||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2010 г. N 11-О09-145

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,

судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 21 января 2010 г. кассационные жалобы осужденного Мустафина Р.М., адвоката Древель Ю.Н. в его защиту, потерпевшей К. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 3 ноября 2009 г., которым

Мустафин Р.М. <...>

осужден:

- по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 330 УК РФ на 2 года исправительных работ с удержанием <...>% заработка ежемесячно в доход государства.

В соответствии с ч. 3 ст. 69, 71 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного в пользу К. в счет компенсации морального вреда <...> руб., в счет возмещения материального ущерба - <...> руб.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб, выступления осужденного Мустафина Р.М., адвоката Бицаева В.М., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного, мнение прокурора Копалиной П.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный Мустафин Р.М. признан виновным в убийстве К. и самоуправстве, то есть самовольном, вопреки установленному законом порядку осуществлении своего права на возмещение долга, причинившем существенный вред потерпевшей.

Преступления совершены 17 мая 2009 г. в г. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Мустафин Р.М. вину в предъявленном ему обвинении признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Мустафин Р.М., выражая свое несогласие с приговором в части назначенного наказания, считает его чрезмерно суровым, полагает, что фактически у него имелась явка с повинной, и имелись обстоятельства для применения положений ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания. Просит наказание смягчить;

- адвокат Древель Ю.Н. в защиту Мустафина Р.М. высказывает свое несогласие с осуждением ее подзащитного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку считает, что причастность Мустафина к убийству К. не доказана. В обоснование своих доводов адвокат ссылается на то, что на орудии преступления - топоре не обнаружено следов, принадлежащих Мустафину, а выводы судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего противоречат показаниям ее подзащитного о механизме нанесения повреждений потерпевшему. Утверждает, что протокол проверки показаний был технически скопирован с протокола допроса Мустафина, ходатайство о проведении криминалистической экспертизы было отклонено судом, что повлекло сомнения в причастности Мустафина в совершении убийства.

Показания свидетелей Г. Г., М. не содержат данных о том, что Мустафин убил человека. Мотива для убийства К. у Мустафина не было. Полагает, что приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 105 УК РФ и в части возмещения морального и материального вреда подлежит отмене;

- потерпевшая К. полагает, что суд необоснованно квалифицировал действия Мустафина по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 330 УК РФ, а назначенное ему наказание считает чрезмерно мягким, просит судебную коллегию назначить более строгое наказание. В обоснование своих доводов утверждает, что доказательств, свидетельствующих о том, что Мустафин передавал К. деньги в размере <...> руб. не установлено. Ссылаясь на показания свидетелей Я. и Ф., полагает, что Мустафин не мог иметь столь крупную сумму денег, поскольку не работал, злоупотреблял спиртными напитками и не имел постоянного места жительства. Полагает, что Мустафин совершил убийство К. с особой жестокостью, поэтому его действия подлежат квалификации по предъявленному ему обвинению и в том числе как убийство, совершенное с "особой жестокостью".

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката потерпевшие К. и З. просят оставить их без удовлетворения, а приговор изменить в соответствии с доводами, указанными в кассационной жалобе потерпевшей К.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката государственный обвинитель Гараев Р.Д. просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Мустафина Р.М. в совершении инкриминируемых ему деяний основанными на исследованных в судебном заседании надлежащим образом доказательствах, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Вина осужденного Мустафина Р.М. в совершении убийства К. и самоуправства установлена сведениями, содержащимися в неоднократных показаниях Мустафина, данных как в судебном заседании, так и на предварительном следствии, в качестве подозреваемого и обвиняемого об обстоятельствах произошедшего, а именно, как после длительного распития спиртного, в ходе ссоры между ним и К., возникшей по поводу возврата переданных им ранее К. денег в сумме <...> руб. для покупки цемента, он ударил К. несколько раз обухом топора по голове, затем накрыл его одеялом и с целью возвратить хотя бы часть долга решил вывезти из квартиры потерпевшего имущество, созвонился с Г., которые помогли ему вывезти вещи.

Данные показания являются последовательными, непротиворечивыми, согласуются с другими доказательствами, в том числе протоколом проверки показаний на месте, в ходе которой в присутствии адвоката и понятых Мустафин показал, как он, находясь в квартире потерпевшего К., топором совершил его убийство; протоколом осмотра места происшествия - в квартире <...> дома <...> по ул. <...> г. <...>, в ходе которого в разложенном кресле обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти, топор с наложением вещества бурого цвета; актом физико-технической экспертизы, согласно выводам которой повреждения на лоскуте кожи волосистой части головы от трупа К. могли образоваться от ударных воздействий представленного топора, от воздействия обуха и лезвия топора, на топоре и топорище обнаружены наложения крови, которая могла принадлежать К.; актом генотипоскопических экспертиз, согласно выводам которых кровь в следах на свитере Мустафина принадлежит потерпевшему К.; актом дактилоскопической экспертизы, согласно которой часть отпечатков следов рук на предметах в квартире потерпевшего оставлены Мустафиным.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся отеком и дислокацией головного мозга.

