||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2010 г. N 30-009-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Магомедова М.М.,

судей - Старкова А.В. и Нестерова В.В.,

при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 21 января 2010 года кассационную жалобу адвоката Токова Р.Н. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 12 ноября 2009 года, которым

КАЛМЫКАЕВ Д.Н., <...>,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ (в редакции Федерального закона 1996 года) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Калмыкаев признан виновным в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере.

Преступление совершено 28 июля 2002 года в п. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей кассационную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе в защиту осужденного Калмыкаева Д.Н. адвокат Токов Р.Н. считает приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм уголовно-процессуального закона, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что предъявленное Калмыкаеву обвинение построено лишь на показаниях свидетелей К. и С. однако, показания этих свидетелей являются противоречивыми и в судебном заседании они поясняли, что Калмыкаева не было среди лиц, принимавших участие в преступлении в отношении семьи К. Обращает внимание на то, что из показаний Калмыкаева также следует, что преступлений он не совершал, в банду Б. и С. не вступал и ни от кого не скрывался. Считает, что положенные судом в основу приговора показания К., С. и Б., данные ими в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми доказательствами, так как К. и С. эти показания давали в результате примененного к ним психологического и физического давления, что подтверждается показаниями свидетеля И. а в показаниях Б. не указан источник его осведомленности. Кроме того, указывает, что если допустить, что показания К. и С. являются достоверными, то они также не подтверждают виновность Калмыкаева в совершении преступления, по которому ему предъявлено обвинение, поскольку из этих показаний не следует, что Калмыкаев был осведомлен о намерениях других осужденных совершить разбой, в том числе с применением оружия, и вступал с ними в предварительный сговор на совершение данного преступления, поэтому в его действиях может усматриваться лишь состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ. Полагает, что с учетом приведенных им обстоятельств, выводы суда о наличии в действиях Калмыкаева состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, какими-либо доказательствами не подтверждаются и в нарушение требований закона основаны лишь на предположениях. В связи с этим просит приговор в отношении Калмыкаева отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Токова Р.Н. государственный обвинитель Ионова Н.И. просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Калмыкаева в совершении разбойного нападения являются правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка и анализ которых подробно приведены в приговоре.

Приведенные в жалобе адвоката Токова Р.Н. доводы о непричастности осужденного Калмыкаева к совершенному преступлению судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

Суд правильно признал достоверными показания ранее осужденных за данное преступление К. и С., данные ими в ходе предварительного следствия, в которых они указывали, что разбойное нападение в отношении семьи К. они совершили совместно с Калмыкаевым и двумя другими лицами, при этом они заранее договорились о совершении нападения и распределили роли каждого из них и все нападавшие были осведомлены о применении при нападении оружия. Кроме того, из данных в ходе предварительного следствия показаний С. и К. следует, что Калмыкаев, будучи осведомленным в том, что С. и другое участвовавшее в нападении лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, скрываются от правоохранительных органов в связи с совершением особо тяжких преступлений, оказывал им в этом содействие и постоянно находился вместе с ними, а получив от них предложение участвовать в разбойном нападении, согласился принять участие в совершении данного преступления.

Приведенные выше показания К. и С. соответствуют данным в ходе предварительного следствия показаниям Б., в которых тот подтвердил участие Калмыкаева в разбойном нападении, а также согласуются с показаниями потерпевших К., Ч., К., С., Ш., К. об обстоятельствах совершенного в отношении них разбойного нападения, показаниями свидетелей К. И. Д., К. о том, что на следующий день после совершения в отношении семьи К. разбойного нападения они видели у осужденных золотые украшения, деньги, в том числе евро, видеокамеру, фотоаппарат и сотовые телефоны, показаниями свидетелей Н. М. и К. об обстоятельствах задержания осужденных, при котором у Б. были обнаружены 6 - 7 сотовых телефонов, а у Калмыкаева деньги в евро.

Кроме того, данные показания К., С. и Б. объективно подтверждаются протоколами осмотра места происшествия, заявлениями потерпевших, протоколами изъятия, выемки, осмотра и предъявления для опознания похищенного у потерпевших имущества, протоколами иных следственных действий и другими исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Указанные выше и другие доказательства, положенные в основу приговора, в том числе показания К., С. и Б., данные в ходе предварительного следствия, показания свидетелей, вопреки доводам жалобы адвоката Токова Р.Н., получены с соблюдением требований УПК РФ, существенных противоречий не содержат, не усматривается из материалов дела и каких-либо данных, свидетельствующих о том, что при их допросах к ним применялись недозволенные методы ведения следствия, и что в этих показаниях они оговорили осужденного Калмыкаева, поэтому оснований для признания этих доказательств недопустимыми у суда не имелось.

Причинам изменения К., С. и Б. своих показаний суд дал надлежащую оценку, правильно признав их направленными на то, чтобы помочь Калмыкаеву уйти от ответственности за совершенное преступление, и поскольку приведенные выше их показания, данные в ходе предварительного следствия, в которых они указывали, что разбойное нападение они совершили совместно с Калмыкаевым, полностью согласуются и подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что полученным в судебном заседании доказательствам в их совокупности суд дал правильную, объективную оценку и пришел к обоснованному выводу о виновности Калмыкаева в разбойном нападении, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, и правильно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).

При этом суд правильно указал в приговоре, что из исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе из обстоятельств дела, установленных вступившими в законную силу приговорами суда в отношении других участников разбойного нападения в отношении семьи К., следует, что Калмыкаев осознавал, что данное преступление он совершает в составе организованной преступной группы, с применением оружия и угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших.

Таким образом, оснований для переквалификации действий Калмыкаева на ст. 330 ч. 2 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе адвоката Токова Р.Н., не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, вопреки доводам жалобы адвоката Токова Р.Н., из материалов дела также не усматривается.

Наказание осужденному Калмыкаеву назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о его личности, поэтому оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 12 ноября 2009 года в отношении Калмыкаева Д.Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Токова Р.Н. - без удовлетворения.

 

Копия верна:

судья Верховного Суда РФ

А.В.СТАРКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"