||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2010 г. по делу N 49-010-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,

судей Кондратова П.Е. и Ламинцевой С.А.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 11 февраля 2010 года кассационные жалобы осужденного Муратова В.С. и его защитников - адвоката Вязовцева Е.А. и Муратовой Р.Р. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 ноября 2009 года, по которому

Муратов В.С. <...>, судимый 2 июля 2009 года мировым судьей судебного участка N 2 по г. Стерлитамаку по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 8 месяцев,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 19 лет; по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 21 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор мирового судьи судебного участка N 2 по г. Стерлитамаку от 2 июля 2009 года постановлено исполнять самостоятельно.

Судом постановлено взыскать с Муратова В.С. в счет компенсации морального вреда в пользу Л., В., Х. по <...> рублей каждому.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора и доводах кассационных жалоб осужденного и его защитника, а также выслушав мнение защитника Муратова В.С. - адвоката Бицаева В.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб, и прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Муратов В.С. признан виновным в убийстве трех лиц, т.е. в умышленном причинении смерти Х., В. и С., в том числе с целью скрыть другое преступление, а также в краже, т.е. тайном хищении имущества С., причинившем значительный ущерб потерпевшей.

Преступления совершены 6 и 7 января 2009 года в г. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный свою вину в убийстве не признал, вину же в совершении кражи чужого имущества признал полностью.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Муратов В.С. настаивает на незаконности и необоснованности постановленного в отношении него приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и грубого нарушения судом уголовно-процессуального закона. Отмечает, что в приговоре, вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ, не нашли отражение и не получили оценку со стороны суда показания свидетелей Н. и А. Считает, что приговор постановлен в нарушение принципа презумпции невиновности, предполагающего истолкование всех сомнений в пользу обвиняемого. Просит приговор в части его осуждения по п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Адвокат Вязовцев Е.А. в кассационной жалобе в защиту Муратова В.С. также утверждает о несоответствии выводов суда о виновности Муратова В.С. фактическим обстоятельствам уголовного дела, ссылаясь на то, что на следствии и в суде осужденный не признавал себя виновным, а его признательные показания на первоначальных этапах предварительного следствия были даны в ИВС ГУВД г. <...> под незаконным физическим и моральным воздействием. Полагает, что суд безосновательно не принял во внимание показания свидетеля С. об отсутствии Муратова В.С. во время совершения убийства Х. и В. в г. <...>. Считает, что о недостоверности признательных показаний осужденного свидетельствует то, что он первоначально указывал датой убийства Х. и В. 3 января 2009 года, что не помнит, куда девал так и не обнаруженные орудия преступления - молоток и ножи. Выражает сомнения в достоверности заключения эксперта, обнаружившего на одежде Муратова В.С. фрагменты волокон одежды Х. и В., а на одежде потерпевших - фрагменты одежды Муратова В.С., т.к. в суде не было установлено, что Муратов В.С. соприкасался одеждой с В., а изъятие одежды осужденного в ходе обысков производилось с нарушением УПК РФ. Подвергает также сомнению заключение эксперта-трассолога N <...> и акт биологической экспертизы N <...> в связи с вероятностным характером содержащихся в них выводов. Возражает против выводов психофизиологической экспертизы N <...>, положенных в обоснование приговора, считая, что отмеченная экспертом осведомленность Муратова В.С. об обстоятельствах совершения убийств обусловлена исключительно его продолжительным участием в предварительном следствии. Обращает внимание на то, что следствием и судом не проверялась версия о совершении убийств лицами, рассчитывавшими на получение наследства. Просит приговор в части осуждения Муратова В.С. по п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, уголовное дело прекратить за его непричастностью к совершению преступления, наказание по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ смягчить, применив ст. 73 УК РФ.

