||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2010 г. N 46-009-84

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - СВИРИДОВА Ю.А.

судей - БОНДАРЕНКО О.М. и ХИНКИНА В.С.

при секретаре - ПРОХОРОВОЙ Е.А.

рассмотрела в судебном заседании 1 февраля 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного МИХЕЕВА С.А., адвоката ГАЛЬЦЕВОЙ Т.В. на приговор Самарского областного суда от 23 июля 2009 года, по которому

МИХЕЕВ С.А., <...>

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 14 февраля 2008 года), к 8 годам, без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание МИХЕЕВУ С.А. назначено в виде 16 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 27 октября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав осужденного МИХЕЕВА С.А. и адвоката ПОДДУБНОГО С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора КРАВЦА Ю.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

МИХЕЕВ совершил разбойное нападение на К. и ее умышленное убийство.

Преступление было совершено 24 октября 2008 года в доме <...> по <...> при обстоятельствах, которые были установлены судом и изложены в приговоре.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный МИХЕЕВ, утверждая, что преступления, за которое он был осужден, не совершал, просит отменить обвинительный приговор и прекратить в отношении него уголовное дело.

По мнению осужденного, достоверных доказательств того, что он совершил нападение на потерпевшую К. и ее убийство, суду представлено не было, а его первоначальные показания, в которых он признавал свою вину, являются ложными. МИХЕЕВ утверждает, что оговорил себя под влиянием сотрудников милиции, которые угрожали ему тем, что привлекут к ответственности "за наркотики".

В жалобе осужденный ставит вопрос об исключении из числа доказательств: протоколов его первоначальных показаний в качестве подозреваемого и при проверке показаний с выходом на место, поскольку эти были получены с нарушением уголовно-процессуального закона и являются недопустимыми.

По утверждениям МИХЕЕВА, понятая Д., которая участвовала в проведении следственного эксперимента, являлась сотрудницей прокуратуры и по закону не могла быть привлечена к участию в следственном действии. Перед началом проведения указанного следственного действия оперативные работники сообщили ему об известных им обстоятельствах преступления.

Осужденный в жалобе обращает внимание на то, что материалы уголовного дела не содержат следственного протокола, которым были бы зафиксированы результаты видеонаблюдения в зале игровых автоматов; а приговор суда не содержит необходимых оценок противоречий в показаниях свидетелей.

В дополнительной жалобе от 8 декабря 2009 года осужденный МИХЕЕВ просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. МИХЕЕВ, указывает на неправильное, по его мнению, применение судом уголовного закона при назначении ему наказания.

В своей дополнительной жалобе от 14 декабря 2009 года осужденный МИХЕЕВ ставит вопрос об отмене постановления судьи Самарского областного суда от 7 сентября 2009 года, которым отказано в удостоверении принесенных им замечаний на протокол судебных заседаний, относительно правильности записей показаний свидетеля Ш.

В кассационной жалобе адвоката ГАЛЬЦЕВОЙ Т.В., защищающей законные интересы осужденного МИХЕЕВА, ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

По мнению адвоката, обвинительный приговор суда, основанный только на первоначальных показаниях признательных показаниях МИХЕЕВА, не содержит достаточных и убедительных доказательств его виновности.

В приговоре суда, указывается в жалобе, не дано оценки тому обстоятельству, что содержащаяся в срезах ногтей потерпевшей К. кровь, принадлежала не осужденному МИХЕЕВУ, а другому лицу.

Государственный обвинитель АВЕРИН А.В., в своих возражениях на кассационные жалобы осужденного МИХЕЕВА и адвоката ГАЛЬЦЕВОЙ Т.В., просит Судебную коллегию оставить приговор суда без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения приведенных в них доводов, оснований для отмены либо изменения приговора.

Виновность осужденного МИХЕЕВА, несмотря на отрицание им в судебном заседании своей вины, подтверждена доказательствами, которые были добыты в ходе предварительного следствия, проверены в ходе судебного заседания и приведены в приговоре.

Так, в качестве доказательств виновности МИХЕЕВА в приговоре приведены:

показания МИХЕЕВА в судебном заседании и на предварительном следствии, протокол проверки показаний подозреваемого МИХЕЕВА с выходом на место;

показания потерпевшей П.; свидетелей: К., К., П., Д., Б., Б., П., Г., Ш., Д., С., Я., М., З., судебно-медицинского эксперта С.;

материалы уголовного дела: протокол осмотра места происшествия и трупа К. в квартире N <...> дома <...> по ул. <...> г. <...>; заключения судебно-медицинской экспертиз <...> и <...> трупа К. результаты детализации входящих и исходящих соединений с номеров телефонов, которыми пользовались МИХЕЕВ и К.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности МИХЕЕВА, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе и те, которые, по мнению защиты, опровергают доводы обвинения, получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого МИХЕЕВА, в том числе и его право на защиту от предъявленного обвинения, были реально обеспечены.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности МИХЕЕВА, отразиться на правильности квалификации его действий, допущено не было.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного МИХЕЕВА: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, как совершение разбойного нападения, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как совершение убийства, т.е. умышленного причинения смерти другому человеку, сопряженного с разбоем.

