||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2010 г. N 4-Г10-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Харланова А.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Гетман Е.С.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 марта 2010 г. частную жалобу представителя К. - К.Н. на определение судьи Московского областного суда от 21 декабря 2009 г., которым удовлетворено заявление К.Е. о возражении относительно признания на территории Российской Федерации решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. по делу по заявлению К. об установлении факта родственных отношений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителей К.Е. - С. и К.Н.П., возражавших против удовлетворения частной жалобы представителя К. - К.Н. и просивших оставить определение Московского областного суда от 21 декабря 2009 г. без изменения,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

решением Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. удовлетворено заявление К. об установлении факта родственных отношений.

Данным решением, вступившим в законную силу 30 июля 2008 г., установлено, что К., 15 сентября 1933 года рождения, приходится родной матерью К.В., 18 декабря 1962 года рождения, умершего 31 августа 2006 г.

10 июля 2009 г. К.Е. подала в Московский областной суд возражения против признания решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. на территории Российской Федерации.

В обоснование возражений К.Е. ссылалась на то, что установление юридического факта родственных отношений с К.В. по заявлению постоянно проживающей в Российской Федерации гражданки Российской Федерации К. относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации. Установление юридического факта родственных отношений К. было необходимо для получения доли наследства после смерти постоянно проживавшего в Российской Федерации гражданина Российской Федерации К.В. Наследственную массу составляет недвижимое имущество, расположенное в Российской Федерации. На день рассмотрения Талдыкорганским городским судом Алматинской области Республики Казахстан заявления К. в производстве суда Российской Федерации рассматривалось дело по спору о праве на наследственное имущество, в котором К. являлась стороной. При рассмотрении заявления К. об установлении юридического факта Талдыкорганский городской суд Алматинской области не известил о времени и месте рассмотрения дела наследницу К.Е., в связи с чем она, будучи заинтересованным лицом по делу, была лишена возможности принять участие в процессе и сообщить суду о наличии спора о праве.

К.Е. указала в возражениях, что о поступлении решения иностранного суда ей стало известно 15 июня 2009 г. от ее матери К.Н.П., которая представляла ее интересы при рассмотрении гражданского дела Шатурским городским судом Московской области первоначально как законный представитель, а затем по доверенности, при получении от нее не вступившего в законную силу заочного решения Шатурского городского суда Московской области от 23 марта 2009 года и определения того же суда от 25 мая 2009 г. по делу по иску К.Н.П., к К. о признании права собственности на долю квартиры. При этом из текста решения Шатурского городского суда Московской области от 23 марта 2009 г. следовало, что К. представила незаверенную копию решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г., которая была признана Шатурским городским судом недопустимым доказательством. Надлежаще оформленное решение Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан было представлено К. только к судебному заседанию Шатурского городского суда Московской области 25 мая 2009 г., который рассматривал заявление К. об отмене заочного решения Шатурского городского суда Московской области от 23 марта 2009 г. и отказал в его удовлетворении.

К., постоянно проживающая в г. Бугульма Республики Татарстан, в письменных объяснениях, представленных Московскому областному суду, полагала, что оснований для удовлетворения возражений К.Е. и отказа в признании решения иностранного суда на территории Российской Федерации не имеется. Просила областной суд рассмотреть возражения К.Е. в ее отсутствие.

Определением Московского областного суда от 21 декабря 2009 г. возражения К.Е. удовлетворены. В признании на территории Российской Федерации решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. об установлении факта родственных отношений между К. и К.В. отказано.

В частной жалобе представителя К.К.Н. поставлен вопрос об отмене определения Московского областного суда по мотиву его незаконности.

К. и К.Н., извещенные о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, в связи с чем на основании ч. 2 ст. 354 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотрение вопроса в их отсутствие.

Проверив материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно ч. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Российская Федерация и Республика Казахстан являлись с 1994 г. участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной государствами - членами Содружества Независимых Государств в Минске 22 января 1993 г. (далее - Минская конвенция).

07 октября 2002 г. в Кишиневе государствами - участниками Содружества Независимых Государств подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее - Кишиневская конвенция). Кишиневская конвенция вступает в силу для подписавшего ее государства после ратификации им настоящей Конвенции (ст. 120 Кишиневской конвенции).

Республика Казахстан ратифицировала Кишиневскую конвенцию, и она вступила в силу для Республики Казахстан с 27 апреля 2004 г. В Российской Федерации внутригосударственные процедуры по ратификации Кишиневской конвенции выполняются. Однако в силу положений пп. 3, 4 ст. 120 Кишиневской конвенции в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Казахстан продолжает применяться Минская конвенция от 22 января 1993 г.

Следовательно, в отношении возражений К.Е. против признания решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. на территории Российской Федерации применяются положения Минской конвенции.

Минская конвенция предусматривает возможность признания и исполнения решений Договаривающихся Сторон (ст. 51 - 55).

Пунктом 1 ст. 52 Минской конвенции предусмотрено, что вынесенные учреждениями юстиции каждой из Договаривающихся Сторон и вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территории других Договаривающихся Сторон без специального производства при условии, если: а) учреждения юстиции запрашиваемой Договаривающейся стороны не вынесли ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу; б) дело согласно Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этой Договаривающейся Стороны.

Согласно ч. 1 ст. 413 ГПК РФ решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого.

Заинтересованное лицо по месту его жительства или по месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения (ч. 2 ст. 413 ГПК РФ).

Основания для отказа в признании и принудительном исполнении решений иностранных судов названы в ст. 55 Минской конвенции и ст. 412, 414 ГПК РФ.

