||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 марта 2010 г. N 350П09

 

О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ

ДЕЛУ ВВИДУ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Свиридова Ю.А., Соловьева В.Н., Хомчика В.В. -

рассмотрел уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по уголовному делу в отношении К. ввиду новых обстоятельств.

По приговору Калужского областного суда от 4 декабря 2003 года

К., <...>, несудимый,

осужден: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же приговору осуждены А., В., К.А., К.Ю., П., Ш.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июня 2004 года приговор в отношении К. оставлен без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении К. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, постановлений и судебных решений об избрании, продлении, оставлении без изменения меры пресечения осужденному в период предварительного расследования и судебного разбирательства, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Фридинского С.Н., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К. признан виновным в убийстве К.Р. группой лиц по предварительному сговору и незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных в сентябре 2000 года на территории Калужской области.

Из материалов дела следует, что уголовное дело было возбуждено 4 ноября 2000 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту безвестного исчезновения К.Р.

4 ноября 2000 года К. в порядке ст. 90 УПК РСФСР избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 20 декабря 2000 года жалоба адвоката об изменении меры пресечения К. оставлена без удовлетворения.

3 января 2001 года заместитель прокурора Калужской области срок содержания под стражей К. продлил до 3 февраля 2001 года.

1 февраля 2001 года и.о. прокурора Калужской области срок содержания под стражей К. продлил до 13 марта 2001 года.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 9 февраля 2001 года жалоба К. на продление срока содержания под стражей оставлена без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 13 марта 2001 года данное постановление оставлено без изменения.

12 марта 2001 года прокурор Калужской области срок содержания под стражей К. продлил до 3 мая 2001 года.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 9 апреля 2001 года жалоба адвоката на продление срока содержания под стражей К. оставлена без удовлетворения.

17 апреля 2001 года прокурор Калужской области срок содержания под стражей К. продлил до 8 мая 2001 года.

20 апреля 2001 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации срок содержания под стражей К. продлил до 13 июля 2001 года.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 11 мая 2001 года жалоба К. на продление срока содержания под стражей оставлена без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 8 июня 2001 года данное постановление оставлено без изменения.

29 июня 2001 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации срок содержания под стражей К. продлил до 13 октября 2001 года.

5 октября 2001 года первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации срок содержания под стражей К. продлил до 3 ноября 2001 года.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 22 октября 2001 года жалоба адвоката на продление срока содержания под стражей К. оставлена без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 13 ноября 2001 года данное постановление оставлено без изменения.

2 ноября 2001 года прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в Калужский областной суд.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 3 декабря 2001 года дело направлено для производства дополнительного расследования, мера пресечения К. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

14 марта 2002 года прокурор Калужской области продлил срок содержания под стражей К. до 13 апреля 2002 года.

29 марта 2002 года и.о. Генерального прокурора Российской Федерации срок содержания под стражей К. продлил до 1 июля 2002 года.

Постановлением судьи Калужского районного суда Калужской области от 8 мая 2002 года жалоба К. на продление срока содержания под стражей оставлена без удовлетворения.

28 июня 2002 года уголовное дело с обвинительным заключением направлено в суд.

1 августа 2002 года постановлением судьи Калужского областного суда при назначении предварительного слушания мера пресечения К. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 15 августа 2002 года по итогам предварительного слушания мера пресечения К. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2002 года данное постановление отменено.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 25 декабря 2002 года по итогам предварительного слушания мера пресечения в виде заключения под стражу К. оставлена без изменения.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2003 года данное постановление оставлено без изменения.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 27 декабря 2002 года мера пресечения К. в виде заключения под стражу продлена до 28 марта 2003 года.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2003 года постановление судьи от 27 декабря 2002 года оставлено без изменения.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 25 марта 2003 года мера пресечения К. в виде заключения под стражу продлена до 28 июня 2003 года.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 июля 2003 года постановление судьи от 25 марта 2003 года оставлено без изменения.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 26 июня 2003 года мера пресечения К. в виде заключения под стражу продлена до 28 сентября 2003 года.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2003 года постановление судьи от 26 июня 2003 года оставлено без изменения.

Постановлением судьи Калужского областного суда от 27 августа 2003 года мера пресечения К. в виде заключения под стражу продлена до 28 декабря 2003 года.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003 года постановление судьи от 27 августа 2003 года оставлено без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека от 9 апреля 2009 года установлены нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав и основных свобод, допущенные при рассмотрении компетентными органами вопросов, связанных с содержанием К. под стражей.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М., находит представление подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно п. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 УПК РФ.

Из постановления Европейского Суда по правам человека от 9 апреля 2009 года усматривается, что по уголовному делу в отношении К. были допущены нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав и основных свобод, гарантирующего право на суд в пределах разумного времени или освобождение до суда.

При таких данных производство по уголовному делу в отношении К. подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств.