Судебная коллегия признает доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката ГАЛЬЦЕВОЙ Т.В., в которых оспаривается обоснованность осуждения МИХЕЕВА, необоснованными. Эти доводы опровергаются анализом приведенных в приговоре доказательств.

Так, в своих показаниях в суде МИХЕЕВ признал то, что он утром 24 октября 2008 года со своего мобильного звонил на мобильный телефон К. и договорился с ней о встрече. Около 9 часов он приехал к К., но входную дверь ее квартиры N <...> ему никто не открыл. Тогда он позвонил в квартиру N <...>, но и там ему никто не открыл дверь. После этого он ушел из дома, в котором жила К.;

в своих показаниях на предварительном следствии МИХЕЕВ показал, что в ночь с 23 на 24 октября 2008 года находился в зале игральных автоматов. Примерно в 8 часов он позвонил К., чтобы снять у нее комнату, а она попросила его прийти через 40 минут. Он пришел в ее квартиру, примерно в 8 часов 30 минут, и К. сама открыла ему дверь. Увидев, как К. положила в сумку деньги, он решил на нее напасть и забрать деньги. Находясь сзади, он обхватил К. за шею и передавил гортань. Опустив К., которая уже не сопротивлялась, на пол, он стал душить ее, пока она не перестала подавать признаки жизни. Он не был уверен, что наступила смерть и шнуром от лампы, которая висела справа от телевизора, захлестнул на шее потерпевшей узел. Убедившись в том, что К. мертва, он вытряхнул все содержимое сумки, нашел деньги, которые находились в кошельке и были завернуты в полиэтиленовый пакет. Затем он прошел в другую комнату, где также искал деньги, но там ничего не нашел. Кроме денег в сумме <...> рублей он забрал из квартиры сотовый телефон <...>. Сотовый телефон он выбросил, а деньги проиграл на игровых автоматах;

при проверке его показаний с выходом на место МИХЕЕВ подтвердил ранее даваемые им признательные показания в присутствии понятых и участников этого следственного действия;

потерпевшая П. и свидетель К. подтвердили, что у их матери - К., которая в эти дни занималась ремонтом дачи, были при себе деньги в сумме <...> рублей, которые она по своей привычке носила в полиэтиленовом пакетике. Из квартиры был похищен сотовый телефон "<...>", черного цвета;

свидетель К. показала, что потерпевшая сдавала различным клиентам квартиру или комнату в аренду;

свидетель П. - <...> зала игровых автоматов подтвердила, что МИХЕЕВ, который приходил к ним в зал играть практически каждый день, 24 октября 2008 года был в зале до 8 часов 30 минут, а затем ушел;

свидетель Б. показал, что МИХЕЕВ являлся постоянным клиентом "зала игровых автоматов", приходил играть почти каждый день. Согласно записи видеонаблюдения он уверенно отметил, что 24 октября 2008 года МИХЕЕВ находился в зале до 8 часов 30 минут, затем ушел, и вернулся примерно в 10 часов 30 минут;

свидетель Г. подтвердила, что МИХЕЕВ 24 октября 2008 года пришел в зал игральных автоматов около 11 часов, а ушел из зала 25 октября 2008 года примерно в 7 или 8 часов;

свидетель Ш. показал, что МИХЕЕВ, которого он знал как постоянного игрока зала игровых автоматов, накануне проиграл и был должен ему <...> рублей. Утром 24 октября 2008 года он позвонил МИХЕЕВУ и напомнил ему о долге. Примерно в 11 часов 30 минут МИХЕЕВ отдал ему долг и сел играть снова. Он видел как МИХЕЕВ доставал из кармана деньги, примерно <...> рублей. В разговоре МИХЕЕВ ему сказал, что часть этих денег он выиграл, а часть денег это возврат долга;

свидетель Д. показала, что МИХЕЕВ снимал у нее квартиру и был должен ей деньги. Утром 24 октября 2008 года она ждала его в 9 часов 30 минут около получаса. Он пришел примерно в 10 часов, был взволнован и сказал, что денег у него нет. Оставив в залог свой военный билет, МИХЕЕВ сказал ей, что деньги принесет позже. Примерно в 15 часов он принес ей <...> рублей;

свидетель С. показал, что проводя оперативно-розыскные мероприятия он установил, что МИХЕЕВ был последним из тех, кто созванивался с потерпевшей К. Установив, что МИХЕЕВ постоянный посетитель зала игорных автоматов "<...>" он задержал его и доставил в РУВД. В ходе беседы МИХЕЕВ признался в том, что именно он совершил убийство К. в ее квартире. До задержания МИХЕЕВА обстоятельства совершенного преступления оперативным работникам известны не были.

