||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 марта 2010 г. N 29-010-2сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Похил А.И.

судей - Ворожцова С.А. и Скрябина К.Е.

при секретаре - Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании 15 марта 2010 года кассационную жалобу осужденного Шкарупина С.В. на приговор Пензенского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 ноября 2009 года, которым

Шкарупин С.В. <...> -

осужден -

по ч. 1 ст. 159 УК РФ по эпизоду от 22 марта 2007 года на 1 (один) год лишения свободы;

по ч. 1 ст. 159 УК РФ по эпизоду от 23 марта 2007 года с применением ст. 65 УК РФ на 6 (шесть) месяцев лишения свободы;

по ч. 1 ст. 159 УК РФ по эпизоду от 24 марта 2007 года на 1 (один) год лишения свободы;

по ч. 1 ст. 159 УК РФ по эпизоду от 25 марта 2007 года на 1 (один) год лишения свободы.

На основании ст. 78 УК РФ постановлено освободить Шкарупина С.В. от отбывания наказания по всем вышеуказанным преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 159 УК РФ, в отношении потерпевшей К. в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

По п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении Г. и Б. Шкарупину С.В. назначено 19 (девятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании статьи 1064 ГК РФ в возмещение материального ущерба постановлено взыскать со Шкарупина С.В. <...> рублей <...> копеек в пользу потерпевшей К.

В остальной части иска о возмещении материального ущерба К. постановлено отказать.

В соответствии со статьей 132 УПК РФ постановлено взыскать в доход государства с осужденного Шкарупина С.В. процессуальные издержки в сумме <...> рубля <...>.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшей оставить приговор без изменения,

Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое рассмотрение.

В обоснование просьбы об этом Шкарупин в жалобах указывает, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона и нарушены требования уголовного закона, допущено ограничение его прав, гарантированных Конституцией и международными нормами. Вердикт основан на предположениях и вынесен незаконным составом суда. Суд был небеспристрастным.

В дополнениях к кассационной жалобе осужденный указывает, что он не был уведомлен о возобновлении производства по делу по ст. 159 ч. 1 и передачи дела в следственное управление, ознакомление с материалами дела по окончании предварительного следствия было проведено без участия его защитника. Необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств: о вызове в судебное заседание специалистов, входивших в состав следственно-оперативной группы, об оглашении показаний свидетеля А., о проведении дополнительной экспертизы по ходатайству защиты для установления принадлежности крови, о признании недопустимыми, и исключении из материалов уголовного дела заявления прокурору, видеозаписи, DVD-диска. Необоснованно было удовлетворено ходатайство прокурора об оглашении показаний свидетеля У. Осужденный полагает, что суд необоснованно отказал ему в произнесении последнего слова в день, когда он не будет болен. Экспертиза, проведенная экспертом С. и экспертиза N <...> проведены, с нарушением закона. Постановление председательствующего об исключении экспертизы по ножу из числа допустимых доказательств, по мнению Шкарупина, является необоснованным. В суде исследовались недопустимые доказательства, не были проверены данные, подтверждающие алиби. Председательствующий во время допроса свидетеля Б. перебивал его - Шкарупина, отклонял вопросы к свидетелям, отказал в удовлетворении ходатайства о вызове в суд свидетеля У., то есть допустил нарушения норм УПК РФ, ограничивающие его права. На нарушения, допущенные прокурором Волошиным, председательствующий не реагировал.

Осужденный в жалобе также указывает, что ему было ограничено право на заявление отводов, не было предоставлено право удостовериться в тайне совещания коллегии присяжных заседателей. Защитнику необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства об оглашении судебно-медицинской экспертизы. Председательствующий запретил ему - Шкарупину высказываться в прениях по исследованным в судебном заседании доказательствам.

Председательствующим и прокурором свидетелям ставились вопросы процессуального характера. В присутствии присяжных задавались вопросы, связанные со сбором доказательств.

При произнесении напутственного слова председательствующий нарушил принципы объективности и беспристрастности, заняв обвинительную позицию. В нем председательствующий в нарушение закона изложил полностью доказательства обвинения, при этом изменил содержание доказательства, содержащееся в заявлении прокурору от 12 августа 2008 года.

