||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2010 г. N 46-О10-8

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Хинкина В.С. и Колышницына А.С.

при секретаре Андреевой Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Бирюкова Д.И. и адвоката Колесовой И.Ю. на приговор Самарского областного суда от 16 ноября 2009 года, которым

БИРЮКОВ Д.И., <...>, <...> ранее судим 20.10.2008 г. по ст. 165 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 17 годам лишения свободы и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 20.10.2008 года к 17 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., объяснения осужденного Бирюкова Д.И., адвоката Поддубного С.В. и мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Бирюков Д.И. признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере и в умышленном причинении смерти малолетнему сыну Б. <...> года рождения, находящемуся заведомо для виновного в беспомощном состоянии.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденных Бирюков Д.И. и адвокат Колесова И.Ю. ставят вопрос об отмене приговора с прекращением дела в части осуждения Бирюкова по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, о переквалификации действий с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 1 этой статьи с назначением наказания с применением ст. 73 УК РФ условно; утверждают, что достоверных доказательств вины Бирюкова в убийстве сына в деле и в судебном заседании не добыто; что в приговоре приведены показания потерпевшей, свидетелей, содержащие противоречия, которые не устранены, а от признательных показаний в убийстве Бирюков отказался, как данных под воздействием недозволенных методов; указывается также, что следов преступления на одежде Бирюкова, на предполагаемом орудии преступления по заключению экспертиз не обнаружено. Кроме того адвокат полагает, что наказание, назначенное по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, является чрезмерно суровым и подлежит снижению.

В возражении государственного обвинителя Вандышевой Н.В. указывается на необоснованность жалоб осужденного и адвоката.

В дополнительных жалобах и в ходатайстве осужденный также указывает на свою невиновность в убийстве, утверждает, что фактические обстоятельства судом установлены неправильно, не соблюден принцип презумпции невиновности, что приговор основан на предположениях и противоречивых доказательствах; кроме того, указывает, что юридическая помощь ему оказана неквалифицированно, и адвокат лишь присутствовал на следственных действиях, не оказывая ему юридической помощи.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению кассационных жалоб.

Суд рассмотрел уголовное дело, исследовав представленные сторонами обвинения и защиты доказательства и в соответствии с ними, дав им надлежащую оценку, правильно установил фактические обстоятельства и обоснованно признал Бирюкова виновным в совершении преступления, установленного приговором.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, труп потерпевшего Б. был обнаружен на участке местности на расстоянии около 300 метров от дома, где проживали Б., с признаками насильственной смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на теле трупа обнаружены ссадины, кровоподтеки в области головы и конечностей, а также непроникающие резаные раны шеи и проникающее слепое колото-резаное ранение грудной клетки с повреждением внутренних органов: нижней доли левого легкого, сердечной сорочки, которое и явилось причиной смерти в результате кровоизлияния в плевральную полость с развитием острой кровопотери.

Хотя в судебном заседании Бирюков, отрицая вину в убийстве сына и признавая свою вину в изготовлении наркотического средства из ранее собранной конопли, утверждал, что 30 октября 2008 года он только ходил с женой в лес за грибами и коноплю не собирал, а вернувшись домой и употребив сваренную "манагу" искал пропавшего сына, но не нашел, но из его показаний, данных на предварительном следствии и исследованных в суде следует, что во время сбора грибов он нарвал и конопли. Вернувшись из леса вместе с приехавшим за ними с женой С., Бирюков сварил на молоке, принесенном С., из конопли "манагу" и выпил примерно 400 грамм этого наркотического средства, а также выпил его и С. Не обнаружив дома сына и не найдя его у знакомых, он, взяв с собой нож для защиты от лисиц, пошел искать сына в окрестностях и встретил его по пути к озеру. В силу наркотического опьянения он не помнит, что между ними произошло, но что-то его разозлило, и он ударил сына ножом, желая подтолкнуть, чтобы он шел домой. Сын упал на живот, захрипел, а он поднял его на руки и случайно задел находящимся в руке ножом за его горло. Испугавшись, побежал с сыном на руках куда именно, он не помнит. Возле столба линии электропередач положил сына на землю, а потом побежал в сторону дома с намерением вызвать "скорую помощь". Прибежав к дому, воткнул нож в стену над дверным косяком и зашел в дом. На вопрос жены сказал, что сына не нашел, поскольку из-за провалов в памяти после употребления наркотика он не помнил, что убил сына. После этого они с женой еще ходили искать сына, но не нашли его. О том, что он убил сына он вспомнил только 2 ноября 2008 года, когда отошел от действия "манаги".