Приведенный в приговоре анализ изложенных доказательств объективно подтверждает виновность МИХЕЕВА в совершении разбойного нападения на К. и ее убийства.

Судом обоснованно отмечено, что МИХЕЕВ в своих признательных показаниях сообщал детали произошедшего, которые могли быть известны только лицу совершившему преступление, обстоятельства преступления, которые органам следствия на тот период расследования известны не были и которые, в частности, относительно времени совершения преступления и механизма убийства, обстановки в квартире и расположения мебели, объективно были подтверждены только после проведения следственных действий и судебных экспертиз.

Утверждения МИХЕЕВА о том, что он оговорил себя под воздействием угроз оперативных работников, обещавших привлечь его к ответственности "за наркотики", т.е. преступления значительно менее тяжкого, не могут быть приняты как адекватные.

Судебная коллегия отмечает, что все проводимые следственные действия сопровождались разъяснением МИХЕЕВУ его процессуальных прав, в том числе и права отказа от дачи показаний и не свидетельствовать против себя; следственные действия производились с участием адвоката-защитника. Указанные обстоятельства исключали возможность дачи показаний "под диктовку" оперативных работников. Протоколы проводимых с участием МИХЕЕВА следственных действий не содержат каких-либо замечаний или заявлений относительно ограничения его законных прав.

Необоснованными являются доводы кассационной жалобы осужденного о признании недопустимым доказательством - протокола проверки его показаний с выходом на место преступления, в связи с участием в этом следственном действии Д. в качестве понятой. В соответствии с положениями п. 3 ч. 2 ст. 60 УПК РФ: понятыми не могут быть: работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования. Вместе с тем, Д., на момент приглашения ее понятой в органах прокуратуры не работала, а обучалась в аспирантуре. Таким образом, участие Д. в проведении следственного действия не являлось нарушением процессуального закона, и оснований для признания указанного протокола - недопустимым доказательством, не имеется.

Версия от защиты, о присутствии на месте преступления другого лица, основанная только на результатах исследования подногтевого содержимого пальцев рук потерпевшей, следствием и судом проверялась и объективно опровергнута не только показаниями осужденного, которые свидетельствуют о совершении МИХЕЕВЫМ преступления самостоятельно, но и отсутствием каких-либо следов присутствия других лиц на месте преступления.

При назначении МИХЕЕВУ наказания суд первой инстанции, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о его личности, отсутствие обстоятельств отягчающих наказание и признание в качестве обстоятельства смягчающего наказание - активное способствование раскрытию преступления.

Судебная коллегия отмечает, что назначенное МИХЕЕВУ наказание соответствует требованиям закона, является соразмерным содеянному и справедливым.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены постановления суда от 7 сентября 2009 года (том 3 л.д. 116), которым были рассмотрены замечания на протокол судебного заседания, принесенные осужденным МИХЕЕВЫМ, и об отмене которого осужденный ставит вопрос в своей дополнительной кассационной жалобе.

Как видно из материалов дела МИХЕЕВ в своих замечаниях выражал свое несогласие: с неправильной записью в протоколе даты его освобождения из мест лишения свободы; неправильной записью фамилии свидетеля при допросе свидетеля М., а также из-за отсутствия в протоколе ответов свидетеля Ш. на два вопроса.

Рассмотрев в процессуальном порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ, принесенные замечания на протокол судебного заседания, суд, удостоверив правильность двух первых замечаний, отказал в удовлетворении третьего замечания. При этом судом указано, что показания свидетеля Ш. отражены в протоколе судебного заседания правильно, полно и достоверно, так как они прозвучали в ходе судебного разбирательства, без каких-либо искажений и неточностей, способных негативно повлиять на защиту прав и интересов одной из сторон.

По мнению Судебной коллегии, оснований для отмены вынесенного в соответствии с требованиями закона постановления суда от 7 сентября 2009 года, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 23 июля 2009 года в отношении МИХЕЕВА С.А. и постановление Самарского областного суда от 7 сентября 2009 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, поданных осужденным МИХЕЕВЫМ С.А., оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного МИХЕЕВА С.А. и адвоката ГАЛЬЦЕВОЙ Т.В. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"