||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2010 г. N 44-010-18сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Свиридова Ю.А.

Судей Тонконоженко А.И. и Ситникова Ю.В.

При секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Постоногова В.Ф., Ложкина А.В., Дектярева Н.И., адвоката Овченкова А.А. на приговор Пермского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13 ноября 2009 года, которым

ПОСТОНОГОВ В.Ф., <...>

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, в, д, ж, к" УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

ДЕКТЯРЕВ Н.И., <...> ранее судимый: 11 ноября 2008 г. по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год,

осужден к лишению свободы: по п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года, а в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, на срок 14 лет.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 11 ноября 2008 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ЛОЖКИН А.В. <...> ранее судимый: 29 июня 2006 года по ч. 2 ст. 139, ст. 119 УК РФ к 3 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по п. "а, д, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ на 3 (три) года, а в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Приговором также постановлено взыскать с ПОСТОНОГОВА В.Ф., ДЕКТЯРЕВА Н.И. и ЛОЖКИНА А.В. солидарно в пользу потерпевшей Ч. <...> рублей в возмещение материального вреда, а также процессуальные издержки с Постоногова В.Ф. <...> рублей <...> коп., с Ложкина А.В. - <...> рублей <...> коп.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденных ЛОЖКИНА А.В., ПОСТОНОГОВА В.Ф., адвокатов Чиглинцевой Л.А., Поддубного С.В., Пригодина В.В., поддержавших жалобы, мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 11 ноября 2009 года Постоногов В.Ф. и Ложкин А.В. признаны виновными в том, что в ночь с 15 на 16 января 2009 года в доме по адресу: с. <...> совместно, по предварительному сговору, в ходе ссоры, из-за личной неприязни совершили убийство В.

По предложению Ложкина А., последний и Постаногов В. найденным в доме кухонным ножом, в присутствии сына В. нанесли поочередно несколько ударов по телу В. в тот момент, когда она спала, причинив потерпевшей 6 колото-резаных ранений с повреждением магистральных сосудов шеи.

После этого, здесь же Постоногов В. нанес удар ножом малолетнему В. в область шеи, причинив резаное ранение шеи с повреждением мягких тканей, сосудов шеи, щитовидного хряща, которые сопровождались массивной кровопотерей, от чего наступила смерть.

Затем Ложкин А., будучи не уверенным в наступлении смерти В. и <...>, для окончательного лишения их жизни и с целью сокрытия следов убийства В. дал указание Постоногову В. и Дектяреву Н. поджечь дом.

Здесь же, с целью доведения до конца совместного умысла на убийство потерпевших, Постоногов и Дектярев, с целью сокрытия следов убийства В., подожгли вырезки из газет и журналов на стене дома и шторы на окнах, в результате чего дом потерпевших с имуществом в нем на общую сумму <...> рублей сгорел, и наступила смерть В. от сочетанной травмы тела в виде колото-резаного ранения и термического ожога.

В кассационных жалобах:

осужденный Постоногов просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, снижении назначенное наказания. Просит об отмене постановления судьи от 15 января 2010 года для устранения несоответствий протокола судебного заседания и постановления от 13 октября 2009 года. По мнению осужденного назначенное наказание является чрезмерно суровым, суд не учел его явку с повинной, молодой возраст, первую судимость, а также положения п. "е" ч. 1 ст. 61 УК РФ, так как все его действия в отношении потерпевших были по принуждению осужденного Ложкина. В протоколе судебного заседания допущено неточности, а его замечания отклонены необоснованно. От явки с повинной от 16 января 2009 года он отказался, написав чистосердечное признание, его явка оглашалась в присутствии присяжных заседателей. Дектярев в суде дал ложные показания. Постановление от 13 октября 2009 года о взыскании в доход государства <...> рубля является незаконным, так как на тот момент он еще не был осужден;

осужденный Дектярев просит разобраться в деле, ссылаясь на то, что он не участвовал в поджоге.

