||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2010 г. N 58-О10-40

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Фроловой Л.Г. и Ермолаевой Т.А.,

при секретаре Ереминой Ю.В. рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Марченкова Ю.А., кассационные жалобы осужденных Бердника А.А., Жиркова А.Н., Семчука В.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2010 года, которым

Бердник А.А., <...>

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ - сроком на 16 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - сроком на 3 года; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Жирков А.Н., <...> судимый 8 мая 2008 года приговором Центрального районного суда г. Хабаровска по ст. 161 ч. 1 УК РФ к двум годам лишения свободы, ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет; на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Семчук В.В., <...> судимый 5 декабря 2007 года приговором мирового судьи судебного участка N 53 Вяземского района Хабаровского края по ст. 231 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; постановлением мирового судьи судебного участка N 53 Вяземского района Хабаровского края от 26 ноября 2008 года ему продлен испытательный срок по приговору от 5 декабря 2007 года на 4 месяца и возложена дополнительная обязанность - не выезжать за пределы Вяземского района без уведомления уголовно-исполнительной инспекции,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет; на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре содержатся решения по предъявленному гражданскому иску, о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференцсвязи осужденных Бердника А.А., Жиркова А.Н., Семчука В.В., адвокатов: Акопян А.К. (защитника осужденного Семчука В.В.), Арутюновой И.В. (защитника осужденного Жиркова А.Н.), Бондаренко В.Х. (защитника осужденного Бердника А.А.), просивших об удовлетворении кассационных жалоб их подзащитных, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Курочкиной Л.А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Бердник А.А. осужден за убийство Д., а также за убийство К. совершенное группой лиц. Он же, осужден за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога и повлекшее причинение значительного ущерба Д.

Жирков А.Н. осужден за убийство Ш. а также за убийство К. совершенное группой лиц.

Семчук В.В. осужден за убийство К. совершенное группой лиц.

Судом установлено, что преступления совершены <...> 15 декабря 2008 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Жирков А.Н. просит приговор изменить и смягчить ему наказание, которое считает чрезмерно суровым. Полагает, что суд не учел все смягчающие наказание обстоятельства, в частности, его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, а также данные, отрицательно характеризующие личности потерпевших. Кроме того, он утверждает, что суд неправильно пришел к выводу об его умысле на убийство потерпевшего К. когда он (Жирков) вместе с Семчуком В.В. вносили потерпевшего в дом;

осужденный Семчук В.В. в кассационной жалобе просит о смягчении наказания, а в дополнении к ней - об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство. Излагая в жалобе свою версию случившегося, просит квалифицировать его действия в соответствии с содеянным и снизить наказание. Он утверждает, что его действия судом квалифицированы неправильно, а наказание назначено чрезмерно суровое. Осужденный считает, что его действия надлежит квалифицировать по ст. 111 ч. 4 УК РФ; заявляет, что предварительное следствие велось необъективно и с обвинительным уклоном, с нарушением принципа презумпции невиновности обвиняемого; приговор суда считает не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку в нем не получили оценки все рассмотренные в судебном заседании доказательства. Заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы считает необоснованным, поскольку экспертами не были учтены обстоятельства, которые могли послужить основанием для применения к нему мер медицинского характера; осужденный утверждает, что в силу имеющегося у него психического расстройства не мог в полной мере осознавать противоправный характер своих действий и руководить ими; кроме того, заявляет, что преступление совершил под психологическим воздействием Бердника А.А., который был в ярости, и приказал ему (Семчуку) нанести ножевые удары К. Осужденный утверждает, что не желал смерти К., когда заносил его в дом, а руководствовался лишь единственным намерением - спасти ему жизнь, поскольку он мог замерзнуть на морозе;

