||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2010 г. N 58-О09-91СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Червоткина А.С.

Судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

при секретаре Назаровой Т.Д.

Рассмотрела в судебном заседании от 18 марта 2010 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Сыротяк О.П., кассационной жалобе представителя потерпевшего адвоката Колованова А.В. на приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 октября 2009 года, которым

Фу Х., <...>

оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании п. 1 и п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в связи с неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения адвоката Бондаренко В.Х. возражавшей против доводов кассационного представления прокурора, мнение прокурора Курочкиной Л.А., поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Фу Х. обвинялся в том, что в течение дня 9 июня 2008 г. на трех встречах между ним и Б. была достигнута договоренность о лишении жизни В. за денежное вознаграждение в размере <...> долларов США.

Во исполнение этой договоренности 11 июня 2008 г. в период с 18 до 20 часов в гостинице "Айсберг" по <...> Фу Х. передал Б. фотокопию паспорта на имя В. с отметкой о месте его регистрации и две фотографии с изображением В., в лесополосе в <...> указал участок заболоченной местности для сокрытия трупа В.

2 июля 2008 г. около 12 часов в помещении той же гостиницы Фу Х. передал Б. часть денежного вознаграждения в сумме <...> рублей за лишение жизни В. не зная, что тот отказался от умерщвления В.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 2 октября 2009 г. признано не установленным событие указанного преступления.

На основании данного вердикта Фу Х. оправдан в связи с неустановлением события преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Сыротяк О.П. и в кассационной жалобе представитель потерпевшего - адвокат Колованов А.В., считают, что приговор по данному делу постановлен с нарушением процедуры рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, к которым относят исследование в присутствии присяжных заседателей результатов оперативно-розыскной деятельности, что относят к процедуре и тактике расследования дела, исследование в присутствии присяжных заседателей вопроса о допустимости ряда доказательств, в собирании которых в качестве понятого, участвовал свидетель А. который в судебном заседании заявил, что подписи от его имени в документах, удостоверяющих ход проведения оперативно-розыскных мероприятий, ему не принадлежат. Относят к нарушению закона то, что Фу Х., довел до сведения присяжных заседателей, что он <...> по национальности и подвергается дискриминации по этому поводу, сообщил о наличии у него заболеваний, называл свидетеля Б. жадным и подкупным, сторона защиты, поднимала в процессе вопросы, не относимые к делу, выясняла не нужные для интересов дела связи допрашиваемых лиц, пыталась опорочить предварительное следствие и представленные доказательства обвинения. Ссылаются на несвоевременное вручение Фу Х. копии обвинительного заключения на <...> языке. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу, оправданный Фу Х. адвокаты Погребной Е.Н. и Топоровский В.М., полагают, что данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей с соблюдением процедуры, предусмотренной законом. Перечисленные в кассационном представлении и кассационной жалобе обстоятельства находят не свидетельствующими о нарушении в ходе рассмотрения дела закона, считают, что они не могут служить основанием к отмене оправдательного приговора, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы Судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Фу Х. подлежащим отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Так, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Применительно к рассмотрению уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе рассмотрения данного дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, способные повлиять на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы.

В соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями.

Согласно ч. ч. 6, 7 ст. 335 УПК РФ с участием присяжных заседателей не исследуются способы собирания доказательств, не рассматриваются вопросы о допустимости доказательств, вопросы тактики расследования, данные характеризующие личность подсудимых.

По смыслу закона, материалы уголовного дела, относящиеся к оперативно-розыскным, могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей также только в части относящейся к фактическим обстоятельствам дела.

По данному делу перечисленные требования закона не были соблюдены.

Так, председательствующим судьей удовлетворялись ходатайства стороны обвинения и стороны защиты в результате которых в присутствии присяжных заседателей исследовались способы собирания доказательств, рассматривались вопросы о допустимости доказательств, вопросы тактики расследования.

В ходе допроса свидетеля А., являвшегося понятым при проведении оперативно-розыскного мероприятия "Оперативный эксперимент", сторонами выяснялся вопрос присутствовал ли он при личном досмотре участника ОРМ, вручении свидетелю Б. видеокамеры скрытого ношения, изъятии скрыто носимой камеры (1 и 2 июля 2008 года), при зарядке диктофона 2 июля 2008 года, вручении диктофона и его изъятии в этот же день.

В присутствии присяжных заседателей также исследовались материалы оперативно-розыскного мероприятия (т. 4 л.д. 122, т. 5 л.д. 194 - 195): справка о проведении ОРМ "Оперативный эксперимент" от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 74), акт личного досмотра участника ОРМ от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 66), акт вручения видеокамеры скрытого ношения от 1 июля 2008 года (т. 1 л.д. 67), акт изъятия скрыто носимой камеры от 1 июля 2008 года (т. 1 л.д. 68), акт вручения видеокамеры скрытого ношения от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 69), акт изъятия скрыто носимой камеры от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 70), акт зарядки диктофона от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 71), акт вручения диктофона от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 72), акт изъятия его от 2 июля 2008 года (т. 1 л.д. 73).