В своей жалобе в Европейский Суд по правам человека К. указал, что по делу было нарушено его право на судебное разбирательство в течение разумного срока, а также утверждал, что постановления о продлении ему срока содержания под стражей не были достаточно мотивированы. Помимо ссылок на тяжесть предъявленного обвинения и голословных упоминаний сведений об его личности, которые не имели объективного подтверждения, другие доводы во внимание не принимались. При этом было оставлено без внимания, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства и работу в г. Калуге, принимал участие в миротворческих операциях на Северном Кавказе, имеет положительные характеристики по месту жительства, работы и службы, его мать тяжело больна, тесных устойчивых связей с представителями криминального мира он не имеет. Указание на то, что после ареста своих сообщников он выехал из города, не соответствует действительности.

По данному делу Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу К., указал, что при определении продолжительности заключения под стражу в соответствии с п. 3 ст. 5 Конвенции, рассматриваемый период начинается со дня, когда обвиняемый был помещен под стражу.

Признавая, что основанием для задержания послужило обоснованное подозрение К. в его причастности к убийству, Европейский Суд по правам человека указал, что явное наличие обоснованного подозрения в том, что арестованное лицо совершило преступление, является условием законности длящегося заключения.

Однако с истечением определенного времени его одного становится недостаточно.

В своем постановлении от 4 ноября 2000 года прокурор в качестве основания для заключения его под стражу указал на тяжесть обвинения и необходимость не допустить вероятности того, что заявитель может скрыться от следствия и суда или иным образом воспрепятствовать осуществлению правосудия.

На той стадии производства по делу такие основания были достаточными, чтобы оправдать содержание заявителя под стражей.

Однако, как указано в постановлении Европейского Суда по правам человека, с течением времени эти основания становились все менее значимыми. Соответственно, компетентные органы были обязаны более подробно проанализировать положение заявителя и привести особые причины оставления его под стражей.

Поскольку Европейским Судом по правам человека установлены нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные компетентными органами как в ходе предварительного следствия, так и судебного разбирательства, то пересмотру подлежат не только судебные решения, но и санкционированные прокурором постановления следователя о продлении срока содержания под стражей, которые в силу положений ст. 220-2 УПК РСФСР, действовавшей на тот момент, подлежали проверке в порядке судебного контроля и могли быть пересмотрены судом с отменой избранной меры пресечения.

При этом, исходя из содержания постановления Европейского Суда по правам человека подлежат пересмотру все решения о продлении срока содержания под стражей, независимо от того, были они обжалованы в судебном порядке или нет, начиная с 3 января 2001 года.

Решая вопрос о продлении срока содержания под стражей или изучая его законность и обоснованность, как указано в постановлении Европейского Суда по правам человека, суды последовательно ссылались на тяжесть содеянного как на основное обстоятельство, а также на вероятность того, что заявитель может скрыться от следствия и суда или иным образом воспрепятствовать осуществлению правосудия, а также данные о его личности.

Однако тяжесть содеянного сама по себе не может служить достаточным основанием, оправдывающим длительный срок предварительного заключения, и хотя суровость грозящего приговора является уместным элементом при оценке опасения того, что заявитель может скрыться от следствия и суда или продолжит заниматься преступной деятельностью, необходимость продления лишения свободы должна рассматриваться с учетом других значимых факторов.

По настоящему делу национальные компетентные органы не привели никаких особых обстоятельств, оправдывающих продление срока содержания К. под стражей, кроме как по этому основанию. Помимо того, в указанных выше решениях не указано ни одного обстоятельства в поддержку того, что, будучи освобожденным, заявитель скроется от правосудия или иным образом воспрепятствует производству по делу.

При упоминании в решениях на данные о личности каких-либо описаний характера заявителя или объяснения того, почему это делает необходимым содержание его под стражей, не приведено.

Полагаясь лишь на серьезность обвинения, без учета возможности применения других мер пресечения при продлении срока содержания под стражей суды допустили нарушение положений п. 3 ст. 5 Конвенции.

Предметом особой озабоченности, как указано в постановлении Европейского Суда по правам человека, является то обстоятельство, что компетентные органы в России последовательно используют стандартную общую формулировку для обоснования продления сроков содержания под стражей.

Европейский Суд по правам человека также обратил внимание на то, что, продлевая К. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд одновременно продлял ее и другим четырем лицам, проходящим по делу в качестве подсудимых, используя стандартную общую формулировку для обоснования продления сроков содержания под стражей всех подсудимых. Такой подход сам по себе не совместим с гарантиями, закрепленными в п. 3 ст. 5 Конвенции по защите прав и основных свобод, поскольку позволяет продлять срок содержания под стражей сразу группе лиц, без индивидуальной оценки оснований заключения под стражу или соответствия требований разумности срока в отношении каждого члена группы.

