||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 июля 2010 г. N 84-О10-31сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Лутова В.Н.

судей: Похил А.И., Шмаленюка СИ.

при секретаре: Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Брусина А.М. и кассационную жалобу потерпевшего К. на приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 4 мая 2010 года, по которому

Ярцева Г.В.

по предъявленному ей обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 297 УК РФ, ч. 2 ст. 297 УК РФ, оправдана на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в связи с отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Шмаленюка С.И., мнение прокурора Митюшова В.П., поддержавшего доводы кассационного представления, объяснение оправданной Ярцевой Г.В. и адвоката Мыльникова Е.Н., просивших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного следствия Ярцева Г.В. обвинялась в том, что 9 июля 2008 года в период времени с 14 часов 30 минут до 15 часов 25 минут, находясь в зале судебного заседания <...>, в ходе рассмотрения в открытом судебном заседании гражданского дела <...> в составе председательствующего судьи А., при участии секретаря судебного заседания А., истца - Ш. представителей истца - С., Л. представителей ответчика - С. и К. являясь представителем истца по иску Ш. к <...> об устранении вредных выбросов предприятия и взыскании компенсации морального вреда, действуя из неприязненных отношений к представителю ответчика К., являвшемуся участником судебного разбирательства, умышленно, в ответ на ходатайство К. к председательствующему судье А. сделать замечание Ярцевой Г.В., с целью нарушения установленного гражданско-процессуальным законодательством РФ порядка осуществления правосудия, а также с целью унижения чести и достоинства, Ярцева Г.В. совершила действия, направленные на нарушение нормальной деятельности органов правосудия и дискредитации их авторитета, публично, в неприличной форме, устно оскорбила представителя ответчика, организации <...>, К., произнесла в его адрес в присутствии участников судебного разбирательства фразу: <...>, унизив его честь и достоинство, чем проявила неуважение к суду.

Также Ярцева Г.В. обвинялась в том, что 6 февраля 2009 года в период времени с 9 часов 30 минут до 10 часов 25 минут, находясь в зале судебного заседания, в ходе рассмотрения в открытом судебном заседании гражданского дела <...> в составе председательствующего судьи А. при участии секретаря судебного заседания М. истца - Ш. представителя истца - С. представителя ответчика - <...> - С., судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов отдела судебных приставов по Новгородскому району УФССП по Новгородской области Л., являясь представителем истца по иску Ш. к <...> об устранении вредных выбросов предприятия и взыскании компенсации морального вреда, действуя из неприязненных отношений к председательствующему судье А., обусловленных профессиональной деятельностью последней по рассмотрению гражданского дела, а именно - принятием процессуальных решений об отказе в удовлетворении заявленных Ярцевой Г.В. ходатайств, умышленно, с целью нарушения установленного гражданско-процессуальным законодательством РФ порядка осуществления правосудия, унижения чести и достоинства, создания негативного отношения к деятельности судьи по отправлению правосудия, Ярцева Г.В. совершила действия, направленные на нарушение нормальной деятельности органов правосудия и дискредитацию их авторитета, публично, в неприличной форме, устно оскорбила председательствующего судью А., участвовавшей в отправлении правосудия, произнесла следующие фразы: <...>, унизив ее профессиональную честь и достоинство судьи, чем проявила неуважение к суду.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей не установлены события преступлений, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель Брусин А.М. выражает несогласие с данным приговором, поскольку судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения. Подсудимая Ярцева Г.В., а также ее защитник Мыльников Е.Н. в ходе судебного заседания неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, поднимали вопросы процессуального характера. Адвокат постоянно касался существа гражданского дела по иску Ш. к <...>, говорил, что Ярцева Г.В. является независимым журналистом и при рассмотрении гражданского дела выполняла свой гражданский и журналистский долг.

Защитник заявил о фальсификации доказательств, в частности протокола судебного заседания, в котором отражены недостоверные сведения о ходе рассмотрения гражданского дела, хотя данный протокол оглашался стороной обвинения и не был признан недопустимым доказательством. Адвокат в присутствии присяжных заседателей выяснял процессуальные вопросы, касающиеся ведения протокола судебного заседания, его последующего изготовления, т.е. вопросы допустимости данного доказательства, обращал внимание присяжных заседателей на то, что первоначальные записи секретарей судебного заседания уничтожены, т.е. формировал у присяжных заседателей предвзятое отношение к письменным доказательствам стороны обвинения.

Председательствующий судья в связи с нарушением закона делал замечания защитнику, однако не во всех случаях разъяснял присяжным заседателям, что данная информация не должна учитываться при принятии решения по делу.