осужденный Ложкин просит об отмене приговора, о назначении ему наказания, не связанного с пожизненным лишением свободы, просит учесть чистосердечное признание вины, наличие малолетнего сына. Указывает, что его вина в нанесении ножевых ранений В. не нашла своего подтверждения. Постоногов на предварительном следствии дал ложные показания, оклеветал его. Считает, что его действия следует квалифицировать по ст. ст. 33 ч. 5, ст. 105 УК РФ, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует исключить. По эпизоду убийства В. судом не учтено, что убийство было спровоцировано аморальным поведением самой потерпевшей. В убийстве <...> вину свою не признает, он лишь дал совет не оставлять свидетеля, при этом имел в виду только <...>, и не имея в виду <...>. Считает, что судом не были учтены записки Постоногова, показания свидетеля Н. о перчатках, на которых обнаружены его потно-жировые вещества, не определена принадлежность крови на его водолазке, не проведена амбулаторная психиатрическая экспертиза. При наличии смягчающих обстоятельств, указанных в п. п. "и, к" ст. 61 УК РФ суд назначил ему пожизненное лишение свободы. Его ходатайство о рассмотрении дела судьей единолично было необоснованно отклонено. В присутствии присяжных заседателей исследовались характеризующие его данные, что повлияло на вынесение предвзятого вердикта;

адвокат Овченков А.А. просит об отмене приговора в отношении Дектярева, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что вердикт присяжных постановлен на основе доказательств, вызывающих неустранимые противоречия. При изъятии одежды Дектярева объекты не упаковывались и не опечатывались, при этом понятые были заинтересованными лицами. Пожарно-техническая, судебно-медицинская в отношении В. экспертизы вызывают сомнения в объективности. Отсутствие копоти в дыхательных путях погибшей В. свидетельствует о посмертном попадании ее в очаг пожара и о невиновности Дектярева в причинении ей смерти. Доказательства рассматривались председательствующим с обвинительным уклоном. При формировании коллегии присяжных заседателей вызывает сомнения объективность и беспристрастность председательствующего, который не удовлетворил немотивированный отвод присяжному под N <...>, который и был избран старшиной. На 71% коллегия присяжных заседателей состояла из женщин. Доказательства присяжным заседателям представлялись в выгодном для обвинения свете. При формулировании вопросов председательствующий не включил в вопросный лист предложения стороны защиты. При произнесении напутственного слова председательствующий приводил примеры, которые создали предубеждение присяжных заседателей в виновности Дектярева. Потерпевшая Ч. принимала участие не во всех судебных заседаниях. Государственный обвинитель просил квалифицировать действия Дектярева по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а суд квалифицировал его действия еще и по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Ибрагимов Р.Ш. просит жалобы осужденных и адвоката оставить без удовлетворения, ссылаясь на то, что нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не было допущено, при формировании коллегии присяжных заседателей стороной защиты немотивированного отвода присяжному под N <...> не заявлялось, ходатайство о тенденциозности коллегии присяжных заседателей стороной защиты заявлено не было. Все доказательства были получены с соблюдением требований закона. Вопросный лист председательствующим сформулирован с учетом позиции сторон, Действия осужденных квалифицированы правильно, в том числе и по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, несмотря на необоснованное заявление государственного обвинителя об исключении этого пункта. Мера наказания всем осужденным назначена справедливая.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Постоногова, Ложкина и Дектярева в совершенных преступлениях основана на вердикте коллегии присяжных заседателей, постановленном с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 379 ч. 2 УПК РФ фактические обстоятельства уголовного дела, признанные доказанными коллегией присяжных заседателей, не могут быть обжалованы в кассационном порядке.

В этой связи доводы осужденных о недоказанности их вины являются несостоятельными.

Исходя из установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельств суд правильно квалифицировал действия Постоногова по п. п. "а, в, д, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти более двум лицам, в том числе лицу, заведомо находящемуся в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; действия Ложкина по п. п. "а, д, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как умышленное причинение смерти двум лицам, совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; действия Дектярева по п. п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Кроме того, действия Постоногова и Дектярева правильно квалифицированы по ст. 167 ч. 2 УК РФ, а Ложкина по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ.

Все представленные на разрешения присяжным заседателем доказательства были получены с соблюдением требований закона и являются допустимыми.

Как видно из материалов дела, в ходе судебного заседания тщательно исследовались все ходатайства, связанные признанием доказательств недопустимыми. Обстоятельства, связанные с допустимостью собранных по делу доказательств исследовались с участием сторон, по каждому доказательству судом принято обоснованное решение, основанное на требованиях закона. Все эти доказательства в суде были исследованы полно и всесторонне. При этом никаких ограничений прав сторон, в том числе и подсудимых, председательствующим не допущено.

Решения, принятые по этим вопросам соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Необоснованными являются доводы адвоката Овченкова о нарушениях закона при формировании коллегии присяжных заседателей. Стороной защиты немотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели под номером <...> не заявлялся. При разрешении мотивированных отводов стороны защиты, требования закона председательствующим не нарушались.

