||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2010 г. N 48-010-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - СВИРИДОВА Ю.А.

судей - БОНДАРЕНКО О.М. и ВОРОНОВА А.В.

при секретаре - ПРОХОРОВОЙ Е.А.

рассмотрела в судебном заседании 2 марта 2010 года уголовное дело по кассационной жалобе адвоката МАКСИМОВОЙ В.Г. на приговор Челябинского областного суда от 11 декабря 2009 года, по которому

АЛИМОВ Ш.Я., <...>

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, к" УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 20 марта 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, выслушав адвоката ВИШНЯКОВОЙ Н.В., поддержавшую доводы кассационной жалобы, прокурора ФИЛИМОНОВУ С.Р., полагавшую приговор суда оставить без изменения, а доводы жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

АЛИМОВ на почве неприязненных отношений совершил убийство Т., а затем, с целью сокрытия совершенного преступления, совершил убийство Н.

Преступления были совершены 11 марта 2009 года <...> при обстоятельствах, которые были установлены в ходе судебного заседания и изложены в приговоре.

Допрошенный в качестве подсудимого АЛИМОВ, не отрицая того, что именно он причинил смерть Т. и Н., признал свою вину частично.

В кассационной жалобе адвоката МАКСИМОВОЙ В.Г., защищающей законные интересы осужденного АЛИМОВА, оспаривается правильность квалификации его действий, ставится вопрос об исключении его осуждения по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также о снижении назначенного наказания.

По мнению адвоката, достоверных доказательств того, что АЛИМОВ причинил смерть Н. с целью сокрытия убийства Т., суду представлено не было и этот вывод обвинения основан только на предположениях.

Действия АЛИМОВА, совершаемые им после совершения преступления, т.е. попытки вызвать "Скорую помощь", по мнению защиты, объективно свидетельствуют об отсутствии умысла причинить потерпевшему Т. смерть.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения приведенных доводов, оснований для отмены либо изменения приговора.

Виновность осужденного АЛИМОВА в совершении преступления, при установленных судом обстоятельствах, полностью подтверждена доказательствами, которые были добыты в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

В своих признательных показаниях на предварительном следствии и в судебном заседании АЛИМОВ сообщал о том, что он нанес Т. ножевое ранение в грудь, случайно. После употребления спиртных напитков Т. предложил научить его приемам самообороны, но отвлекся и пропустил удар ножом. Он хотел вызвать "Скорую помощь", но не смог этого сделать, т.к. растерялся. Видевшая все произошедшее подруга Т. Н., сказав ему, что Т. умер, и предложила написать расписку о том, что он якобы должен ей <...> рублей, а она подожжет дом вместе с трупом. В противном случае Н. пригрозила обо всем рассказать работникам милиции. Случайно ему в руки попал топор, и он нанес Н. несколько ударов по голове. После этого свою одежду, на которой были следы крови, он спрятал на чердаке в доме М., а сам несколько дней скрывался в лесу. Сразу после задержания он признался в совершении убийства Т. и Н. и написал явку с повинной.

Помимо показаний самого АЛИМОВА, его виновность подтверждается:

показаниями свидетелей З., М., К., Л., Р., Х.;

материалами уголовного дела: протоколом осмотра места происшествия от 12 марта 2009 года и обнаружением в д. <...> по ул. <...> пос. <...> <...> района трупов мужчины и женщины со следами насильственной смерти;

протоколом опознания от 18 марта 2009 года, во время которого был опознан труп Т. (<...>) <...>;

справкой ЭКЦ ГУВД <...> о том, что при проверке массива дактилокарт установлено, что труп женщины принадлежит - Н.;

заключением судебно-медицинской экспертизы N <...>, которым установлено, что смерть Т. наступила вследствие колото-резаного сочетанного ранения грудной клетки и живота. Потерпевшему было причинено два ножевых ранения: грудной клетки и живота, проникающего в брюшную полость с ранением печени, сверху вниз и справа налево; живота, проникающего в брюшную полость с повреждениями кишечника и связок брюшины, спереди назад, справа налево. Указанные ранения были причинены плоским клинковым объектом, возможно ножом. Кроме того, на трупе Т. обнаружены ушибленные раны головы, кровоподтеки на лице, закрытая травма шеи с повреждениями большого и верхнего рожка. Концентрация алкоголя в крови Т. могла при жизни соответствовать тяжелой алкогольной интоксикации;

заключением медико-криминалистической экспертизы N <...>, которой отражено, что ушибленные раны волосистой части головы трупа Т. могли быть причинены обухом топора, изъятым на месте происшествия, а колото-резаные раны грудной клетки и живота - клинками ножей, изъятых на месте происшествия;

заключением судебно-медицинской N <...> установившим, что смерть Н. наступила вследствие открытой черепно-мозговой травмы, в комплекс которой вошли однотипные ушибленные раны волосистой части головы с подлежащими переломами костей свода черепа. Раны головы и переломы костей черепа образовались от совокупности не менее 4 ударов в голову тупым твердым массивным предметом. Кроме того, в области правой ушной раковины обнаружены две резаные раны, образовавшиеся от воздействия острого предмета; ушиб правой кисти. Концентрация алкоголя в крови Н. при жизни могла соответствовать средней степени опьянения;

