||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 января 2010 г. N 255-П09

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Свиридова Ю.А., Соловьева В.Н., Хомчика В.В. -

рассмотрел представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Р. ввиду новых обстоятельств.

По приговору Фрунзенского районного суда г. Иваново от 9 января 2002 г.

Р., <...>, судимый 22 марта 2000 г., с учетом внесенных постановлением судьи от 7 апреля 2004 г. изменений, по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 11 лет 3 месяца лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 22 марта 2000 г. отменено.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 22 марта 2000 г. назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 23 апреля 2002 г. приговор в отношении Р. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 18 октября 2002 г. приговор и кассационное определение в отношении Р. изменены: его действия переквалифицированы с п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества; исключено указание о назначении Р. наказания с применением ст. 62 УК РФ; на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 22 марта 2000 г. Р. назначено 9 лет 3 месяца лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлением судьи Кировского районного суда г. Кемерово от 7 апреля 2004 г., вынесенным в порядке ст. ст. 397, 399 УПК РФ, исключены квалифицирующий признак "неоднократно", указание о назначении конфискации имущества; в действиях Р. признано наличие рецидива преступлений, изменен вид исправительного учреждения с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима; действия Р. переквалифицированы с п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), в остальном судебные решения оставлены без изменения.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 29 января 2007 г. постановление судьи Кировского районного суда г. Кемерово изменено, постановлено считать Р. осужденным по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) со смягчением наказания по этой статье до 8 лет 6 месяцев лишения свободы; наказание, назначенное на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, смягчено до 8 лет 9 месяцев лишения свободы.

Постановлением судьи Южского районного суда Ивановской области от 26 мая 2009 г. Р. освобожден от наказания условно-досрочно на неотбытый срок 2 месяца 3 дня.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. ставится вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего возобновить производство по уголовному делу, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Р. признан виновным в совершении преступления при следующих обстоятельствах.

В октябре 2000 года Б., В., Р. и не установленное следствием лицо договорились о хищении имущества И., проживающего в <...>, разработали план, распределили роли.

26 октября 2000 г. Б. и В. договорились с водителем такси Н., который работал на автомашине ВАЗ-2106, о предстоявшей 27 октября поездке по вышеуказанному адресу, не поставив того в известность о своих преступных намерениях. Согласно преступному сговору, В. должен был наблюдать за окружающей обстановкой, Р. и не установленное следствием лицо должны были ворваться в квартиру и связать И., а Б. должен был выносить похищенное имущество. 27 октября 2000 г., примерно в 9 часов, в <...>, где проживали Б. и В., как было условлено заранее, пришли Р. и неустановленное лицо. В это же время к дому подъехал на своей автомашине Н. Взяв с собой маски, перчатки и пистолет "ТТ" со снаряженным патронами магазином, Б. вместе с сообщниками покинул квартиру и на автомашине под управлением Н. направился к месту жительства И. В пути следования Б. и остальные участники преступления употребляли спиртные напитки. Примерно в 10 часов того же дня Б., В., Р. и не установленное следствием лицо прибыли к <...>. Там участники преступления покинули автомашину Н., попросив его подождать их некоторое время, после чего Б. вместе с В., Р. и не установленным следствием лицом вошел в подъезд указанного дома, в котором находилась кв. 48, где жил И. Находясь на лестничной площадке, участники преступления надели маски на головы и перчатки на руки, а Р. взял в руки пистолет "ТТ". Дождавшись, когда И. стал выходить из своей квартиры, на него согласно договоренности с сообщниками напало не установленное следствием лицо, которое с целью пресечения возможного сопротивления и проникновения в квартиру нанесло И. удар кулаком в лицо. Неустановленному лицу удалось проникнуть в коридор квартиры, где между ним и И. завязалась борьба, в процессе которой входная дверь неожиданно захлопнулась и закрылась изнутри на защелку. Из-за этого Б., В. и Р. остались на лестничной площадке и не могли проникнуть в квартиру. И. удалось сообщить о нападении своей жене, которая вызвала милицию, и вытолкнуть нападавшего из квартиры. От толчка И. не установленное следствием лицо задело Р., стоявшего на лестничной площадке и державшего в руках пистолет "ТТ". Р. направил пистолет на И., но от столкновения Р. с сообщником из пистолета выпал магазин с патронами. Тогда Р. один раз ударил рукояткой пистолета И. по голове. Своими действиями нападавшие причинили И. кровоподтеки и ссадины на голове, которые относятся к категории телесных повреждений, не причинивших вреда здоровью. После этого Б., В., Р. и не установленное следствием лицо место преступления покинули и на автомашине под управлением Н. возвратились в <...>.

Р. был задержан по подозрению в совершении преступления 30 октября 2000 года.