осужденный Бердник А.А. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, просит его отменить и дело направить на дополнительное расследование или на новое судебное разбирательство. По его мнению, приговор не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку в нем не получили оценки все рассмотренные в судебном заседании доказательства. Он утверждает, что показания Жиркова м Семчука, данные в суде и на предварительном следствии, являются недостоверными, поскольку они, меняя показания, умышленно вводили в заблуждение органы следствия и суд, оговаривая его (Бердника) в совершении преступлений. При этом осужденный Бердник А.А. в жалобе приводит содержание их показаний, акцентируя внимание на противоречиях, а также излагает свою версию инкриминируемых событий. Осужденный утверждает, что следователь обманул его, пообещав квалифицировать его действия по ст. 105 ч. 1 УК РФ в обмен на то, что он (Бердник) не будет менять своих показаний и без задержки ознакомится с материалами дела перед направлением его в суд. Следователь помогал Жиркову и Семчуку, стремясь облегчить их участь, и, наоборот, сделал все для того, чтобы представить его (Бердника) организатором преступлений. Заявляет, что в судебном заседании не смог дать объективные и полные показания, поскольку на него постоянно оказывалось давление со стороны Жиркова и Семчука. Осужденный также высказывает несогласие с решением суда в части взыскания с него денег по иску Д. считая эту сумму чрезмерно завышенной.

В кассационном представлении государственный обвинитель Марченков Ю.А. просит приговор в отношении Бердника А.А., Жиркова А.Н. и Семчука В.В. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению прокурора, назначенное Берднику А.А. наказание является чрезмерно мягким, а наказание Жиркова А.Н. - чрезмерно суровое. Как считает автор кассационного представления, суд в приговоре не привел мотивов, по которым осужденным Бердникову и Жиркову назначены равные по размеру наказания; при этом суд не учел более активную роль Бердника в совершении преступлений, а при назначении наказания Жиркову суд не учел полное признание им своей вины в убийствах Ш. и К., его активного способствования раскрытию преступлений и изобличению других соучастников преступления.

На кассационное представление поданы возражения осужденного Бердника А.А., а на кассационные жалобы осужденных поданы возражения потерпевшей Д.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб и кассационного представления.

Вывод суда о виновности Бердника А.А., Жиркова А.Н. и Семчука В.В. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В частности, вина Бердника А.А., Жиркова А.Н. и Семчука В.В. подтверждается собственными показаниями, данными на предварительном следствии, где они рассказывали об обстоятельствах совершенных ими преступлений и обстоятельствах убийства потерпевших К. Д. и Ш.

Их показания, данные на предварительном следствии и признанные достоверными, обоснованно приняты во внимание судом при вынесении приговора, поскольку они подтверждены другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Из протоколов проверок показаний Бердника А.А. и Семчука В.В. на месте преступления проведенных с участием понятых и защитников, следует, что каждый из них на месте преступления воспроизвел обстановку, в условиях которой ими и Жирковым А.Н. было совершено убийство потерпевших, а Бердником А.А., кроме того, подожжен дом, в котором находились трупы потерпевших. Они также на месте сообщили об иных обстоятельствах совместно совершенного преступления.

Их показания согласуются с протоколами осмотров места происшествия (сгоревшего дома, в котором были обнаружены трупы потерпевших К. Д. и Ш. а также ножи).

Из протоколов предъявления предметов для опознания следует, что обвиняемый Бердник А.А. опознал кухонный нож, изъятый с места происшествия, которым он наносил удары по телу Д., а обвиняемый Жирков А.Н. опознал обнаруженный на месте происшествия нож, которым он наносил удары по телу К. и Ш.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевших Д. и Ш. наступила от обильной кровопотери в результате нанесенных каждому из них множественных колото-резаных ранений. Эти ранения, проникающие в плевральную полость, и ранения внутренних органов у каждого из них обнаружены в области грудной клетки. Каждое из проникающих ранений могло образоваться от воздействия орудия или оружия, обладающего колюще-режущими свойствами, каким мог быть и клинок ножа. Смерть К. наступила в результате острого отравления окисью углерода. На трупе К. обнаружены также колото-резаные повреждения передней стенки грудной клетки, проникающие в плевральную полость, с ранениями плевры, левого легкого. Каждое из проникающих ранений могло образоваться от воздействия орудия или оружия, обладающего колюще-режущими свойствами, каким мог быть и клинок ножа.

