||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2010 г. N 52-010-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Ермолаевой Т.А.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденной Иртаковой Н.А. и адвоката Решетникова А.Г. на приговор Верховного Суда Республики Алтай от 01 декабря 2009 года, по которому

Иртакова Н.А., <...>, -

осуждена по ч. 3 ст. 303 УК РФ к трем годам лишения свободы с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с производством дознания, предварительного следствия и с оперативно-розыскной деятельностью в течение двух лет.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Иртаковой Н.А. наказание в виде лишения свободы, за исключением наказания в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с производством дознания, предварительного следствия и с оперативно-розыскной деятельностью, постановлено считать условным, если осужденная в течение испытательного срока, продолжительностью один год, докажет исправление своим поведением.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выслушав осужденную Иртакову Н.А., выступление адвоката Волобоевой Л.Ю. и защитника Пешкова А.Д., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Макаровой О.Ю. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Иртакова Н.А., состоящая в должности следователя следственного отделения при ОВД <...> следственного управления при МВД <...>, признана виновной в фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, а именно, о покушении на грабеж с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено 10 августа 2008 года <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденная Иртакова Н.А. выражает несогласие с вынесенным приговором, считает, что приговор вынесен с нарушением ч. 3 ст. 240 УПК РФ, с использованием недопустимых доказательств. По ее мнению, пока не составлена опись дела, документ не может считаться приобщенным к материалам уголовного дела, а преступление, связанное с фальсификацией доказательств, оконченным. Утверждает, что фиктивные протоколы изготовила для показа проверяющему П., к уголовному делу приобщать их не собиралась, показания участников судопроизводства в этих протоколах не искажены, дело прошила и пронумеровала, а также приобщила к нему фиктивные протоколы следователь А., которой она передала дело перед уходом в отпуск, при этом фиктивные протоколы она оставила в столе, а дело передала А. Сообщает, что при проведении проверки было вынесено постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления; полагает, что выводы суда о приобщении ею фиктивных документов к делу являются необоснованными, так как отсутствует протокол осмотра уголовного дела N <...>; доказательства ее вины созданы искусственным путем, с нарушениями УПК РФ, в результате утраты важных документов; показания свидетеля Ш. являются сомнительными, а выводы почерковедческой экспертизы носят предположительный характер. Также, утверждает, что умысла на фальсификацию доказательств не имела, наступления общественно опасных последствий не желала, ее действия не представляют общественной опасности, являются малозначительными. Считает, что не фальсифицировала доказательств, поскольку фактические данные не искажала и не создавала в чью-либо пользу, на этом основании утверждает, что объект преступления отсутствует и приговор является незаконным. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении ее прекратить за отсутствием в деянии состава преступления.

- адвокат Решетников А.Г. в защиту интересов Иртаковой Н.А. считает приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм УПК РФ и несоблюдением процедуры судопроизводства, в том числе, указывает, что при направлении уголовного дела N <...> с обвинительным заключением прокурору Республики Алтай были нарушены требования ч. 6 ст. 220 УПК РФ, суд в приговоре сослался на показания П., которые не были исследованы в ходе судебного заседания, выводы суда о виновности Иртаковой основаны на предположительных доводах, без учета всех обстоятельств дела. Утверждает, что умысла на фальсификацию доказательств, в том смысле как указано в ст. 303 УК РФ, Иртакова не имела, протоколы допросов Б., составленные ею с нарушением требований УПК РФ, были приобщены к материалам уголовного дела следователем А., по указанию прокурора <...>; Иртакова не искажала фактические сведения и фальсифицировала не доказательства, а источники доказательств, которыми являются протоколы следственных действий. Полагает, что от действий Иртаковой по составлению протоколов в нарушение требований УПК РФ интересы правосудия не пострадали, угрозы принятия судом неправосудного решения не имелось, права и свободы Б. и Ш. не нарушены, что свидетельствует об отсутствии общественной опасности действий, совершенных Иртаковой. Также, утверждает, что квалификация действий Иртаковой по ч. 3 ст. 303 УК РФ является необоснованной, поскольку приговором Горно-Алтайского городского суда обвинявшийся в грабеже М. был оправдан за отсутствием состава преступления. По его мнению, суд вынес обвинительный приговор Итраковой при отсутствии объекта преступления. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении ее прекратить за отсутствием в деянии состава преступления.

В возражениях по делу в отношении осужденной Иртаковой Н.А. государственный обвинитель Ю.Г. Булычев предлагает оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Иртаковой Н.А. в совершении преступления, установленного приговором, подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимая Иртакова Н.А. виновной себя в предъявленном обвинении не признала и, подтвердив свои показания на предварительном следствии, отказалась дать показания, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ.

