш. на учете у нарколога.

Сумма компенсации потерпевшей Ш. морального вреда определена судом, исходя из понесенных потерпевшей физических и нравственных страданий, и является справедливой. Ш. длительное время находилась на лечении, на ее теле пожизненно остались послеожоговые рубцы. В результате полученных ожогов у потерпевшей значительно утратилась подвижность правой руки, что сказалось на ее трудоспособности.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 6 мая 2010 года в отношении Худякова С.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы его и адвоката Денисова Д.Ю. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"