При допросе свидетеля Л. (судебного пристава) Ярцева Г.В. в присутствии присяжных заседателей довела до их сведения, что между ними сложились неприязненные отношения, поскольку по ее жалобе Л. получил взыскание.

Разъяснений председательствующим судьей присяжным заседателям сделано не было. В напутственном слове указанные обстоятельства также не нашли своего отражения.

При допросе потерпевшей А. Ярцева Г.В. неоднократно спрашивала, решался ли вопрос о возбуждении в отношении А. уголовного дела, чем вызвала предубеждение присяжных заседателей к личности потерпевшей.

Ярцева Г.В. неоднократно плакала в судебном заседании, допускала в присутствии присяжных заседателей различные эмоциональные высказывания тем самым психологически воздействовала на присяжных заседателей.

Несмотря на то, что на протяжении всего судебного процесса сторона защиты оказывала психологическое воздействие на присяжных заседателей, в напутственном слове председательствующий обратил внимание не на все сведения, которые они не должны учитывать при вынесении вердикта, не разъяснил присяжным заседателям требования закона в этой части.

Суд необоснованно отклонил в подготовительной части судебного заседания ходатайство стороны обвинения о приобщении к материалам дела фотографий, сделанных на основе видеозаписи из зала судебного заседания, чем было ограничено право стороны защиты на представление доказательств.

Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе потерпевший К. выражает несогласие с приговором суда, поскольку судом нарушены нормы уголовно-процессуального закона, был оставлен без внимания тенденциозный состав коллегии присяжных заседателей.

Красной нитью через все судебное заседание прошла идеологическая уловка защиты, будто Ярцеву Г.В. судят за ее борьбу с экологическими нарушениями, вредными выбросами предприятия.

Защитник Ярцевой Г.В., нарушая нормы УПК РФ, сообщал присяжным плотный поток ложной информации, а председательствующий судья не успевал ее пресекать и сообщать присяжным о необходимости не учитывать такую информацию при вынесении вердикта.

В зале судебного заседания находились граждане, допускавшие своими выкриками воздействие на присяжных.

В присутствии присяжных заседателей адвокат Мыльников поставил под сомнение подлинность протокола судебного заседания.

В прениях также неоднократно нарушалась ч. 2, 3 ст. 336 УПК РФ, поскольку затрагивались данные о личности подсудимой и потерпевших, имели место ссылки на данные и доказательства, не исследованные в судебном заседании. Неоднократно упоминалось, что подсудимая - мать двоих детей, которые героически служат, возможно, даже в горячих точках. Якобы потерпевший оскорблял Ярцеву в процессе судебного разбирательства, якобы потерпевшая была назначена судьей с самого рождения, якобы кто-то затрагивал сыновей подсудимой, а ее газета - надоела всей судебной системе.

Также были нарушены присяжными ст. 343 - 345 УПК РФ, поскольку результаты голосования после выхода из совещательной комнаты в 17.45 были неопределенными и вердикт нуждался в уточнении.

Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу адвокат Мыльников Е.Н. считает приговор суда законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, а также возражений на них, судебная коллегия полагает, что оправдательный приговор в отношении Ярцевой Г.В. подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Согласно ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, определенными ст. 334 УПК РФ. К таким полномочиям относятся вопросы, связанные с доказыванием самого деяния, совершения этого деяния подсудимым и его виновности в совершении этого деяния. Все остальные вопросы, касающиеся права (процессуального и материального), являются исключительной компетенцией председательствующего судьи. Запрещается всякое воздействие на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение, отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.

По данному уголовному делу, как обоснованно указано в кассационном представлении и кассационной жалобе потерпевшего К., нарушена процедура судебного разбирательства.

Подсудимая Ярцева Г.В., а также ее защитник Мыльников Е.Н. неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, поднимали вопросы процессуального характера.

Сторона защиты на протяжении всего судебного разбирательства по делу в присутствии присяжных заседателей ставила под сомнение доказательства стороны обвинения, признанные допустимыми, в том числе протоколы судебных заседаний по гражданскому делу.