Из представленных материалов следует, что в ходе предварительного следствия продление срока содержания под стражей с санкции прокурора в период с 3 января по 5 октября 2001 года, а также во время дополнительного расследования 14 марта и 29 марта 2002 года, как указано в постановлениях следователя, было обусловлено тяжестью предъявленного обвинения и необходимостью проведения различных следственных действий.

3 декабря 2001 года, направляя дело на дополнительное расследование, судья Калужского областного суда постановил оставить меру пресечения К. без изменения, без указания оснований и сроков продления заключения под стражу.

27 декабря 2002 года Калужский областной суд в порядке ч. 2 ст. 255 УПК РФ продлил срок содержания К. под стражей по основаниям того, что отсутствуют сведения, позволяющие сделать вывод о том, что необходимость изменения меры пресечения в отношении К. отпала или что основания для заключения заявителя под стражу изменились. С учетом того, что подсудимый обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, связанного с посягательством на жизнь, и, следовательно, представляющего повышенную общественную опасность для общества, и что характер предъявленного обвинения дает достаточные основания полагать, что он может скрыться от суда или воспрепятствовать осуществлению правосудия, суд посчитал необходимым продлить срок содержания под стражей до окончания судебного разбирательства, но не более чем на 3 месяца.

25 марта 2003 года постановлением судьи Калужского областного суда срок содержания под стражей был продлен до 28 июня 2003 года, в котором дословно повторены основания, изложенные в постановлении от 27 декабря 2002 года, а также 26 июня 2003 года до 28 сентября 2003 года по тем же основаниям.

27 августа 2003 года Калужским областным судом продлен срок содержания К. под стражей до 28 декабря 2003 года по выше приведенным основаниям, а также с учетом сложности дела и большим объемом доказательств, подлежащих изучению.

По делу установлено, что К. был задержан 4 ноября 2000 года и содержался под стражей до постановления приговора 4 декабря 2003 года, то есть 3 года 1 месяц.

При этом Европейский Суд по правам человека отметил, что, принимая решение относительно освобождения или задержания лица, власти исходя из положений п. 3 ст. 5 Конвенции должны рассмотреть альтернативные меры обеспечения его присутствия в суде.

Это положение предполагает не только право на суд в пределах разумного времени или освобождение до суда, но также гласит, что освобождение может быть обусловлено гарантией явки в суд.

Полагаясь лишь на серьезность обвинения, без учета возможности применения других мер пресечения при продлении срока содержания под стражей, суды допустили нарушение положений п. 3 ст. 5 Конвенции.

В своем постановлении Европейский Суд по правам человека, отмечая нарушения п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав и основных свобод, констатировал, что необращение к определенным фактам и нерассмотрение альтернативных мер пресечения, полагаясь на серьезность обвинения, власти, тем самым, продлили срок задержания заявителя на основаниях, которые хотя и являются "уместными", но не могут быть расценены как "достаточные", чтобы оправдать длительность предварительного заключения свыше трех лет.

Поскольку Европейский Суд по правам человека признал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановления следователя, санкционированные прокурором за весь период предварительного расследования, а также судебные решения о продлении срока содержания под стражей нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем продление срока содержания под стражей, санкционированное прокурором, а также судебные решения по вопросам о продлении срока содержания под стражей в отношении К. подлежат отмене.

На основании изложенного, а также руководствуясь ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по данному уголовному делу удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении К. ввиду новых обстоятельств.

3. Постановления следователя, санкционированные прокурором в отношении К. от 3 января, 1 февраля, 12 марта, 17 и 20 апреля, 29 июня, 5 октября 2001 года, признать незаконными и в части продления ему срока содержания под стражей отменить.

4. Постановления судьи Калужского районного суда Калужской области от 9 февраля, 9 апреля, 11 мая, 22 октября 2001 года, 8 мая 2002 года, которыми жалобы К. и его адвоката на постановления следователя о продлении срока содержания под стражей К., санкционированные прокурором от 1 февраля, 12 марта, 20 апреля, 5 октября

2001 года и 29 марта 2002 года, оставлены без удовлетворения, определения судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда от 13 марта, 8 июня и 13 ноября 2001 года об оставлении постановлений судьи от 9 февраля, 11 мая и 22 октября 2001 года в отношении К. - без изменения, постановления судьи Калужского областного суда о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования от 3 декабря 2001 года, о назначении предварительного слушания от 1 августа 2002 года, по итогам предварительного слушания от 15 августа и 25 декабря 2002 года в части оставления меры пресечения К. в виде заключения под стражу - без изменения, постановления судьи Калужского областного суда о продлении К. срока содержания под стражей от 27 декабря 2002 года, 25 марта, 26 июня, 27 августа 2003 года, кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2002 года, 15 апреля, 18 марта, 22 июля, 4 сентября, 30 октября 2003 года, которыми постановления судьи в отношении К., соответственно, от 15 августа, 25 и 27 декабря 2002 года, 25 марта, 26 июня, 27 августа 2003 года оставлены без изменения, отменить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"