Защитник Муратова В.С. Муратова Р.Р. в кассационной жалобе также настаивает на отмене приговора, утверждая о непричастности Муратова В.С. к совершению убийств и неподтверждении его вины исследованными доказательствами. Указывает на несоблюдение требований закона при производстве осмотра квартиры С. в п. <...> и выемке одежды Муратова В.С. Заявляет о том, что по своему характеру осужденный не мог совершить убийства, у него для этого не было мотивов. Считает обвинения Муратова В.С. в совершении преступлений произвольными. Просит приговор отменить, прекратив уголовное дело за непричастностью Муратова В.С. к совершению преступлений.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Фахретдинов И.И. и потерпевший Х. утверждают о доказанности вины Муратова В.С. в совершении преступлений, справедливости его наказания и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает выводы суда о виновности Муратова В.С. в инкриминируемых ему преступлениях основанными на собранных в соответствии с законом и исследованных в судебном заседании доказательствах, которые правильно были признаны судом допустимыми, достоверными и достаточными в своей совокупности для постановления обвинительного приговора.

На основе исследованных судом доказательств установлено, что Муратов В.С., находясь 6 января 2009 года в квартире N <...> дома N <...> по ул. <...> г. <...> и увидев, как Х. ударил свою сожительницу В., попытался его успокоить, но тот в ответ ударил его по лицу. В ходе возникшей драки Муратов В.С. сдавил шею Х., чем причинил ему телесные повреждения, а затем, взяв со стола нож, нанес им удар потерпевшему в область сердца, от чего последний скончался. После этого он, опасаясь, что В. может изобличить его, нанес ей не менее 6 ударов ножом в область шеи и грудной клетки, от которых она вследствие обильной кровопотери скончалась. 7 января 2009 года Муратов В.С. в квартире N <...> дома N <...> по ул. <...> г. <...> поссорился с проживающей там С. и на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений нанес ей не менее 14 ударов молотком в голову и не менее 6 ударов ножом в область шеи, предплечья и сердца, от чего потерпевшая скончалась на месте, а Муратов В.С., взяв принадлежавшие С. золотые серьги и цепочку общей стоимостью <...> рублей, с ними скрылся.

Допрошенные в судебном заседании свидетели показали:

- М. и М. - что они проснулись ночью с 5 на 6 января 2009 года от грохота в соседней с ними квартире N <...>, а через несколько дней узнали, что проживавшие в этой квартире Х. и В. убиты;

- В. и А. - что в ночь с 6 на 7 января 2009 года они стучали в квартиру бабушки В., но им никто не ответил;

- В. и потерпевший В. - что вечером 11 января 2009 года они пришли в квартиру В., поскольку она не отвечала на телефонные звонки, и, открыв дверь своим ключом, обнаружили в комнате мертвую В., а приехавшие по вызову работники милиции обнаружили на кухне труп Х.

Заключениями экспертов N <...>, <...>, N <...>, N <...> по результатам судебно-медицинских исследований трупов Х. и В. установлены характер и локализация нанесенных им телесных повреждений, тяжесть этих повреждений, насильственный характер их смертей, а также причины и время наступления смертей.

Совершение убийств Муратовым В.С. подтверждается также протоколом осмотра места происшествия - квартиры N <...> в доме N <...> по ул. <...> г. <...>, согласно которому на полу кухни был обнаружен и изъят след обуви, который, как видно из заключения эксперта-трассолога, мог быть оставлен подошвой обуви Муратова В.С.; заключениями эксперта N <...>, зафиксировавшего обнаружение на свитере, джемпере, футболке и брюках Муратова В.С. фрагменты волокон с сорочки Х. колготок и ночной сорочки В., а на сорочке Х. и платье В. - фрагменты волокон с джемпера Муратова В.С., на ночной сорочке В. - фрагменты волокон со свитера Муратова В.С.; актом судебно-биологической (генетической) экспертизы N <...>, установившей принадлежность крови, обнаруженной на рукаве принадлежащего Муратову В.С. свитера в полоску, Х.