Так, при допросе потерпевшего К. адвокат Мыльников Е.Н. в присутствии присяжных заседателей выяснял процессуальные вопросы, касающиеся ведения протокола судебного заседания, его последующего изготовления, т.е. вопросы допустимости данного доказательства, хотя протокол судебного заседания был признан допустимым доказательством и исследовался в судебном заседании. После того, как председательствующий судья сделал замечание адвокату, последний, не принимая во внимание указанное замечание заявил, что все равно будет задавать вопросы о процедуре составления протокола и свою позицию донесет до присяжных заседателей (т. 5 л.д. 141 - 142), и продолжил задавать те же вопросы потерпевшему К. "Вы знакомились с протоколом судебного заседания этого дня, о котором Вы говорите? А, может быть, Вы уже знали, что такой протокол будет и там эти фразы будут внесены?" (т. 5 л.д. 156). Замечаний со стороны председательствующего не поступило.

Процессуальные вопросы, касающиеся сроков изготовления протокола судебного заседания, его проверки и подписания задавались им и свидетелям М. (т. 5 л.д. 206 - 207), А. (т. 5 л.д. 154, 155, 157), что, несомненно, отрицательно повлияло на оценку присяжными заседателями этих доказательств. При этом защитник обращал внимание присяжных на то, что первоначальные записи секретарей судебного заседания уничтожены, а вместо этого был написан, напечатан другой протокол; выступая в прениях, заявил, что "сторона обвинения сама продуцирует свои доказательства", формируя тем самым у присяжных заседателей предвзятое отношение к письменным доказательствам стороны обвинения, которые не признавались судом недопустимыми. Однако председательствующий не останавливал адвоката, не делал ему замечаний и не разъяснял присяжным заседателям, что данная информация не должна учитываться при принятии решения по делу.

Подсудимая Ярцева Г.В., а также ее защитник Мыльников Е.Н. неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции.

Так, во вступительном заявлении, защитник подчеркнул, что информация о существе гражданского дела очень важна, поскольку в противном случае Ярцева Г.В. не участвовала бы в этом процессе (т. 5 л.д. 132), указал, что <...> травит людей; что Ярцева Г.В. является независимым журналистом и при рассмотрении дела исполняла свой гражданский и журналистский долг, что на нее оказывалось сильное давление (т. 5 л.д. 132).

Председательствующий судья в связи с нарушением закона хотя и делал замечания защитнику, однако не во всех случаях разъяснял присяжным заседателям, что данная информация не должна учитываться при принятии решения по делу (т. 5 л.д. 132 - 133).

В последующем, в нарушение ч. 7 ст. 335 УПК РФ при исследовании доказательств, представляемых как стороной обвинения, так и стороной защиты подсудимая, ее защитник Мыльников Е.Н. систематически доводили до сведения присяжных заседателей факты, не относящиеся к существу предъявленного обвинения.

Так, при допросе потерпевшего К. адвокат Мыльников Е.Н. выяснял вопросы, касающиеся иска К. к Ярцевой Г.В. о возмещении морального вреда, его размера: "Сумму мы не будем оглашать, она действительно неприличная. Потерпевший не хочет говорить, какую сумму он хочет с Г.В. в этом процессе". На замечания председательствующего судьи не отреагировал (т. 5 л.д. 144).

При допросе свидетеля Л. (судебного пристава) Ярцева Г.В. в присутствии присяжных заседателей заявила о том, что между ними сложились неприязненные отношения, поскольку по ее жалобе Л. получил взыскание, хотя Л. данный факт отрицал, тем самым поставила под сомнение показания одного из основных свидетелей обвинения (т. 5 л.д. 189).

В последующем, при допросе свидетеля обвинения М. (секретаря судебного заседания), Ярцева Г.В. в присутствии присяжных заседателей заявила: "В общем, Л. нельзя было выпускать, они уже успели переговорить" (т. 5 л.д. 202).

Замечаний Ярцевой Г.В. по указанным обстоятельствам председательствующим судьей не делалось, и разъяснений присяжным заседателям в перечисленных случаях о том, чтобы они не принимали к сведению данную информацию, сделано не было. В напутственном слове указанные обстоятельства также не нашли своего отражения.

Подсудимая Ярцева Г.В., давая показания в суде, в присутствии присяжных заседателей допускала такие высказывания в адрес потерпевшего, как: "Об меня вытерли ноги, меня же и судят", "Вы тут не первые бегаете с уголовным делом" и другие. В ходе допросов потерпевших и свидетелей подсудимая Ярцева Г.В. комментировала их показания, говоря о том, что "они все врут, и она не может этого слышать" (т. 5 л.д. 137), что свидетели "помнят только то, что выгодно стороне обвинения, а что невыгодно - забыли" (т. 5 л.д. 152). Эти высказывания Ярцевой Г.В. председательствующим прерваны не были, замечаний ей сделано не было, и не обращено внимание присяжных заседателей на то, что эти высказывания не следует принимать во внимание при принятии решения по делу.

