||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2010 г. N 33-О-10-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.,

при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Брюхова В.В. на приговор Ленинградского областного суда от 30 декабря 2009 года, по которому

Веденеева Т.А. <...>, <...>

Константинов В.Ю. <...>, <...>

оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за непричастностью к его совершению.

Разъяснено право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, включающее в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения адвокатов Гладких Н.А. и Канцеровой М.С. по доводам кассационного представления, выступление прокурора Погореловой В.Ю., поддержавшей кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного следствия Константинову В.Ю. и Веденеевой Т.А. предъявлено обвинение в убийстве Д., совершенном группой лиц, с особой жестокостью, при следующих обстоятельствах.

В период с 00 до 02 часов 26 июля 2008 года Константинов, находясь в доме <...> будучи в состоянии алкогольного опьянения, во время распития спиртных напитков, в ходе ссоры между ним и находившейся в доме Веденеевой с одной стороны, и Д. с другой, с целью причинения смерти умышленно нанес Д. не менее 50 ударов штык-ножом в жизненно важные органы: голову, шею, грудную клетку, живот, а также по рукам, осознавая, что причиняет потерпевшему особые страдания. Затем Веденеева по предложению Константинова, взяв у него штык-нож, нанесла им и другим неустановленным колюще-режущим предметом не менее 42 ударов в жизненно важные органы - затылочную часть головы, спины, а также по ягодичной области и ногам Д. сознавая, что причиняет потерпевшему особые страдания. В результате совместных действий Константинова и Веденеевой Д. были причинены множественные колото-резаные, в том числе проникающие, ранения головы, шеи, тела и конечностей, от которых последовала его смерть на месте происшествия.

Суд оправдал их по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за непричастностью к его совершению.

В кассационном представлении государственного обвинителя Брюхова В.В. и дополнении к нему поставлен вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Указано, что виновность Константинова и Веденеевой в преступлении подтверждена исследованными судом первой инстанции доказательствами. Однако суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей Т., С., К. С., экспертов И., Ч.

Вывод суда о том, что в ходе предварительного следствия фактически не установлены конкретные обстоятельства убийства Д., вменение Константинову нанесения потерпевшему 50 ударов штык-ножом, а Веденеевой - 42 ударов штык-ножом и неустановленным предметом основано только на выводах судебно-медицинского эксперта о локализации телесных повреждений, без учета иных установленных обстоятельств, противоречит исследованным в судебном заседании доказательствам.

Вывод о том, что показания, данные Веденеевой на предварительном следствии, являются недостоверными, сделан без оценки показаний свидетеля С.

При оценке версии Константинова об отсутствии мотивации преступления не учтено, что причины конфликта назвали и подтвердили Веденеева, сам Константинов, свидетель С.

Адвокаты Гладких Н.А. и Канцерова М.С. в возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Брюхова В.В. просят оставить его без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационного представления, Судебная коллегия считает, что оно подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Принимая решение об оправдании Константинова и Веденеевой, суд в приговоре указал, что факт убийства потерпевшего Д. 26 июля 2008 г. в доме по месту его жительства подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

В приговоре отмечено, что государственный обвинитель в качестве доказательств вины Константинова и Веденеевой сослался на показания потерпевшей Д., свидетелей Р., Б., К., Т., П., С., К., К., С., Ф., Е., С. С. и других, показания подсудимой Веденеевой в ходе предварительного следствия, протоколы осмотра мест происшествия и проверки показаний на месте с участием Веденеевой и Константинова, заключения экспертов и другие доказательства. Государственный обвинитель полагал, что показания Веденеевой, изменившей свою позицию в ходе судебного разбирательства, равно как и показания Константинова, отрицавшего вообще свою причастность убийству, опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Далее в приговоре указано, что имеющаяся совокупность доказательств недостаточна для вынесения обвинительного приговора в отношении обоих подсудимых.

Однако при этом суд не принял во внимание и не дал оценки ряду обстоятельств дела, на что обоснованно обращено внимание в кассационном представлении.

Суд пришел к выводу о том, что показания, данные Веденеевой на предварительном следствии, в которых она неоднократно признавала вину и рассказывала о своих действиях и о действиях Константинова, являются недостоверными, поскольку не согласуются с другими доказательствами.

Между тем, как обоснованно указано в представлении, суд не учел следующие обстоятельства.

В судебном заседании Веденеева, заявив о своей непричастности к убийству Д., сообщила, что это преступление совершено другими лицами в присутствии ее знакомой С.

Оценив показания допрошенной в судебном заседании С. опровергавшие версию Веденеевой (т. 6, л.д. 174 - 177), суд констатировал, что они не могут повлиять на вывод о виновности Константинова и Веденеевой, поскольку относятся к иным обстоятельствам. При этом, однако, суд не указал, к каким именно иным обстоятельствам относятся ее показания, почему ее показания не должны были быть приняты во внимание при оценке достоверности показаний Веденеевой на предварительном следствии и в суде.