Ходатайств о тенденциозности коллегии присяжных заседателей стороной защиты заявлено не было. Заявленные стороной защиты в ходе судебного следствия ходатайства председательствующим разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Прилагаемые к протоколам осмотра фототаблицы были представлены на обозрение присяжным заседателям при отсутствии возражений со стороны защиты. Указанные фотографии являются наглядным отображением того, что непосредственно изложено в протоколах следственных действий, направленных на фиксацию обстановки на месте происшествия, поэтому вызвать предубеждения в виновности осужденных они не могут.

Вопросный лист был сформулирован председательствующим в соответствии с позицией сторон. Нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении вопросного листа и произнесении напутственного слова председательствующим не допущено.

В напутственном слове председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что закон запрещает председательствующему высказывать свое мнение по делу, и если присяжные в напутственном слове уловят даже намек на мнение председательствующего по делу, присяжные не должны воспринимать его.

Председательствующим стороны были обеспечены равными возможностями в состязательности, в реализации их прав и обязанностей.

Из протокола судебного заседания следует, что со стороны председательствующего судьи не проявлялись предвзятость или заинтересованность по делу и не ущемлялись права подсудимых и защиты. В ходе судебного разбирательства от сторон не поступало никаких замечаний по ведению председательствующим судебного процесса и его влиянию на объективность и беспристрастность присяжных заседателей.

В прениях при обсуждении последствий вердикта подсудимым не запрещалось затрагивать вопросы права.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, проведена в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, при этом стороны были обеспечены возможностью высказать свои замечания, внести предложения.

Содержание вопросов отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения, судьей были сформулированы и поставлены перед присяжными заседателями вопросы в понятных формулировках, не требующих юридической оценки.

Напутственное слово председательствующего согласуется с требованиями ст. 340 УПК РФ. Его содержание не могло сориентировать присяжных заседателей на вынесение необъективного вердикта.

Из содержания напутственного слова следует, что председательствующий изложил все исследованные доказательства, как представленные стороной обвинения, так и стороной защиты, при этом положение ч. 3 ст. 340 УПК РФ не предусматривает подробного изложения доказательств.

Правила оценки доказательств председательствующим разъяснены полно и в доступной форме. При этом председательствующий не выражал своего отношения к какому-либо конкретному доказательству.

В соответствии с ч. 4 ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что в случае вынесения обвинительного вердикта они могут признать подсудимого заслуживающим снисхождения и разъяснил, что в таком случае наказание назначается в определенных пределах.

От сторон не поступало возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

Вердикт присяжных заседателей соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ, он является ясным и не противоречивым.

Ссылка адвоката Овченкова на отказ государственного обвинителя от части обвинения является несостоятельной, поскольку согласно ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель может отказаться от обвинения, либо изменить его, только до удаления суда (коллегии присяжных) в совещательную комнату.

Кроме того, отказ государственного обвинителя от квалификации действий Дектярева по признаку убийства с целью сокрытия преступления, в судебных прениях не был мотивирован, что также противоречит требованиям ст. 246 УПК РФ.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу, что предложенная квалификация стороной обвинения в отношении Дектярева Н. не может быть для суда обязательной.

Ссылка осужденного Постоногова на незаконность постановления суда от 13 октября 2009 года о взыскании с него <...> руб. является несостоятельной, поскольку такое постановление вынесено 13 ноября 2009 года одновременно с приговором. Решение суда о взыскании указанной суммы является обоснованным.

Все замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, а также указанных постановлений не допущено.

При назначении наказания Постоногову, Дектяреву и Ложкину судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденных, все смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Доводы осужденного Ложкина о необоснованном неприменении к нему положений п. п. "и, к" ст. 61 УК РФ являются несостоятельными и противоречат требованиям ст. 62 ч. 3 УК РФ, в соответствии с которыми эти положения не применяются, если соответствующей статьей Особенной части УК предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

С учетом совершения убийства трех лиц, в том числе и малолетнего ребенка пожизненное лишение свободы Ложкину и Постоногову назначено обоснованно.

Назначенное наказание является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Пермского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13 ноября 2009 года в отношении Постоногова В.Ф., Дектярева Н.И., Ложкина А.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Постоногова, Дектярева, Ложкина, адвоката Овченкова А.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"