По делу не был установлен мотив совершения преступления. Фактические обстоятельства не были указаны в основных вопросах и соответственно не были разрешены присяжными заседателями. Присяжным не разъяснялось, что убийство может быть совершено только с прямым умыслом.

Действия председательствующего по квалификации его действий и постановке вопросов, присяжным заседателям, основаны на предположениях, что недопустимо. Перед присяжными были поставлены вопросы, требующие собственно юридической оценки. Формулировка вопроса N 17 о доказанности умышленного убийства - неправомерна. Данное выражение требовало от присяжных юридической оценки, а они не юристы. Оценивая вердикт коллегии присяжных председательствующий пришел к неправильному выводу о квалификации действий подсудимого по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Выводы суда, указанные в приговоре необоснованны. Два разных орудия убийства, по мнению осужденного не могут свидетельствовать об умысле на убийство двух лиц одновременно. Характер, количество и локализация ранений не могут свидетельствовать о направленности умысла на убийство.

В протоколе судебного заседания отражался не весь ход процесса. Не указано, что он просил об отложении дела по состоянию здоровья.

В ходе судебного разбирательства он пользовался услугами неквалифицированного защитника. Необоснованно по делу разрешен гражданский иск о выплате потерпевшим.

Присяжным не разъяснялось, знакомы ли они друг с другом, со свидетелями, не разъяснялось, чтобы они не принимали во внимание первоначальное обвинение. У присяжных имелось предубеждение.

Нарушением закона является вынесение приговора в отсутствие потерпевших и защитника Гараниной.

Суд не учел его характеристики личности и семейное положение.

Государственный обвинитель Волошин В.М. в возражениях на жалобу просит оставить приговор без изменения, а жалобу Шкарупина - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей и в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу не допущено.

В соответствии со ст. 217 УПК РФ следователь предоставляет возможность обвиняемому знакомиться с материалами дела раздельно с защитником.

Из материалов дела видно, что в протоколе уведомления об окончании следственных действий Шкарупин собственноручно указал, что желает знакомиться с делом, как совместно с защитником, так и раздельно.

По окончании ознакомления в протоколе Шкарупин собственноручно написал, что с материалами уголовного дела он ознакомлен без ограничений во времени, в полном объеме. С приобщенными к делу видеозаписями знакомиться отказался.

В этом же протоколе адвокат указал, что ознакомился с материалами дела полностью с участием обвиняемого Шкарупина.

Ходатайство защитника Корнева Б.П., заявленное после ознакомления с материалами дела следователем были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Поэтому судом сделан правильный вывод о том, что нарушений норм УПК РФ, в том числе нарушения права на защиту на предварительном следствии в отношении Шкарупина не допущено, что обвинительное заключение по делу составлено в соответствии требованиями ст. 220 УПК РФ, и не исключало возможности постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Каких-либо оснований, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, для возвращения уголовного дела прокурору суд обоснованно не усмотрел (т. 11 л.д. 25).

Из материалов дела видно, что Шкарупину направлялись уведомления о том, что в отношении него возбуждались уголовные дела, в том числе и по ч. 1 и ч. 2 ст. 159 УК РФ (т. 1 л.д. 23, 44, 59, 61). Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела (т. 10 л.д. 85 - 86) как Шкарупин, так и его защитник ознакомились со всеми материалами уголовного дела, в том числе и с теми, на которые указывает в своей кассационной жалобе осужденный.

Таким образом, доводы Шкарупина о том, что он якобы не был уведомлен о возобновлении производства по делу по ст. 159 ч. 1 и передаче дела в следственное управление, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Шкарупину на предварительном следствии разъяснялись его права, в том числе особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (т. 10 д. д. 89 - 90) о чем он собственноручно сделал запись в протоколе. Судом ему также разъяснялись права, предусмотренные ст. ст. 47, 54 УПК РФ, так и права, которыми он дополнительно обладал в суде с участием присяжных заседателей (т. 12 л.д. 6 - об. - 7 об.).

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Мотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели от сторон не поступило.

Стороны, в том числе и сторона защиты, воспользовались правом на немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели.

Заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало (т. 12 л.д. 14 - об. - 15).

Присяжным заседателям разъяснялись их права и обязанности в судебном заседании (т. 12 л.д. 15 - об.).