О совершении Муратовым В.С. убийства С. и кражи принадлежащих ей золотых изделий свидетельствуют: показания свидетеля М. пояснившей, что 7 января 2009 года она встречала в подъезде свою соседку С., а 8 января 2009 года узнала о ее убийстве; показания свидетеля К., сообщившего, что 7 января 2009 года С. уехала от него к себе домой, после чего они созванивались по телефону, но после 22 часов она больше на его звонки не отвечала; показания свидетелей Ф. и Т., пояснивших, что вечером 7 января 2009 они возвращались домой и Т. видел сидящего на ступеньках в подъезде Муратова В.С. без куртки и без шапки; протокол осмотра места происшествия - квартиры N <...>, дома N <...> по ул. <...> г. <...>, в которой был обнаружен труп С., а с пола снят на дактилоскопическую пленку след обуви, оставленный, как установлено заключением эксперта N <...>, каблучной частью подошвы обуви Муратова В.С.; акт судебно-биологической (генетической) экспертизы N <...>, согласно которому следы крови, обнаруженные на двух свитерах и брюках Муратова В.С., происходят от С. протокол осмотра места происшествия - дома N <...> по ул. <...> в п. <...>, где были обнаружены и изъяты принадлежащие Муратову 2 свитера и футболка, а также золотые цепочка и серьги; протокол предъявления предметов для опознания, согласно которому Л. опознал цепочку и серьги как принадлежавшие его матери; заключение эксперта N <...>, из которого следует, что кровь на серьгах и цепочке может происходить от С.

С этими доказательствами согласуются показания, данные Муратовым В.С. в ходе допроса в качестве подозреваемого, а также при проверке показаний на месте, в которых он признал себя виновным и дал подробные объяснения об обстоятельствах и мотивах совершения им преступлений.

Таким образом, у Судебной коллегии нет оснований сомневаться в обоснованности выводов суда о виновности Муратова В.С. в инкриминируемых ему преступлениях.

Утверждение Муратова В.С. в кассационной жалобе о том, что судом были нарушены требования ст. 307 УПК РФ, т.к. в приговоре не отражены и не оценены показания свидетелей Н. и А., является безосновательным. Указанные свидетели, проводившие предварительное следствие по настоящему уголовному делу, были допрошены по ходатайству государственного обвинителя в целях проверки заявлений Муратова В.С. о незаконных методах расследования. Каких-либо данных об обстоятельствах совершения преступлений они не сообщали, в связи с чем суд был вправе счесть эти показания не имеющими определяющего значения для принимаемых им решений и не ссылаться на них в приговоре. Статья 307 УПК РФ, определяющая содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, не требует, чтобы все исследованные в судебном заседании доказательства обязательно были отражены в приговоре.

Вопреки доводам Муратова В.С., все сомнения в его виновности, в том числе связанные с заявлением об алиби, судом были проанализированы и мотивированно разрешены. Неустранимых же сомнений в виновности осужденного не имеется.

Показания Муратова В.С. о том, что он с 5 на 6 января 2009 года находился в п. <...>, подтверждаются только показаниями его сожительницы С., заинтересованной в исходе дела; каких-либо иных, объективных, доказательств нахождения Муратова В.С. во время совершения преступлений в п. <...> в деле не имеется, и ходатайства об истребовании таких доказательств стороной защиты не заявлялись. Вместе с тем заключениями экспертов, установивших наличие на свитере Муратова В.С. крови Х., на различных предметах его одежды - фрагментов волокон с одежды Х. и В., а на одежде потерпевших - фрагментов волокон с одежды Муратова В.С., а также признавших, что обнаруженный в квартире Х. и В. след обуви мог быть оставлен подошвой обуви, в которой находился Муратов В.С., подтверждается не только пребывание Муратова В.С. на месте происшествия, но и совершение им преступления.

