||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2010 г. N 8-О-09-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Нестерова В.В.,

судей Подминогина В.Н. и Старкова А.В.,

при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Кукушкина Д.В. и Смолкина В.Ю. на приговор Ярославского областного суда от 12 ноября 2009 года, по которому осуждены к лишению свободы:

Смолкин В.Ю.

судимый 2 июня 1997 года по ст. 15, п. "е" ст. 105, ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 131 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 14 декабря 2007 года по отбытии срока наказания, -

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет,

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 27 ноября 2008 года,

Кукушкин Д.В.

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 27 ноября 2008 года.

Взыскано в пользу Е. со Смолкина В.Ю. и с Кукушкина Д.В. по <...> рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Признано за потерпевшей Е. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба, вопрос о размерах иска передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденных Кукушкина Д.В. и Смолкина В.Ю. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Смолкин В.Ю. и Кукушкин Д.В. осуждены за разбойное нападение на Е. в целях хищения ее имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и за ее убийство группой лиц, сопряженное с разбоем, совершенные в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах просят:

Осужденный Смолкин В.Ю. - переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 2 УК РФ и вынести объективное и справедливое решение по делу. Считает, что его обвинение основано на голословных и придуманных показаниях осужденного Кукушкина, оговорившего его. Приговор постановлен на предположениях и доказательствах, полученных с нарушением закона. Судом не установлены и не разграничены действия каждого осужденного. Он лично нанес потерпевшей не более 3 - 4 ударов ножницами и помог переместить ее из салона автомашины. Остальные удары нанес Кукушкин.

Показания свидетеля под псевдонимом "С." добыты следователем незаконным путем. Такого свидетеля он никогда не знал и не мог ничего рассказать ему о данном деле. Свидетель Н. дал показания со слов Кукушкина. Показания свидетеля М. противоречивы. Свидетели О., Л., С. опровергают показания Кукушкина о нахождении его в состоянии алкогольного опьянения, о его одежде. В ходе следствия незаконно уничтожено вещественное доказательство - его записка Кукушкину, в которой он полностью изобличал того в преступлении.

Осужденный Кукушкин Д.В. - справедливо разобраться в его деле. Считает, что суд неверно оценил его показания и показания подсудимого Смолкина. Он давал последовательные показания на протяжении предварительного следствия и в судебном заседании. Смолкин же менял показания, выдвигал алиби, которое не подтверждалось, и последние показания дал только после ознакомления с экспертизами и материалами уголовного дела.

Кроме того, считает, что суд в надлежащей мере не учел его поведение после совершения преступления. Он сам явился в органы внутренних дел после звонка сотрудников милиции и рассказал об убийстве и разбойном нападении на Е.

Государственный обвинитель Лапшин С.В. в возражениях на кассационные жалобы осужденных и осужденный Смолкин В.Ю. в возражениях на кассационную жалобу осужденного Кукушкина Д.В. просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению кассационных жалоб.

Признавая доказанной вину Смолкина и Кукушкина в содеянном, суд обоснованно сослался в приговоре на показания самих осужденных, в которых они изобличали один другого в совершении разбоя и убийства, а также на показания ряда свидетелей, протоколы следственных действий, заключения экспертов, сведения о телефонных переговорах, вещественные доказательства.

Из показаний Смолкина видно, что он договорился с Кукушкиным о совершении разбойного нападения на пассажира, которого тот будет перевозить в своей автомашине - такси. При этом предусматривалось, что при нападении будут использованы ножницы, которые ему передал Кукушкин. Во время движения автомобиля он напал на потерпевшую, несколько раз ударил ножницами. Кукушкин свернул с дороги в сторону лесного массива, остановил автомобиль и стал удерживать потерпевшую, сдавливая ей шею ремнем безопасности. Он, Смолкин, завладел сумкой потерпевшей.

Из показаний Кукушкина следует, что в машине он услышал крик и увидел, как Смолкин, притянув голову девушки за волосы, положил ее на подлокотник и стал наносить удары ножницами по голове и туловищу. По указанию Смолкина он поехал на мост. Смолкин вновь стал наносить девушке удары ножницами в голову.

Когда выехали на дорогу <...>, девушка перестала кричать и сопротивляться. Смолкин накинул ей на шею ремень безопасности, которым та была пристегнута, девушка стала сопротивляться, просила не убивать ее.

Он свернул на дорогу, ведущую в лесной массив, и остановил автомашину. Смолкин сказал, чтобы он держал ремень, которым девушка была пристегнута, но он просто "положил на ремень руку". Смолкин взял сумку девушки и вытряхнул ее содержимое на заднее сиденье. Затем Смолкин вышел из машины и открыл переднюю пассажирскую дверь, девушка была в полуживом состоянии, и Смолкин насильно вылил ей в рот остатки водки, которую распивал по дороге. Отъехав по указанию Смолкина 500 - 700 метров, остановился. Смолкин опять стал держать девушку за ремень. По указанию Смолкина он открыл переднюю дверь, затем вновь накинул ремень на шею девушки, та была еще жива. Смолкин опять стал угрожать сделать то же самое с его племянницей.

Когда девушка стала хрипеть, Смолкин отпустил ремень, она оказалась на земле. По указанию Смолкина он взял ее за ноги, Смолкин за плечи, они оттащили ее в лесной массив, положив на живот. Он пошел к машине, а Смолкин остался около девушки. Когда отходил, видел взмахи рук Смолкина 5 - 6 раз там, где она лежала.