23.09.2009 в судебном заседании председательствующим было оглашено заявление запасного присяжного заседателя У. из которого следовало, что она не явилась и не сможет продолжить участвовать в судебном заседании по семейным обстоятельствам. Председательствующий в соответствии со ст. 329 УПК РФ освободил запасного присяжного заседателя от дальнейшего участия в судебном заседании.

Несостоятельными Судебная коллегия находит доводы жалобы о беспристрастности присяжных заседателей N <...> и N <...>. По смыслу закона, если подсудимый или его защитник полагали бы, что кто-то из присяжных заседателей утратил объективность при рассмотрении дела, то они на любом этапе судебного разбирательства (до вынесения вердикта) вправе были ходатайствовать об отстранении данного присяжного заседателя от дальнейшего участия в рассмотрении дела, о чем указано в ч. 4 ст. 333 УПК РФ, однако ими подобных заявлений, как это следует из протокола судебного заседания, сделано не было.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или было отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Статья 75 УПК РФ предусматривает возможность признания недопустимыми доказательствами лишь тех, которые получены с нарушением норм УПК РФ. Из материалов дела видно, что решения суда о признании ряда доказательств недопустимыми, основаны на законе.

Как видно из материалов дела, коллегии присяжных заседателей представлялись лишь относимые и допустимые доказательства обвинения, в том числе и заключения экспертов, на которые осужденный ссылается в своей жалобе. В присутствии присяжных заседателей разрешались исключительно вопросы, предусмотренные п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК.

По ходатайству Шкарупина в суд были вызваны два продавца из магазина "Метелица", работавшие в ночь, когда произошло убийство. После их пояснений, что они не помнят Шкарупина, он заявил, что это не они. Поэтому довод жалобы, что суд не удовлетворил его ходатайство, является надуманным.

Вместе с этим, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Шкарупина о вызове свидетеля У., поскольку, допрошенная в ходе предварительного следствия, никакими сведениями об обстоятельствах преступления она не располагала. Шкарупин также не пояснил, о каких обстоятельствах имеющих значение для рассмотрения дела она может пояснить.

Материалами дела не установлено, что со стороны председательствующего проявлялись предвзятость, необъективность или заинтересованность в исходе дела.

Требования ст. 15 УПК РФ не были нарушены.

Все заявленные сторонами ходатайства разрешены в полном соответствии с требованиями закона. Судом было обоснованно с приведением соответствующих мотивов отказано в удовлетворении ходатайств о признании допустимыми заключения судебно-медицинской экспертизы по ножу, поскольку установлено, что экспертом исследовался не тот объект (т. 11 л.д. 105); в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств заявления Шкарупина от 12 августа 2008 года, результатов оперативно-розыскной деятельности - видеокассеты и DVD-диска и протоколов осмотра и прослушивания их (т. 11 л.д. 101).

Все необходимые свидетели были вызваны в суд и допрошены.

Оснований для оглашений показаний свидетеля А. суд обоснованно не усмотрел. Показания свидетеля У., оглашались в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Причины, по которым свидетели В. и А. поменяли в суде показания, и в связи с чем они давали в ходе предварительного следствия и в суде другие показания, они пояснили. Как следует из протокола судебного заседания, ни о каких контактах с государственным обвинителем и давлении на них с его стороны они не заявляли.

На все высказывания, недопустимые в присутствии присяжных заседателей, председательствующий реагировал, при этом обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать их во внимание и не учитывать при вынесении вердикта.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий, вопреки доводам жалобы, не перебивал подсудимого во время допроса свидетеля Б. (т. 12, л.д. 67 об. - 69 об.).

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания председательствующий в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона останавливал Шкарупина при выступлении в прениях, только в тех случаях, когда он касался обстоятельств, не имеющих отношения к уголовному делу или доказательств, не исследованных в судебном заседании.

Таким образом, доводы жалобы осужденного о том, что ему якобы не дали возможности высказаться в прениях по исследованным в судебном заседании доказательствам, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

В напутственном слове председательствующий правильно отметил, что понятие умысла является чисто юридическим и относится к достаточно сложным правовым категориям, поэтому перед присяжными заседателями такой вопрос не может быть поставлен. В связи с этим председательствующий разъяснил присяжным заседателям, почему перед ними не поставлен вопрос - умышленно или неосторожно были лишены жизни Г. и Б. (т. 11 л.д. 148 - об.).