Мера пресечения в отношении Р. в виде заключения под стражу избрана 2 ноября 2000 года.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что решением Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2008 г. установлено нарушение ст. 3, п. п. 1, 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В соответствии с ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно пп. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

По данному делу Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу Р., признал, что в ходе уголовного судопроизводства были нарушены ст. 3, п. п. 1, 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

При наличии таких данных представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств подлежит удовлетворению.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу ст. ст. 413, 415 УПК РФ в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу Р., в решении от 24 июля 2008 г. установил, что при производстве по уголовному делу допущено нарушение ст. 3, п. п. 1, 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В решении Европейского Суда указано, что сотрудники следственного изолятора ИЗ-37/1 22 июня 2001 г. подвергли Р. обращению, которое может характеризоваться как пытка, и рассмотрение жалоб заявителя в силу различных причин не соответствовало требованиям ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Нарушение п. 1 ст. 6 в совокупности с пп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции согласно решению Европейского Суда выразилось в том, что Р. не имел надлежащей и адекватной возможности оспорить показания потерпевшего И., которые имели существенное значение для его осуждения, и, соответственно, не имел справедливого рассмотрения дела судом. В решении Европейского Суда указано, что в судебном заседании были оглашены показания потерпевшего И., данные им 23 апреля и 8 мая 2001 г. в ходе предварительного следствия, которые являются фактически единственным прямым и объективным доказательством, на котором были основаны выводы суда о виновности. В суде потерпевший не присутствовал, в связи с чем Р. был лишен возможности участвовать в его допросе и опровергнуть его показания; данных о том, что Р. и его адвокат заявляли, что они не имеют возражений на оглашение в суде показаний потерпевшего, не имеется.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации не усматривает оснований для отмены судебных решений в отношении Р., поскольку установленные Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод не свидетельствуют об их незаконности, необоснованности и несправедливости.

Суд первой инстанции признал Р. виновным в совершении разбойного нападения на потерпевшего И. Его действия, с учетом последующих изменений, квалифицированы по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

В обоснование виновности осужденного суд привел в приговоре показания потерпевшего И. на предварительном следствии (том 5 л.д. 136 - 140, том 9 л.д. 153), показания свидетеля Т. на предварительном следствии (том 5 л.д. 148, 149 - 150), показания свидетелей Л. и Ш. в суде, показания на предварительном следствии осужденных В. (том 7 л.д. 15 - 16, том 8 л.д. 6, 9 - 10, 22 - 23, том 9 л.д. 154), Б. (том 7 л.д. 11, 14 - 15, 22, 31, 69, 80, том 9 л.д. 12 - 13, 155), Р. (том 9 л.д. 150 - 151, 157, 160, 169 - 171), протокол обыска в квартире Б., заключение судебно-баллистической экспертизы пистолета (том 7 л.д. 167, 180), заключение судебно-медицинского эксперта (том 5 л.д. 165).

Осужденный В. на предварительном следствии пояснил, что 26 октября Б. предложил ему ограбить квартиру <...>, о которой тому стало известно от Ж. Для участия в преступлении Б. пригласил своих знакомых Р. и парня по имени Андрей. Чтобы добраться к месту совершения преступления и обратно, он и Б. вызвали знакомого таксиста по имени <...> (Н.). Преступление они договорились совершить 27 октября 2000 года. В указанный день, в 9 часов, к ним на автомашине приехал Н., прибыли Р. и Андрей. С собой они взяли заранее приготовленные маски, а также снаряженный патронами боевой пистолет "ТТ", который ранее приобрел Б. К моменту совершения преступления они уже знали распорядок дня потерпевшего. Водителю ни он, ни другие участники преступления о своем намерении совершить ограбление не говорили. Вчетвером на автомашине под управлением Н. они прибыли к дому, в котором находилась интересовавшая их квартира. Там они покинули автомашину, попросив водителя подождать их. Находясь в подъезде, он, Б., Р. и Андрей надели маски на головы, а затем подошли к двери квартиры, которую хотели ограбить. Пистолет находился у Р. Дождавшись, когда из квартиры стал выходить молодой мужчина, квартиру которого они хотели ограбить, в нее первыми ворвались Андрей и Р. Что происходило в квартире, он не видел. В этот момент он услышал шум в подъезде и, предположив, что кто-то идет, крикнул своим сообщникам о том, что нужно уходить. Вчетвером, снимая маски на ходу, они с места совершения преступления скрылись (т. 8 л.д. 9 - 10).

На следственном эксперименте В. указал место совершения преступления и рассказал об обстоятельствах совершенного нападения, в котором, кроме него, принимали участие Б., Р. и парень по имени Андрей. В своих показаниях он подчеркнул, что пистолет при нападении был у Р. (т. 7 л.д. 15 - 16).

Дополнительно В. сообщил, что он и его сообщники несколько дней вели наблюдение за владельцами квартиры, на которого они планировали совершить нападение. Пистолет был приобретен незадолго до совершения преступления, маски с прорезями для глаз также были изготовлены заблаговременно. При нападении пистолет был у Р. (т. 8 л.д. 22 - 23).