Кроме того, в соответствии с ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются в судебном заседании с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Не подлежат исследованию в судебном заседании с участием присяжных заседателей и данные о личности потерпевшего, поскольку в силу ст. ст. 334, 335 ч. 7 УПК РФ эти данные не входят в круг обстоятельств, подлежащих установлению присяжными заседателями.

Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания, Ярцева Г.В., защитник Мыльников Е.Н., свидетели защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей сообщали данные о Ярцевой Г.В., которые не могут являться предметом судебного исследования в суде с участием присяжных заседателей, в том числе приводили данные о том, что Ярцева является редактором газеты <...>, независимым журналистом, правозащитником, доводили сведения о личности самой подсудимой, у которой два сына, "один из которых в армии, а другой почти на войне" (т. 5 л.д. 132, т. 6 л.д. 22, 71).

Подсудимая Ярцева Г.В. в отношении потерпевшего К. заявила, что он при рассмотрении гражданского дела всеми способами "отрабатывал гонорар", интересы его и суда совпали, в то время как она, являясь правозащитником, безвозмездно защищала интересы потерпевшего Ш., который никогда не был в судах и не знал, что делать (т. 6 л.д. 70).

При допросе потерпевшей А. Ярцева Г.В. спрашивала, решался ли вопрос о возбуждении в отношении А. уголовного дела. Несмотря на то, что председательствующий сделала ей замечание, этот вопрос подсудимая повторила несколько раз (т. 5 л.д. 72).

Ярцева Г.В. и свидетели защиты, давая показания в присутствии присяжных заседателей, давали обобщенные отрицательные данные о личности потерпевших, описывали участие потерпевших в событиях, не связанных с предъявленным обвинением. До сведения присяжных неоднократно доводились не относящиеся к существу рассматриваемого дела суждения о низком профессиональном уровне потерпевшей А., ее неумении вести судебное заседание, необъективности при рассмотрении дела, предвзятости при разрешении ходатайств и отводов.

Выступая в прениях, она высказалась в адрес потерпевшего К. следующим образом: "А его когда судить будут?" (т. 6, л.д. 185). Комментируя ход судебного разбирательства, Ярцева Г.В. в присутствии присяжных заседателей выкрикивала фразы "Я живой не сдамся!", "Я привыкла сопротивляться до последнего!". В ходе допроса потерпевшей А. подсудимая отказывалась подчиниться указаниям председательствующего, заявила: "А. ни на один вопрос нормально не ответила, ...я ухожу и больше не приду" (т. 5, л.д. 223).

Несмотря на то, что председательствующий делал замечания защитнику и подсудимой, Ярцева Г.В. и адвокат Мыльников Е.Н. на них не реагировали и продолжали внушать присяжным заседателям информацию, свидетельствующую, по их мнению, о фальсификации уголовного дела.

Таким образом, сторона защиты вопреки замечаниям председательствующего выясняла у потерпевших и свидетелей вопросы, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей; высказывала свое мнение, неоснованное на материалах дела, о "фальсификации" уголовного дела; приводила высказывания о том, что <...> травит людей; что Ярцева Г.В. является независимым журналистом и при рассмотрении дела исполняла свой гражданский и журналистский долг, что на нее оказывалось сильное давление, и другие вышеперечисленные высказывания, тем самым оказывая воздействие на присяжных заседателей.

Председательствующий же не во всех случаях прерывал такие высказывания, не делал замечания и не разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали эти сведения во внимание, и не учитывали их при принятии решения по делу.

Высказанные стороной защиты данные повлияли на принятие присяжными заседателями решения, и в соответствии со ст. 385 УПК РФ являются основанием к отмене приговора.

Что же касается доводов кассационной жалобы потерпевшего К. о тенденциозности коллегии присяжных заседателей, то с ними согласиться нельзя, поскольку формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. После формирования коллегии присяжных заседателей ни сторона обвинения, в том числе и потерпевший К., ни сторона защиты не делали заявлений о ее тенденциозности.

Нельзя согласиться и с доводами кассационного представления о том, что сторона обвинения была ограничена в предоставлении доказательств, так как в ходе судебного следствия к материалам уголовного дела были приобщены фотографии зала судебного заседания, которые предъявлялись присяжным заседателям.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379 и 388 УПК РФ,

 

определила:

 

Приговор Новгородского областного суда от 4 мая 2010 г. с участием присяжных заседателей в отношении Ярцевой Г.В. отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"