При экспертизе трупа обнаружено, что раны теменной области слева и теменно-затылочной области слева образовались от ударного действия тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной контактирующей поверхностью, в состав которого входили грани и ребра, сходящиеся под углом, приближенным к прямому; раны заушной области слева, а также рана на передней поверхности левой ушной раковины могли образоваться в результате не менее чем двух ударных воздействий острой кромки длиной не менее 96 - 98 мм.

Выводы о виновности Мустафина подтверждаются также другими доказательствами, а именно: показаниями свидетелей Г., Г. как они по просьбе Мустафина вывезти со съемной квартиры вещи помогли ему вынести компьютер, холодильник, стиральную машину и другие предметы, погрузили все в автомашину "<...>" и вывезли из квартиры в г. <...>, а также о том, как Мустафин сообщил им, что он убил человека; свидетеля М. - отца осужденного, сообщившего, что в январе - феврале давал сыну в долг <...>, 19 мая 2009 г. сын сообщил ему о том, что он убил человека и его "кинули" с деньгами в сумме <...> руб.; свидетеля И. видевшей, как в автомашину "<...>" двое мужчин грузили вещи; протоколом осмотра жилища в доме <...> по ул. <...> г. <...>, в ходе которого были обнаружены телевизор марки "<...>", компьютерный процессор марки "<...>", процессор <...>, компьютерный монитор марки "<...>", компьютерные колонки <...> компьютерную клавиатуру <...>, компьютерную мышь "<...>", принтер "<...>", домашний кинотеатр с комплектом колонок "<...>", мантоварка, протоколом осмотра места происшествия - дома <...> по ул. <...> г. <...>, в ходе обнаружены стиральная машина "<...>" и холодильник "<...>".

Вышеуказанные сведения согласуются с показаниями потерпевших К., обнаружившей не подававшего признаков жизни К. в кресле под одеялом, и дочери потерпевшего - Л. согласно которым Мустафин часто приходил к ним домой.

Доводы адвоката Древель Ю.Н. относительно непричастности ее подзащитного к убийству потерпевшего, отсутствия мотива совершения преступления опровергаются всей совокупностью доказательств, исследованных судом надлежащим образом, в том числе и неоднократными показаниями самого осужденного об обстоятельствах, механизме и мотиве убийства потерпевшего К. с использованием топора, его последующих действий с трупом, вывозом имущества, актами судебных экспертиз, показаниями потерпевшей К., свидетелей Г. и другими доказательствами.

Суд обоснованно отклонил ходатайство адвоката о проведении судебно-криминалистической экспертизы, поскольку в ходе предварительного следствия были проведены судебно-медицинская экспертиза трупа К. и физико-техническая экспертиза на предмет установления возможности причинения повреждений, обнаруженных на голове потерпевшего, представленным на исследование топором, не доверять выводам которых у суда не имелось (т. 3, л.д. 122).

Доводы потерпевшей К. относительно квалификации действий Мустафина по признаку убийства, "совершенного с особой жестокостью", назначения Мустафину более строгого наказания, являются несостоятельными, поскольку указанный признак Мустафину органами следствия не вменялся, а суд кассационной инстанции в силу ч. 3 ст. 360 УПК РФ не вправе усилить наказание, а равно применить уголовный закон о более тяжком преступлении.

Действия Мустафина Р.М. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Установленные судом обстоятельства относительно передачи Мустафиным К. денег для приобретения цемента не опровергнуты в суде, а наоборот, подтверждаются последовательными показаниями Мустафина, согласуются с показаниями свидетелей Г. М. и частично показаниями самой потерпевшей К. о том, как муж просил ее продать Мустафину <...> мешков цемента за полцены, а она ответила отказом. Показания свидетелей Я. и Ф. не опровергают установленные судом обстоятельства и показания осужденного о передаче денежных средств К.

Согласно акту судебной психиатрической экспертизы Мустафин Р.М. каким-либо психическим расстройством или слабоумием не страдает и не страдал ими в период, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Суд обоснованно признал его вменяемым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 379 УПК РФ отмену приговора, не допущено.

Назначенное наказание осужденному Мустафину соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного, обстоятельства, смягчающего наказание, - активного способствования раскрытию и расследованию преступления.

Доводы осужденного о наличии у него явки с повинной не подтверждаются материалами дела.

Назначенное осужденному наказание является справедливым, оснований для его смягчения, применения положений ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, о чем просит осужденный, не имеется.

Сумма заявленного иска потерпевшей К. обоснована в приговоре в полной мере, учитывая характер причиненных потерпевшей нравственных страданий и обстоятельства содеянного.

Техническая ошибка в написании фамилии Мустафина Р.М. в резолютивной части приговора в решении об удовлетворении гражданского иска К. не влияет на законность решения суда в этой части, поскольку приговором установлено, что моральный вред и материальный ущерб потерпевшей причинен Мустафиным Р.М. и подлежит уточнению.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 3 ноября 2009 г. в отношении Мустафина Р.М. в части решения о взыскании в пользу К. указанных в приговоре денежных сумм уточнить: "на основании ст. 151, 1101 ГК РФ взыскать с Мустафина Р.М. в пользу К. в счет компенсации морального вреда <...> рублей, в счет возмещения материального ущерба <...> рублей".

В остальном приговор в отношении Мустафина Р.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"