Из заключения пожарно-технической экспертизы следует, что очаг возникновения пожара в жилом доме, где были обнаружены трупы потерпевших, находился в помещении спальни. Наиболее вероятной причиной пожара явилось искусственное инициирование горения предметов одежды и бытового мусора, находившихся в спальне жилого дома. Источником зажигания могло быть воздействие открытого огня (пламя спички, зажигалки).

Согласно заключению эксперта на одежде Жиркова и Бердника обнаружены пятна крови, происхождение которой от потерпевших Д. и Ш. не исключается.

В судебном заседании Жирков, рассказывая об обстоятельствах убийства потерпевших, не отрицал, что нанес удары ножом Ш. и К., а также вместе с Семчуком затащил К. в дом, в котором после поджога было очень дымно и трудно дышать.

Подсудимый Бердник в судебном заседании также пояснял, что нанес удары ножом по телу Д. и не отрицал, что поджег постельные принадлежности на диване, на котором лежали трое потерпевших. При этом он пояснял, что в доме было много дыма. Покинув вместе с Жирковым и Семчуком дом, в котором находились трупы потерпевших, они вскоре решили вернуться к дому Д., где возле крыльца увидели лежавшего на земле еще живого К. Семчук и Жирков занесли К. в дом, из дверей которого валил дым.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в инкриминированных им преступлениях.

Содержащиеся в жалобе осужденного Бердника А.А. доводы о противоречиях в показаниях Жиркова и Семчука, которые, якобы, в ходе предварительного следствия и в суде, давили на него и пытались переложить на него большую часть ответственности, а также доводы Бердника о заинтересованности следователя в исходе дела и о нарушении следователем его (Бердника) прав - несостоятельны.

Как пояснили в судебном заседании подсудимые Жирков А.Н. и Семчук В.В., показания в ходе предварительного следствия они давали добровольно, в присутствии защитников, ни у кого из них в ходе предварительного и судебного следствия не было и нет оснований оговаривать Бердника А.А.

Из протокола судебного заседания и приговора видно, что суд тщательно проверил показания Бердника, Жиркова и Семчука, данные при производстве предварительного следствия и в суде, выяснил причины изменений показаний, и правильно оценил их в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

Как установлено судом, Жирков А.Н. и Семчук В.В. в ходе всего предварительного следствия давали в целом последовательные показания, никогда не поясняли о том, что оговорили Бердника А.А., в том числе по такому основанию, которое указал в судебном заседании подсудимый Бердник А.А. При этом и сам Бердник А.А. на протяжении всего предварительного следствия также никогда не пояснял о самооговоре или о том, что Жирков А.А., Семчук В.В. оговорили его.

Из протокола явки с повинной, протоколов допроса в качестве подозреваемого, обвиняемого следует, что Бердник А.А. давал показания, в которых уличал как себя самого, так и Жиркова А.Н. и Семчука В.В. в совершении преступлений. При этом он не заявлял о даче показаний в ходе предварительного следствия под воздействием примененных к нему незаконных методов ведения следствия.

Из показаний Бердника А.А. в суде также не следует, что ему кем-либо были сообщены в деталях обстоятельства убийства потерпевших и обстоятельства поджога дома Д.

У суда не имелось оснований для вывода о получении Бердником А.А. от работников милиции и прокуратуры информации о деталях совершения убийства Д., Ш. и К. поджога дома, поскольку эти обстоятельства могли быть известны лишь лицам, находившимся на месте преступления.

В судебном заседании Бердник А.А. не отрицал, что следователь в ходе предварительного следствия допрашивал его в присутствии защитника; показания он давал добровольно и такие, какие считал нужными для себя.

Судом не установлено оснований оговора Бердника А.А. со стороны Жиркова А.Н. и Семчука В.В.

Данных, свидетельствующих о том, что следователь являлся лицом, заинтересованным в исходе дела, а также о том, что он обманул Бердника А.А. относительно предъявленного ему обвинения, о чем последний утверждает в кассационной жалобе, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам жалобы Жиркова и Семчука, вывод суда о том, что они по указанию Бердника внесли потерпевшего К. в горящий дом с целью причинения ему смерти, является обоснованным.