Ссылка адвоката Вязовцева Е.А. на то, что заключение эксперта N <...> о принадлежности пятен крови на одежде Муратова В.С. является противоречивым и имеет вероятностный характер, несостоятельна. Правильность вывода эксперта о том, что одно из пятен на свитере Муратова В.С. могло быть образовано кровью Х. подтверждается данными генетической экспертизы N <...> (т. 4, л.д. 79 - 89), отличающимися высочайшей степенью вероятности.

Вероятностный характер заключения эксперта-трассолога о возможной принадлежности следа обуви на кухне в квартире Х. и В. Муратову В.С. не является препятствием для признания этого заключения допустимым доказательством по делу. Будучи оцененным в совокупности с другими доказательствами, оно подтверждает причастность осужденного к совершению преступления.

Заявления адвоката Вязовцева Е.А. и защитника Муратовой Р.Р. о допущенных при проведении следственных действий, в частности осмотра жилища С., нарушениях Уголовно-процессуального кодекса носят голословный характер. Как следует из протокола осмотра места происшествия от 24 января 2009 года и протокола осмотра предметов от 25 января 2009 года, все предметы одежды Муратова В.С., изъятые в квартире С., были упакованы в целлофановые пакеты, и доводы о том, что они могли соприкасаться с одеждой потерпевших, ни на чем не основаны.

Лишены оснований и доводы защиты о необъективности понятых, участвовавших в осмотре жилища С. и изъятии одежды Муратова В.С. Само по себе то обстоятельство, что оба понятых являлись жителями г. <...>, а не п. <...>, никоим образом не подвергает сомнению их незаинтересованность в исходе дела. С учетом того, что осмотр проводился в позднее вечернее время суток в субботу, решение следователя привезти понятых с собой из г. <...> следует признать оправданным. Оно не противоречит закону, как не противоречит ему и то, что отдельные лица участвовали в качестве понятых при производстве нескольких следственных действиях.

Утверждения стороны защиты о том, что признательные показания в ходе предварительного следствия были даны Муратовым В.С. в результате незаконного воздействия на него сотрудников правоохранительных органов, проверялись судом, однако не нашли подтверждения. То, что Муратов В.С. датой совершения убийства Х. и В. первоначально называл не ночь с 5 на 6 января 2009 года, а 3 января 2009 года, и что он не смог точно указать, куда выбросил молоток и ножи, не может расцениваться как доказательство его самооговора. На точность показаний могли оказать влияние как ночное время совершения преступлений, так и состояние опьянения, в котором, по словам самого Муратова В.С., он находился.

Довод адвоката о том, что убийство Х. и В. могло быть совершено кем-то из лиц, рассчитывавших на получение в наследство квартиры Х. является несостоятельным. Как в ходе досудебного производства, так и в судебном разбирательстве допрашивались родственники Х. которые в случае открытия наследства могли бы на него претендовать, но никаких данных, позволяющих заподозрить их в совершении преступлений, установлено не было.

При решении вопроса об ответственности и наказании Муратова В.С. судом учтены выводы стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы в акте N <...> о том, что он не страдал и не страдает хроническим психическим расстройством или слабоумием, обнаруживает органическое расстройство личности, которое выражено не столь значительно и не сопровождается грубыми нарушениями интеллекта, памяти, мышления, критических способностей и не лишает его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом выводов экспертизы суд обоснованно признал Муратова В.С. вменяемым относительно инкриминируемых ему деяний.

Наказание Муратову В.С. назначено в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности им содеянного, личности виновного, смягчающих обстоятельств - противоправных действий потерпевшего Х. по факту его убийства, активного способствования расследованию преступлений, отсутствия отягчающих обстоятельств.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, в том числе обвиняемого, или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, ни в ходе досудебного производства, ни при рассмотрении уголовного дела судом допущено не было.

При таких условиях оснований для отмены или изменения приговора в отношении Муратова В.С. не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 ноября 2009 года в отношении Муратова В.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"