Ни от кого из участников процесса, в том числе и от Шкарупина и его защитника возражений в связи с содержанием напутственного слова не поступило.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий напомнил об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его.

Таким образом, доводы жалоб о том, что председательствующий в напутственном слове, якобы в нарушение закона перечислил доказательства стороны обвинения, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Содержание сформулированных вопросов за рамки предъявленного каждому из подсудимых обвинения не выходит.

Считать поставленные вопросы не понятными присяжным заседателем, оснований не имеется.

Оснований полагать, что перед присяжными заседателями были якобы поставлены вопросы, требующие юридической оценки, у Судебной коллегии не имеется. Фактическая сторона всех преступлений, в том числе и убийства, в вопросном листе отражена правильно.

Несостоятельным является довод жалоб о том, что судья не имел право при постановке вопроса N 17 перед присяжными вопросов использовать термин "убийство".

Термин "убийство" является понятным и не требует специальных юридических познаний, тем более в том контексте, в котором он приведен в тексте вопросов для присяжных заседателей.

Вердикт полностью соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Противоречий в ответах на поставленные вопросы не имеется.

Каких-либо данных о том, что по делу якобы имело нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей, в материалах дела не имеется. Законом не предусмотрено право подсудимого, содержащегося под стражей, контролировать соблюдение присяжными заседателями тайны совещательной комнаты.

Как видно из протокола судебного заседания Шкарупин выступал с последним словом. В деле имеется заключение медицинских работников о том, что Шкарупин по состоянию здоровья мог участвовать в данной стадии судебного заседания.

В связи с этим доводы осужденного о том, что ему не было предоставлено возможности выступить с последним словом, в то время когда он не будет болен, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Защитой, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Шкарупин был обеспечен. От предоставленных защитников отказа не заявлял. Поэтому доводы жалобы осужденного о якобы имевшем месте нарушении права на защиту, Судебная коллегия также находит несостоятельными.

Действия осужденного судом квалифицированы верно. Мотив совершения преступления судом определен правильно.

Согласно ч. 8 ст. 335 УПК РФ, данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Согласно предъявленному обвинению, Шкарупин совершил мошенничество, испытывая в связи с пристрастием к игровым автоматам потребность в денежных средствах. Это явилось мотивом совершения преступления.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 73 УК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Таким образом, выяснение в судебном заседании мотива совершения Шкарупиным преступления не противоречит требованиям ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

Наказание Шкарупину назначено с учетом требований уголовного закона, с учетом общественной опасности и тяжести, совершенных им деяний, а также данных о личности, влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи и не является несправедливым. Судом учтено признание присяжными заседателями Шкарупина заслуживающими снисхождения по ч. 1 ст. 159 УК РФ - эпизоду от 23 марта 2007 года и его явка с повинной (именуемая заявлением) по эпизоду убийства Г. и Б.

Судом принято правильное решение о взыскании процессуальных издержек, складывающихся из сумм, выплаченных потерпевшим К. и Г. по понесенным ими расходам, связанной и явкой в суд.

Провозглашение приговора в отсутствие потерпевших, не пожелавших после выступления в прениях принимать дальнейшее участие в судебном заседании, не свидетельствует о его незаконности необоснованности.

Сведений о том, что адвокат Гаранина не присутствовала при провозглашении приговора, в материалах дела не имеется.

Кроме того, как видно из материалов дела, копия приговора была направлена адвокату (т. 12 л.д. 134).

Каких-либо оснований для изменения приговора, либо отмены приговора в отношении Шкарупина, Судебная коллегия не усматривает.

Замечания на протокол судебного заседания, в которых среди прочих ставился вопрос о том, что якобы не было записано ходатайство подсудимого об отложении рассмотрения дела в связи с его состоянием здоровья, рассмотрены в полном соответствии с требованиями УПК РФ.

Указанные выше замечания председательствующим были обоснованно отклонены (т. 12 л.д. 204).

Таким образом, ни один из доводов кассационной жалобы осужденного и дополнений к ней, по мнению Судебной коллегии, удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пензенского областного суда с участием присяжных заседателей от 20 ноября 2009 года в отношении Шкарупина С.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

верно:

Судья Верховного Суда РФ

С.А.ВОРОЖЦОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"