Кроме того, суд, сославшись на особенности личности Веденеевой, пришел к убеждению о том, что непринятие следствием надлежащих мер к установлению орудий преступления было скорректировано органами следствия путем допроса ее о втором орудии убийства и устранения противоречия в показаниях о положении тела Д. в момент его убийства. Суд признал, что наличие у Веденеевой указанных особенностей было использовано следствием в целях получения необходимых показаний.

Однако такой вывод следует признать основанным на предположениях, никакими конкретными данными он не подтвержден.

Суд не указал, почему следователь не имел права поставить перед Веденеевой новые вопросы после получения результатов экспертных исследований.

Суд не учел, что она допрашивалась с участием профессиональных адвокатов, в том числе на очной ставке с Константиновым, а также при проведении проверки ее показаний с участием эксперта Ч.

Признавая недостоверными показания Веденеевой о том, что после убийства Д. Константинов воткнул штык-нож в подоконник, суд не дал оценки результатам осмотра места происшествия, во время которого штык-нож обнаружен между левым краем оконной коробки и подоконником, "всунутым" нижним острым концом вниз (т. 1, л.д. 73).

Судом не дана оценка заключению биологической экспертизы об обнаружении на куртке Веденеевой, брюках и носках Константинова следов крови, которая могла произойти от Д. (т. 2, л.д. 184 - 210), заключениям медика-криминалиста о механизме образования указанных следов (т. 2, л.д. 143 - 172, 220 - 230).

Эксперт медик-криминалист подтвердила в судебном заседании выводы своих заключений, пояснив, что при экспертном исследовании носка Константинова на левой его части обнаружены следы брызг крови, которые хорошо сочетаются со следами брызг крови на брючине. Таким образом, сток крови по нижней части левой брючины Константинова продолжался на верхнюю часть носка (т. 6, л.д. 155).

Подвергавшийся медико-криминалистической экспертизе носок Константинова был изъят после его задержания в ходе личного обыска (т. 4, л.д. 3 - 7).

Принадлежность исследованных в судебном заседании брюк Константинову никем не оспаривалась. Согласно выводу эксперта И., Константинов в момент образования следов крови находился в указанных брюках, в вертикальном положении (т. 6, л.д. 155).

Согласно показаниям в суде свидетелей Т., С., К. (т. 6, л.д. 19, 47, 29), ранним утром 26.07.2008 г. они видели на футболке Константинова пятно крови. Т. пояснила, что пятно было размером около 15 сантиметров.

Судом не учтены пояснения эксперта Ч., что от ссадины в области живота Константинова длиной 4 сантиметра, на которую он сослался, объясняя происхождение пятна крови, могло образоваться только пропитывание в виде тонкой полоски или мельчайшей помарки (т. 6, л.д. 147 - 148).

Судебно-медицинский эксперт Ч. на вопрос стороны защиты пояснила, что широкая юбка Веденеевой длиной до пят после ударов, нанесенных Д. могла остаться без следов крови как вследствие препятствий для следообразования, так и из-за направления взмахов при извлечении орудия преступления (т. 6, л.д. 142).

Эксперт И., подтвердив вывод об обнаружении на куртке Веденеевой единичных помарок крови, которая могла произойти от потерпевшего, высказала мнение о вероятности образования этих следов в виде брызг.

Однако всем этим доказательствам суд также не дал оценки.

Вывод суда об оставлении органами предварительного следствия без внимания версии Константинова об отсутствии мотивации преступления сделан без анализа всех обстоятельств дела.

Согласно предъявленному обвинению, Константинов нанес Д. повреждения, приведшие к смерти, в ходе ссоры, которой предшествовало совместное распитие спиртных напитков, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникших неприязненных отношений. О причинах конфликта, связанного с совершенной ею кражей имущества Д., Веденеева давала на следствии подробные последовательные показания, поясняя, что непосредственно перед убийством Константинов вступился за нее, поскольку Д. угрожал ей.

Указанные причины конфликта подтвердили сам Константинов и свидетель С.

Каких-либо доказательств, подтверждающих наличие причин для оговора Константинова Веденеевой, сторонами представлено не было.

Таким образом, как обоснованно указано в кассационном представлении, судом не были приняты во внимание обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы о виновности или невиновности Константинова и Веденеевой.

При таких данных приговор нельзя признать соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона. Поэтому он подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 380 УПК РФ следует учесть обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 30 декабря 2009 года в отношении Веденеевой Т.А. и Константинова В.Ю. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии судебного следствия.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"