Так, в признании предусмотренных ст. 52 Минской конвенции решений может быть отказано в случаях, если ответчик не принял участие в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному лицу не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд или если дело относится к исключительной компетенции учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой решение должно быть признано (п. "б", "г" ст. 55 Минской конвенции).

Статья 414 ГПК РФ допускает отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, при наличии оснований, предусмотренных п. 1 - 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ.

В частности, п. 2, 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ допускается отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда (соответственно и признание решения иностранного суда) в случаях, если сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела или если рассмотрение дела относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации.

Удовлетворяя возражения К.Е. против признания решения Талдыкорганского городского суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г. на территории Российской Федерации и отказывая в признании данного решения, Московский областной суд пришел к правильному выводу, подтвержденному имеющимися материалами, что для этого имеются предусмотренные Минской конвенцией и ГПК РФ основания.

Как видно из материалов, 31 августа 2006 г. умер К.В., являвшийся собственником трехкомнатной квартиры, расположенной по адресу: <...>. После его смерти с заявлением к нотариусу о принятии наследства обратилась его супруга К.Н., действующая также в интересах несовершеннолетней дочери К.Е., 27 января 1991 года рождения.

На наследство также заявила свои права К. - первоначально как мачеха наследодателя, находившаяся на его иждивении, затем как мать наследодателя К.В. Возник спор о праве, который рассматривался 23 марта 2009 г. Шатурским городским судом Московской области и был разрешен в пользу К.Н.П. и К.Е. (л.м. 9 - 14).

В марте 2007 г. К. обращалась в Бугульминский городской суд Республики Татарстан, по месту своего жительства, с заявлением об установлении факта нахождения ее на иждивении наследодателя - ее пасынка К.В., указав в качестве заинтересованных лиц наследников К.Н.П. и К.Е. (л.м. 57, 58). Определением Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 13 июля 2007 г. заявление К. оставлено без рассмотрения в связи с наличием спора о праве, подведомственного суду (л.м. 83).

Также из материалов усматривается, что К. является гражданкой Российской Федерации, постоянно проживающей по адресу: <...> (л.м. 41, 53, 57, 71, 72).

Разрешение спора, связанного с правами на наследование недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации, в силу п. 2 ст. 48 Минской конвенции, а также п. 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации.

К. обратилась с заявлением об установлении факта родственных отношений с К.В. в суд Республики Казахстан, указав при этом, что установление данного юридического факта ей необходимо для оформления наследственных прав (л.м. 73).

Из текста решения Талдыкорганского районного суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г., возражения, против признания которого на территории Российской Федерации заявлены К.Е., следует, что она не названа в числе заинтересованных лиц по делу.

Исследовав полученные по делу доказательства, Московский областной суд пришел к обоснованному выводу, что К.Е. не приняла участие в судебном заседании Талдыкорганского районного суда Алматинской области Республики Казахстан 15 июля 2008 г. по причине неизвещения ее иностранным судом своевременно и надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела по заявлению К.

При этом областной суд правомерно признал несостоятельными доводы К. о том, что К.Е. является незаинтресованным лицом в деле об установлении факта родственных отношений, а поэтому ее неизвещение не имеет правового значения. Установление данного факта давало право К. претендовать на наследственное имущество после смерти К.В. в качестве наследницы первой очереди, что напрямую затрагивало наследственные права К.Е., дочери наследодателя.

В этой связи Московский областной суд правильно указал, что привлечение иностранным судом К.Е. в качестве заинтересованного лица по делу об установлении факта родственных отношений по заявлению К. являлось обязательным. Между тем К.Е. была лишена возможности принять участие в рассмотрении дела иностранным судом как вследствие ее непривлечения к участию в деле в качестве заинтересованного лица, так и вследствие ее неизвещения о времени и месте рассмотрения дела.

Данные обстоятельства в силу ст. 55 Минской конвенции и п. 2 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ влекут за собой отказ в признании решения иностранного суда на территории Российской Федерации.

Также правильным является вывод областного суда о том, что рассмотрение заявления К. об установлении факта родственных отношений для оформления наследственных прав на недвижимое имущество, расположенное на территории Российской Федерации, относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации, поскольку разрешение спора, связанного с правами на наследование недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации, в силу п. 2 ст. 48 Минской конвенции, а также п. 1 ч. 1 ст. 403 ГПК РФ относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации.

Нарушение правил об исключительной подсудности споров, связанных с правами на недвижимое имущество, послужило еще одним основанием в силу ст. 55 Минской конвенции и п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ к отказу областным судом в признании решения иностранного суда.

Что касается срока предъявления К.Е. в областной суд возражений против признания на территории Российской Федерации решения Талдыкорганского районного суда Алматинской области Республики Казахстан от 15 июля 2008 г., то областной суд обоснованно с приведением соответствующих мотивов посчитал его не пропущенным. О поступлении указанного решения иностранного суда К.Е. стало известно только по приезде в г. Шатуру 15 июня 2009 г. из г. Рязани, где она проходит обучение в академии ФСИН России. Возражения поданы К.Е. в областной суд 10 июля 2009 г., то есть до истечения месячного срока после того, как ей стало известно о поступлении решения иностранного суда.

Доводы частной жалобы вышеприведенные выводы областного суда не опровергают, а кроме того, свидетельствуют об ошибочном толковании заявителем норм Минской конвенции и ГПК РФ.

С учетом изложенного определение Московского областного суда следует признать законным и обоснованным. Оснований к его отмене по доводам частной жалобы не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 374 ГПК РФ,

 

определила:

 

определение судьи Московского областного суда от 21 декабря 2009 г. оставить без изменения, частную жалобу представителя К. - К.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"