заключением медико-криминалистической экспертизы установлено, что ушибленные раны головы потерпевшей Н. могли быть причинены обухом топора, а резаные раны правой ушной раковины могли быть причинены лезвиями обоих ножей или топора, т.е. предметов изъятых с места происшествия;

протоколом осмотра одежды АЛИМОВА, которая была обнаружена в доме М. и на которой были обнаружены следы крови;

заключениями проведенных судебно-биологических экспертиз N <...> и <...> установлено, что обнаруженная на одежде АЛИМОВА кровь человека и могла произойти от потерпевшего Т.;

протоколом осмотра обнаруженных во время осмотра места происшествия и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств: топора и двух ножей, на которых были обнаружены следы крови;

заключением судебно-биологической экспертизы N <...>, которой установлено, что кровь на ноже "с черной рукояткой" и на топоре могла произойти от Т. Три нитевидных предмета, изъятых с топора, являются волосами человека и происходят с головы; причем один из них мог произойти от Н., а два других - от Т.;

заключением дактилоскопической экспертизы отражено, что два следа пальцев рук, обнаруженных на месте происшествия, оставлены соответственно указательным пальцем правой руки и средним пальцем левой руки АЛИМОВА;

собственноручно написанным АЛИМОВЫМ заявлением на имя прокурора <...>, "чистосердечном признании", в котором он сообщает об обстоятельствах совершенного им убийства Т. и Н.;

протоколом проверки показаний подозреваемого АЛИМОВА, во время которой он подробно и в деталях сообщил об обстоятельствах совершенных им убийств. При проведении следственного действия, в указанном АЛИМОВЫМ месте была обнаружена его одежда: дубленка, рубашка и брюки, в которых он находился во время совершения преступления.

Судебная коллегия отмечает, что все доказательства, приведенные в обоснование виновности АЛИМОВА, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованные в судебном заседании доказательства получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого АЛИМОВА, в том числе и его право на защиту от предъявленного обвинения, право на квалифицированную юридическую помощь, были реально обеспечены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов о доказанности виновности АЛИМОВА в совершении убийства Т. и Н., отразиться на правильности квалификации его действий, в период предварительного следствия и судебного заседания допущено не было.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного АЛИМОВА по ст. 105 ч. 2 УК РФ, как убийство, т.е. умышленное причинение смерти двум лицам, с целью скрыть другое преступление.

Нанесение АЛИМОВЫМ поочередно Т. и Н. опасными орудиями (ножом и топором) неоднократных ударов в жизненно важные органы человеческого тела и причинение опасных ранений, которые неотвратимо привели к наступлению их быстрой смерти, объективно свидетельствует о наличии у АЛИМОВА умысла на лишение потерпевших жизни.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы кассационной жалобы, в которой оспаривается правильность квалификации действий осужденного.

Утверждение осужденного АЛИМОВА о том, что ножевое ранение потерпевшему Т. было им причинено случайно, по неосторожности, во время показа приемов самообороны, опровергается фактом обнаружения на теле потерпевшего не одного, а двух разнонаправленных ножевых ранений. Указанные ранения были причинены ударами со значительной силой, о чем объективно свидетельствует и зафиксированная длина раневых каналов.

Кроме того, вопреки утверждениям осужденного, объективно установленные данные: механизм причинения ушибленных ран головы и обнаружение на топоре следов крови Т. и его волос, свидетельствуют и о том, что Т., кроме того, были причинены удары обухом топора по голове.

Обстоятельства совершения убийства Н. сообщенные осужденным, подтверждены объективно результатами проведенных осмотров и экспертных исследований об орудиях преступления и механизме образования телесных повреждений повлекших наступление смерти.

Мотивом убийства Н. явилось стремление АЛИМОВА скрыть совершенное ранее убийство Т.

Этот вывод основан, прежде всего, на анализе показаний самого АЛИМОВА, утверждавшего, что после наступления смерти Т. Н. стала требовать от него написания ей расписки на крупную денежную сумму, угрожая, в противном случае сообщить о совершенном им убийстве в милицию.

О попытках АЛИМОВА скрыть совершенное им преступление свидетельствует и то, что он спрятал свою одежду, на которой были следы крови; высказывал в разговоре со свидетелем М. опасения о том, что его могут "необоснованно обвинить в убийстве", т.к. он был в доме у Т., а после этого скрывался некоторое время в лесу.

При назначении осужденному АЛИМОВУ наказания, суд первой инстанции в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности АЛИМОВА, отсутствие обстоятельств отягчающих наказание и наличие обстоятельств, смягчающих наказание.

В соответствии с положениями ст. 61 УК РФ суд обоснованно признал обстоятельствами смягчающими наказание: активное способствование АЛИМОВЫМ раскрытию преступления, совершенного в условиях неочевидности и раскаяние, а также нахождение на его иждивении малолетнего сына.

Судебная коллегия отмечая, что назначенное осужденному АЛИМОВУ наказание полностью соответствует закону и является справедливым, не находит оснований для удовлетворения доводов кассационной жалобы о его снижении.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 11 декабря 2009 года в отношении АЛИМОВА Ш.Я. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката МАКСИМОВОЙ В.Г. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"