Перечисленные материалы представлялись для обозрения свидетелю А. для идентификации его подписи.

В связи с заявлением А. о том, что подписи в указанных документах ему не принадлежат, по просьбе присяжных заседателей эти материалы представлялись им для обозрения (т. 5 л.д. 73).

Помимо этого, по ходатайству государственного обвинителя присяжным заседателям представлялся для обозрения оглашенный ранее протокол допроса свидетеля А. на предварительном следствии (в котором он подтверждал свое участие в перечисленных мероприятиях), для сравнения присяжными заседателями во всех этих документах подписи А. (т. 5 л.д. 74).

Таким образом в данном случае помимо процедуры расследования, в присутствии присяжных заседателей исследовался вопрос о допустимости перечисленных доказательств.

То обстоятельство, что сторонами не заявлялось ходатайств о признании доказательств недопустимыми, не освобождало председательствующего судью от возложенной на него законом обязанности по проверке в отсутствие присяжных заседателей всех представляемых присяжным заседателям доказательств с точки зрения их допустимости.

Показания свидетеля А. и перечисленные материалы оперативно-розыскной деятельности, вопрос об их допустимости анализировались стороной защиты в прениях, указанные обстоятельства напоминались присяжным заседателям в напутственном слове.

С учетом позиции защиты об оговоре Фу Х. потерпевшим и свидетелями обвинения, в том числе Б., бывшим сотрудником милиции (участником оперативно-розыскного мероприятия "Оперативный эксперимент"), следует согласиться с доводами кассационного представления государственного обвинителя о том, что обсуждение в присутствии присяжных заседателей вопросов касающихся процедуры предварительного следствия, допустимости доказательств обвинения, и в результате поставление под сомнение допустимости этих доказательств, а следовательно и законности действий лиц, производивших расследование данного уголовного дела, безусловно повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона признаются Судебной коллегией существенными, влекущими отмену оправдательного приговора в отношении Фу Х.

Доводы же кассационного представления о нарушении права на защиту Фу Х. в связи с несвоевременным вручением ему копии обвинительного заключения на <...> языке, о том, что Фу Х. довел до сведения присяжных заседателей, что он <...> по национальности и подвергается дискриминации по этому поводу, сообщил о наличии у него заболеваний, характеризовал негативно свидетеля Б. сторона защиты, поднимала в процессе вопросы, не относимые к делу, выясняла не нужные для интересов дела связи допрашиваемых лиц, признаются Судебной коллегией не влияющими на существо принятого присяжными заседателями решения.

Так, из дела усматривается, что Фу Х. <...> по национальности, обвинительное заключение на русском языке было вручено 8 мая 2009 года (т. 4 л.д. 2).

Копия обвинительного заключения на <...> языке Фу Х. вручена 29 июня 2009 года в ходе подготовительных действий к судебному разбирательству (т. 4 л.д. 93). При этом Фу Х. заявил, что предъявленное ему обвинение ему понятно, ходатайств об отложении дела слушанием для дополнительного изучения обвинительного заключения, ни сам Фу Х. ни его защитники не заявляли.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Фу Х. пояснил, что он длительное время проживает на территории Российской Федерации, хорошо владеет русским разговорным и письменным языком. Переводчик участвовал в производстве по делу по предложению следователя, от которого он не отказался. Ему было достаточно для уяснения содержания обвинительного заключения, прочтения его на русском языке. Некоторые непонятные для него юридические термины ему разъяснили адвокаты. Помимо этого, задолго до начала рассмотрения дела в суде у него уже имелась копия обвинительного заключения на <...> языке, сделанная переводчиком. В ходе судебного разбирательства ему вручили еще одну такую же копию обвинительного заключения на <...> языке. Ему было достаточно времени для подготовки к судебному заседанию с использованием перечисленных копий обвинительного заключения, поэтому он и его защитники не просили объявить перерыв в судебном заседании.

В судебном заседании потерпевший В. и свидетель Б. также подтвердили, что Фу Х. хорошо "говорит и пишет на русском языке" (т. 4 л.д. 195, 237).

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационного представления и кассационной жалобы о нарушении требований ст. 233 ч. 2 УПК РФ и права Фу Х. на защиту.

Во всех случаях попыток Фу Х. довести до сведения присяжных заседателей данные о своей личности, либо характеризовать свидетелей, председательствующий судья делал ему замечания, а присяжных заседателей просил не принимать услышанное во внимание.

Помимо этого, из протокола судебного заседания усматривается, что сторона защиты выясняла у допрашиваемых лиц обстоятельства, касающиеся фактических обстоятельств дела и связанные с линией защиты, что не запрещается законом.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 октября 2009 года в отношении Фу Х. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"