В связи с этим в судебном заседании были исследованы показания Иртаковой Н.А., данные ею в качестве подозреваемой в ходе предварительного расследования, из которых следует, что в период работы в должности следователя ОВД <...> в ее производстве находилось уголовное дело, где участниками следственных действий являлись супруги Б. Поскольку данное уголовное дело требовалось передать на проверку куратору, то она по совету следователя П. для проверяющего заполнила и подписала протоколы допросов Б., без участия последних в указанных следственных действиях. Указанные процессуальные документы, не подшивая и не нумеруя, приобщила к уголовному делу. Планировала после проверки уголовного дела убрать из него эти протоколы допроса и не использовать их в качестве доказательств. Затем она ушла в отпуск, а уголовное дело передала следователю А., которую в присутствии следователя Б. предупредила о необходимости передопросить Б., а изготовленные ею протоколы уничтожить. Прямого умысла на фальсификацию доказательств она не имела и состава преступления в ее действиях не имеется (т. 2, л.д. 4 - 11).

Вина осужденной подтверждается показаниями свидетелей, в том числе, свидетеля Б., которая на заседании суда показала, что в связи с тем, что М. незаконно проник в их жилище, ее муж написал заявление в ОВД <...> о привлечении этого лица к уголовной ответственности. 28 июня 2008 года ею было собственноручно написано объяснение по факту произошедшего, где она самостоятельно указала о событиях, связанных с действиями М., очевидцем которых она была. Аналогичное объяснение было написано мужем Б. После написания объяснений ни ее, ни мужа в качестве свидетелей и потерпевших не допрашивали. Вечером 19 августа 2008 года к ним домой пришла следователь А. и попросила ее и мужа дать дополнительные показания по уголовному делу в отношении М. Б. сказала, что их вообще никто не допрашивал в качестве свидетелей, потерпевших. В ответ на это А. были продемонстрированы протоколы допроса от 10 августа 2008 года о ее допросе в качестве свидетеля и мужа в качестве потерпевшего, а также постановление о признании потерпевшим Б. Утверждала, что текст "с моих слов написано верно, прочитано", а также подписи были выполнены не ею. Сведения, изложенные в протоколе ее допроса, как свидетеля, в основном дублировали ранее написанное ею объяснение.

Аналогичные показания дали в судебном заседании свидетели Б. и Ш., которые подтвердили, что Иртакова Н.А. их не допрашивала, однако в деле имелись протоколы допросов, изготовленные и подписанные от их имени.

Вина Иртаковой Н.А. в совершении преступления, установленного приговором, подтверждена, также показаниями свидетелей:

- А. о том, что при передаче уголовного дела Иртакова Н.А. ничего ей не поясняла об обстоятельствах расследования уголовного дела, о том, что протоколы допроса были составлены без участия допрашиваемых она не знала, однако впоследствии к ней пришла Иртакова Н.А., которая сказала, что действительно следственных действий с участием Б. она не проводила, а протоколы допросов она сделала для того, чтобы уйти в отпуск, предоставив уголовное дело на проверку П.

- Б., показавшей, что она при передаче уголовных дел от следователя Иртаковой Н.А. к следователю А. в августе 2008 года не присутствовала, однако подсудимая Иртакова Н.А. просила ее подтвердить, что она присутствовала и слышала якобы разговор о том, что Иртакова Н.А. говорила А., что в деле лежат фальсифицированные документы, предназначенные для руководства. На самом деле она такого разговора между ними не слышала.

- П., который показал, что каких-либо советов о том, чтобы подделать какие-либо процессуальные документы по уголовным делам за лиц, которых реально Иртакова не допрашивала, он не давал;

- П., которой Иртакова Н.А. пояснила, что у нее проверял уголовное дело П., отметивший неполноту предварительного расследования. После этого она никак не могла допросить Б. по уголовному делу. Говорила, что следователь П. посоветовал ей составить протоколы допросов, а после проверки их выбросить.

- П., на заседании суда подтвердившего, что он проверял уголовное дело в отношении М., которое расследовалось следователем Иртаковой Н.А., однако считает, что в уголовном деле не могут находиться фальсифицированные документы.

Во время судебного разбирательства не были установлены данные, свидетельствующие об оговоре свидетелями стороны обвинения подсудимой Иртаковой Н.А.

Кроме того, виновность подсудимой подтверждается протоколом выемки (т. 1, л.д. 115 - 120), протоколом осмотра документов (т. 1 л.д. 215 - 220), заключениями экспертиз, другими, исследованными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Оснований не доверять приведенным в приговоре доказательствам у судебной коллегии нет.

Согласно заключениям судебно-почерковедческих экспертиз рукописные записи протоколов свидетелей Б., Б. и Ш. от 10.08.2008 года выполнены не указанными лицами, а П. (Иртаковой) Н.А. (т. 1 л.д. 168 - 178, т. 1 л.д. 185 - 194, т. 1 л.д. 203 - 212).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив их в совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Иртаковой Н.А. в совершении преступления и правильно квалифицировал ее действия.

Изложенные в кассационной жалобе доводы осужденной Иртаковой Н.А. и адвоката Решетникова А.Г. об отсутствии у нее умысла на фальсификацию доказательств являются необоснованными.