После этого Смолкин взял из багажника баллонный ключ и вернулся к ней. Он слышал глухие звуки и видел около четырех взмахов. Когда Смолкин вернулся и отдал ключ, на котором была кровь, он вновь пошел к девушке, нашел в куче мусора что-то тяжелое, возможно, камень, которым нанес ей 4 - 5 ударов.

Вышеуказанные показания обоих осужденных обоснованно положены в основу приговора. Они согласуются с объективными данными, установленными протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертов, протоколом выемки у Кукушкина похищенного у потерпевшей сотового телефона, а также с показаниями свидетеля под псевдонимом "С." и другими доказательствами. Судом установлено, что оснований для оговора либо самооговора у них не имелось. Судом исследована версия, выдвинутая осужденными в свою защиту, о наличии у них алиби. Она мотивированно признана несостоятельной.

Отрицание каждым своего непосредственного участия в причинении смерти Е., утверждение о том, что они лишь переместили потерпевшую из автомобиля к месту причинения ей смерти, как и заявление Смолкина о том, что от нанесенных им 4 - 5 ударов ножницами не могла наступить смерть потерпевшей, обоснованно расценены как стремление избежать уголовной ответственности за совершенное в ходе разбойного нападения убийство.

Суд правильно указал в приговоре, что о наличии в действиях Кукушкина и Смолкина умысла на причинение смерти прямо свидетельствует нанесение каждым из них множественных ударов металлическим баллонным ключом и камнем в голову потерпевшей и характер причиненных в результате этих действий телесных повреждений.

В результате действий Смолкина и Кукушкина потерпевшей причинены открытая черепно-мозговая травма с многооскольчатым вдавленным переломом костей свода, основания черепа и разрушением вещества головного мозга, 6 проникающих колото-резаных ранений спины справа и слева с повреждением легких, тупая травма шеи с переломом рожков подъязычной кости, переломы хрящей гортани, признаки асфиксии от сдавления органов шеи, относящиеся к тяжкому вреду здоровью. Обнаружены также 4 непроникающие колото-резаные раны спины, 16 непроникающих колотых ран лица и шеи, 10 колото-резаных ран левой кисти, непроникающая колотая рана груди, 3 непроникающих колотых раны живота, кровоподтек правого лучезапястного сустава.

От разрушения вещества головного мозга при открытой черепно-мозговой травме смерть Е. наступила на месте происшествия.

В результате совершения разбойного нападения Смолкин В.Ю. и Кукушкин Д.В. завладели имуществом потерпевшей на общую сумму <...> рублей.

При таких обстоятельствах действиям Смолкина В.Ю. и Кукушкина Д.В. судом дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий Смолкина В.Ю. с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 111 ч. 2 УК РФ, о чем поставлен вопрос в его жалобе, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебная коллегия не усматривает. Все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для его правильного разрешения, судом выяснены и оценены. Положенные судом в основу приговора доказательства являются допустимыми.

Судом дана оценка показаниям свидетелей "С.", Н., М., О., Л., С. и других, на которых ссылался Смолкин. Эти свидетели не были непосредственными очевидцами преступления. Их показания не опровергают заявление Смолкина о наличии у него алиби.

Утверждения Смолкина о том, что свидетель "С." не смог назвать его примет, дату, когда они встречались, не соответствует действительности. Вопрос адвоката Фатеева о времени, когда Смолкин рассказал "С." о совершенном им преступлении, был снят председательствующим, поскольку мог раскрыть личность свидетеля. На вопрос адвоката Каменщиковой свидетель показал, что Смолкину на вид более 40 лет, он маленького роста и худощавого телосложения. Кроме того, после включения аппаратуры, передающей изображение подсудимых на монитор, расположенный в комнате, где находился "С.", свидетель уверенно указал на Смолкина.

Заявления Смолкина о том, что во время убийства потерпевшей он находился у М. и это подтверждает свидетель Л., судом проверены и обоснованно признаны противоречащими фактическим обстоятельствам дела. Л., перевозивший в ночное время Смолкина от гаража К. до дома <...> микрорайона г. <...>, ничего не говорил, встречался ли Смолкин с М., заходил ли он в ее дом. М. показала, что вечером 21 ноября 2008 года Смолкин к ней не приходил.

Доводы Смолкина о нарушении его права на защиту в связи с непроведением очных ставок со свидетелями "С.", Н., М. и отказом суда в удовлетворении ходатайства о вызове свидетеля К., судебная коллегия считает не основанными на законе. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Из этого следует, что проведение в стадии предварительного следствия очных ставок является правом, а не обязанностью следователя. Непроведение очных ставок с указанными Смолкиным свидетелями не нарушило его право на защиту. В судебном заседании он и его защитник имели возможность задать свидетелям Н. "С." любые вопросы. Против оглашения показаний свидетеля М. связи с неявкой ее в судебное заседание Смолкин не возражал.

Судом было обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства Смолкина о вызове в судебное заседание в качестве свидетеля К., поскольку, по пояснениям самого Смолкина, тот ничего не мог бы пояснить по обстоятельствам, относящимся к предъявленному подсудимым обвинению.

Утверждения Кукушкина о том, что он действовал под принуждением Смолкина, якобы угрожавшего убить его и его племянницу, судом обоснованно признаны неосновательными и голословными.

Наказание Смолкину и Кукушкину назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных каждым преступлений, относящихся к категории особо тяжких, данных о личности, обстоятельств, смягчающих и отягчающих его. При его назначении, как видно из приговора, учтены и те обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах осужденных. Оснований для смягчения назначенного каждому наказания судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 12 ноября 2009 года в отношении Смолкина В.Ю. и Кукушкина Д.В. оставить без изменения, а их кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"