Утверждение Семчука В.В. о том, что он с Жирковым А.Н. занесли К. в дом Д. не с целью убийства, а для того, чтобы К. не замерз на улице, суд обоснованно признал надуманным, поскольку оно опровергается исследованными в суде доказательствами: заключением судебно-медицинского эксперта о том, что непосредственной причиной смерти К. явилось острое отравление окисью углерода; собственными показаниями Семчука В.В., данными в суде, из которых следует, что он с Жирковым А.Н. занесли еще живого К. в дом, из которого валил дым, оставили К. недалеко от входа в спальню, так как из-за дыма было трудно дышать; его (Семчука) инстинкт самосохранения не позволил ему оставаться в доме; показаниями Жиркова А.Н., данными как в ходе предварительного, так и судебного следствия о том, что он с Семчуком В.В. затащили К. в дом, оставив его на полу недалеко от входной двери, так как в доме было очень дымно; показаниями Бердника А.А. в суде о том, что он видел как Семчук В.В. с Жирковым А.Н. занесли К. в дом, из которого шел дым, и закрыли входную дверь.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о направленности умысла подсудимых на убийство К. поскольку они осознавали, что, будучи раненым и находясь в задымленном доме, при закрытой входной двери, К. не сможет выбраться на улицу и непременно погибнет.

Доказательства, приведенные в приговоре в обоснование вины осужденных, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Утверждение осужденного Семчука В.В. о том, что преступление он совершил под психологическим воздействием Бердника А.А. - неосновательно, поскольку обстоятельств, свидетельствующих о том, что данное преступление (убийство потерпевшего К.) он совершил в результате физического или психического принуждения со стороны Бердника А.А. судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Неосновательны также доводы жалобы Семчука В.В. и о том, что в силу имеющегося у него психического расстройства он, якобы, не мог в полной мере осознавать противоправный характер своих действий и руководить ими в момент совершения преступления.

Как следует из имеющегося в деле заключения комиссионной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Семчука В.В., он каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает таковыми в настоящее время. В период времени, относящийся к инкриминируемым Семчуку В.В. деяниям, у него не было какого-либо временного расстройства психической деятельности, его действия носили целенаправленный характер, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время по своему психическому состоянию Семчук В.В. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. В применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается. В момент совершения инкриминированных событий в состоянии физиологического аффекта либо в ином другом значимом эмоциональном состоянии он не находился.

Данное заключение экспертов обоснованно принято во внимание судом, поскольку получено с соблюдением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что экспертиза в отношении Семчука В.В. проведена неполно, или же о том, что экспертами были оставлены без внимания обстоятельства, которые могли послужить основанием для применения к нему мер медицинского характера, из материалов дела не усматривается.

Предварительное и судебное следствие по делу проведено полно, всесторонне и объективно.

Приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

Каких-либо противоречий в доказательствах, на которые сослался суд в приговоре, или наличие доказательств, которые бы исследовались в судебном заседании, но не получили оценки в приговоре, из материалов дела не усматривается.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции.

Деяния осужденных Бердника А.А., Жиркова А.Н., Семчука В.В. судом юридически квалифицированы правильно.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных Бердника А.А., Жиркова А.Н., Семчука В.В., а также доводам кассационного представления государственного обвинителя Марченкова Ю.А., наказание каждому из них назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, смягчающих обстоятельств, указанных в приговоре, и является справедливым.

При этом судом первой инстанции учтены все смягчающие наказание Бердника А.А., Жиркова А.Н. и Семчука В.В. обстоятельства, роль каждого из них в совершении преступлений, их поведение в ходе предварительного следствия и в суде; оснований ставить под сомнение справедливость назначенного им наказания судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевшей Д. судом разрешен правильно и в соответствии с требованиями закона; решение суда в этой части является законным, обоснованным и мотивированным.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 24 февраля 2010 года в отношении Бердника А.А. Жиркова А.Н. и Семчука В.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"