Об умысле Иртаковой Н.А. на фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении свидетельствует характер действий подсудимой, в частности, изготовление ею текста протоколов допросов, личное исполнение подписей от имени допрашиваемых лиц, приобщение поддельных процессуальных документов к материалам уголовного дела, что привело к фальсификации доказательств по уголовному делу.

На этом основании суд пришел к правильному выводу о том, что следователь Иртакова Н.А. действовала с прямым умыслом на фальсификацию доказательств по уголовному делу, поскольку она осознавала, что фальсифицирует доказательства по уголовному делу и желала этого. Данные обстоятельства установлены показаниями самой Иртаковой на предварительном следствии. Кроме того, факт изготовления подложных протоколов и подделки подписи участников судопроизводства не отрицается и в кассационных жалобах.

Мотив и цель данных действий Иртаковой (желание поскорее уйти в отпуск, отчитаться перед проверяющим П.) уголовно-правовой оценки не имеют.

Доводы жалоб об отсутствии объективной стороны преступления в связи с отсутствием искажений фактических данных и фальсификацией источников доказательств, исследовались судом и получили верную оценку в приговоре.

По смыслу закона фальсификация доказательств по уголовному делу может быть двух видов: 1) это, прежде всего, фальсификация фактических данных, имеющих существенно значение для дела (например, внесение в протокол допроса ложных сведений), а также 2) фальсификация самих источников доказательств, в том числе, составление протокола допроса, который не проводился, уничтожение вещественных доказательств.

В данном деле имеет место второй вид фальсификации доказательств, связанный с изготовлением протоколов допросов, которые не проводились, и подделкой подписей участников судопроизводства.

В этой связи вывод суда о том, что, несмотря на то, что фактические данные, указанные в протоколах допросов Ш. и Б., соответствуют реальным обстоятельствам, но сами допросы не проводились, то эти протоколы допросов являются фальсифицированным источником доказательств, является правильным.

Согласно п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ протоколы следственных и судебных действий являются доказательствами по уголовному делу, следовательно, их фальсификация является уголовно наказуемым деянием, предусмотренным ст. 303 УК РФ.

Доводы жалоб осужденной Иртаковой Н.А. и адвоката Решетникова А.Г. о том, что преступление не было оконченным, поскольку дело прошила и пронумеровала, а также приобщила к нему фиктивные протоколы следователь А., которой она передала дело перед уходом в отпуск, не могут быть признаны состоятельными.

Преступление, предусмотренное ст. 303 УПК РФ, является оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам уголовного дела.

Проанализировав обстоятельства дела, суд установил в приговоре, что Иртакова Н.А., сфальсифицировав протоколы допросов свидетелей и потерпевшего, вложила их в уголовное дело, которое впоследствии было вместе с ними передано для производства расследования другому следователю.

Указанные факты позволили суду прийти к верному выводу о том, что фальсифицированные документы были приобщены Иртаковой к материалам уголовного дела, независимо от того, что не были ею прошиты и пронумерованы.

Утверждения, содержащиеся в жалобе Иртаковой, о том, что фиктивные протоколы она оставила в столе, а дело передала А., не могут быть признаны обоснованными, поскольку опровергаются материалами дела, в том числе, показаниями А. в судебном заседании о том, что Иртакова передала ей дело вместе с фальсифицированными протоколами (т. 3 л.д. 115 - 125).

Доводы жалоб о неправильной квалификации действии Иртаковой по ч. 3 ст. 303 УК РФ, поскольку привлеченный к уголовной ответственности М. был впоследствии оправдан судом, не могут быть приняты во внимание. Приговором суда верно установлено, что данное обстоятельство правового значения для настоящего уголовного дела не имеет.

Оснований для признания действий Иртаковой Н.А. по составлению фальсифицированных протоколов допросов малозначительным деянием, о чем просят осужденная и ее адвокат, не имеется, поскольку фальсификация следователем доказательств по уголовному делу, независимо от наступивших последствий, представляет общественную опасность, состоящую в угрозе причинения вреда интересам правосудия.

Также, являются необоснованными доводы жалоб о многочисленных нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных в ходе расследования данного преступления. Приговором суда установлено, что предварительное следствие осуществлено без существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Ставить под сомнение выводы суда оснований не имеется.

Наказание Иртаковой Н.А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления, данных о ее личности, обстоятельств, смягчающих наказание, таких как наличие малолетнего ребенка и заболеваний. На основе совокупности приведенных выше обстоятельств, суд обоснованно пришел к выводу о возможности исправления Иртаковой Н.А. без реального отбывания наказания, в связи с чем его постановлено считать условным, что свидетельствует о справедливости и гуманности наказания, назначенного судом первой инстанции.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Верховного Суда Республики Алтай от 01 декабря 2009 года в отношении Иртаковой Н.А. оставить без изменения, а ее и адвоката Решетникова А.Г. кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"