При выходе на место происшествия для проверки показаний 4 ноября 2008 года с применением фотосъемки Бирюков подробно показал и рассказал о своих действиях, дав аналогичные показания. Судом эти показания проверены и просмотрены.

Потерпевшая Б. подтвердила в суде, что муж 30 октября 2008 года после сбора грибов набрал в пакет конопли, а по приезду домой что-то варил в кастрюле, и она поняла, что он варил "манагу", после чего они с С. сидели на кухне, и она предполагает, что они пили "манагу". Потом они, обнаружив отсутствие сына, искали его у друзей и знакомых, потом муж ходил и на поляну, и вместе они ходили, но не найдя его, она пошла в милицию. Потом продолжили поиски вместе с работниками милиции, которые при осмотре дома обнаружили кастрюлю из-под "манаги" и коноплю.

Свидетель С. в судебном заседании отрицал употребление с Бирюковым наркотиков, на предварительном следствии показывал, что после возвращения из леса Бирюков сварил на молоке "манагу" из конопли, и он выпил примерно 100 грамм, после чего он уехал. При нем о сыне разговора не было. О его пропаже он узнал ночью от работников милиции.

Из показаний свидетеля Н. следует, что жена Бирюкова Л. боялась мужа, что он дрался, что он бил и своего сына С. Она видела у него синяки, он плакал и не хотел идти к отцу.

Согласно выводов экспертизы вещества, изъятого в гараже дома весом 153 и 64 грамма, и вещества, находящегося в кастрюле, и изъятого в доме Бирюкова, то и другое вещество (153 и 64 грамма) являются марихуаной, а вещество из кастрюли - гашишным маслом массой 8,17 грамма.

Из заключения криминалистической экспертизы повреждений на одежде потерпевшего следует, что орудием преступления мог быть как нож под N 2, так и под N 3, так и любой другой нож с аналогичными конструктивными особенностями, и суд на основании анализа доказательств (показаний самого Бирюкова, свидетеля В., потерпевшей Б. по поводу ножа, изъятого при осмотре места происшествия из-под холодильника) обоснованно пришел к выводу, что именно этот нож явился орудием преступления.

Приведенные и другие исследованные судом доказательства, являющиеся достоверными, допустимыми и достаточными, и получившие надлежащую оценку суда в своей совокупности подтверждают правильность выводов суда о виновности Бирюкова.

Его доводы в жалобе о том, что признательные показания в ходе предварительного следствия им даны под воздействием недозволенных методов, являются несостоятельными.

Проверялись они как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и не нашли подтверждения. Утверждая об этом, Бирюков в то же время в суде отрицал оказание какого-либо принуждения при выходе на место происшествия.

Никаких объективных данных о том, что на Бирюкова оказывалось какое-либо воздействие по делу не усматривается.

Согласно выводов вокалографической экспертизы Бирюков давал показания в результате естественного припоминания, источником которого является непосредственное участие его самого в описываемых им событиях. В то же время это не исключает возможности сознательного утаивания и искажения некоторых подробностей событий в своих интересах, интересах других лиц или из иных побуждений. Признаков самооговора Бирюковым или дачи им показаний по научению третьих лиц и т.п. экспертами не выявлено.

Как пояснил свидетель А. Бирюков во время беседы с ним признался, что это он совершил убийство сына и рассказал об этом подробно и добровольно.

Из протоколов проверки показаний на месте происшествия следует, что эти следственные действия, как и допросы Бирюкова в качестве подозреваемого и обвиняемого проверены с соблюдением требований закона с участием адвоката, а выходы на место происшествия с участием и понятых, и по их завершении никаких заявлений и жалоб от Бирюкова, в том числе на ненадлежащую защиту, отказа от адвоката Мячиной Л.А., осуществлявшей защиту Бирюкова на протяжении всего следствия, начиная от задержания до предъявления материалов дела к ознакомлению, не поступило, поэтому доводы Бирюкова в кассационной жалобе о ненадлежащей защите его на предварительном следствии являются также необоснованными.

Суд на основании исследованных доказательств правильно установил фактические обстоятельства и обоснованно квалифицировал действия Бирюкова по ст. ст. 105 ч. 2 п. "в" и 228 ч. 2 УК РФ.

Назначенное судом наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УПК РФ. Судом приняты во внимание общественная опасность содеянного, положительные данные о личности Бирюкова, а также отрицательные, смягчающее наказание обстоятельство: явка с повинной. Наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 16 ноября 2009 года в отношении Бирюкова Д.И. оставить без изменения, а кассационные жалобу осужденного Бирюкова Д.И. и адвоката Колесовой И.Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий -

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи -

ХИНКИН В.С.

КОЛЫШНИЦЫН А.С.

 

Верно: судья

В.С.ХИНКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"