На очной ставке, проведенной между В. и Р., В. подтвердил свои показания, заявив, что Р. достоверно было известно о предстоящем ограблении И. (т. 9 л.д. 154).

Осужденный Б. на предварительном следствии давал показания об обстоятельствах совершения преступления в отношении И., в котором участвовали он, В., Р., парень по имени Андрей; пояснил, что он и В. предложили Р. участвовать в нападении на квартиру, приготовили перчатки, маски, приобрели пистолет "ТТ", выяснили распорядок дня потерпевшего. К месту преступления приехали на машине под управлением Н., пистолет был у Р. При совершении нападения Андрей ударил потерпевшего, Р. направил на потерпевшего пистолет, затем нанес удар рукояткой пистолета по голове, из пистолета вылетела обойма при столкновении Р. с Андреем, которого оттолкнул потерпевший (том 7 л.д. 14 - 15, 22, 31 - 32, 69, 80, том 9 л.д. 155).

Осужденный Р. во время расследования дела пояснял, что он участвовал в преступлении совместно с Б., В. и парнем по имени Андрей, Б. предложил сходить вместе с ним и В. и наказать одного парня, попугать его. 27 октября 2000 г. он, Б., В., парень по имени Андрей на автомобиле ВАЗ-2106 приехали на ул. Лежневскую вчетвером вышли из машины, зашли в подъезд дома, надели маски и перчатки, после того как из квартиры вышел парень, на него напали Б., В. и Андрей (том 9 л.д. 169 - 171).

Потерпевший И. на предварительном следствии давал показания об обстоятельствах совершенного преступления. Однако он никого из нападавших, в том числе Р., не опознавал, поскольку они были в масках, о том, какие конкретно действия совершал каждый из осужденных, потерпевший не указал.

Из показаний потерпевшего И. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что он проживает в <...>. 27 октября 2000 г. он, как обычно, около 10 часов собрался гулять с собакой. Когда он открыл входные двери, то сразу же получил удар в лицо от неизвестного. Тут же он заметил, что на лестничной площадке перед его дверью стоят не менее четырех мужчин, на лицах которых были надеты маски с прорезями для глаз. Увидев нападавших, он крикнул своей жене, находившейся в квартире, чтобы та вызвала милицию. В это время одному из нападавших удалось проникнуть в квартиру, где между ним и нападавшим завязалась борьба, в результате которой входная дверь захлопнулась, и другие нападавшие не смогли проникнуть внутрь квартиры. Когда нападавшему удалось изнутри открыть дверь, он, И., вытолкнул его на площадку и увидел, что другой нападавший направил на него пистолет, а затем этим пистолетом нанес удар в область головы с левой стороны, отчего у него образовались ссадины и кровоподтеки. По его мнению, нападавший хотел выстрелить в него из пистолета, однако во время столкновения напавших на него лиц из пистолета выпал магазин с патронами. После того как он вытолкнул напавшего на него парня на лестничную площадку, он закрыл входную дверь и услышал, что преступники покидают подъезд (том 5 л.д. 136 - 140).

Обстоятельства нападения потерпевший И. подтвердил на очной ставке с осужденным Р., при этом потерпевший пояснил, что сидящий напротив него человек, т.е. Р., по росту похож на одного из тех кто совершил на него нападение. Однако у него ли находился пистолет, он сказать не может, поскольку все нападавшие были в масках (том 9 л.д. 153).

Свидетель Т. также не был допрошен в судебном заседании, из его показаний, данных во время расследования дела, следует, что 27 октября 2000 г. он видел, как от дома <...> бежал мужчина, примет которого он не запомнил, на ходу он снимал перчатки, затем сел в салон автомобиля ВАЗ-2106, где в это время находились другие мужчины, и машина сразу уехала.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Л. и Ш. дали аналогичные показания, пояснив, что утром 27 октября 2000 г. видели четырех бежавших мужчин.

Таким образом, выводы суда о действиях осужденного Р. во время совершения нападения основаны не на показаниях потерпевшего И. и свидетеля Т., а на показаниях осужденных В. и Б., частично на показаниях самого осужденного Р. на предварительном следствии.

При таких обстоятельствах, несмотря на отсутствие в судебном заседании потерпевшего И. и свидетеля Т., оснований для отмены судебных решений не имеется.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст. 415 ч. 5 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении Р. ввиду новых обстоятельств.

3. Приговор Фрунзенского районного суда г. Иваново от 9 января 2002 г., определение судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 23 апреля 2002 г., постановление президиума Ивановского областного суда от 18 октября 2002 г., постановление судьи Кировского районного суда г. Кемерово от 7 апреля 2004 г., постановление президиума Кемеровского областного суда от 29 января 2007 г., постановление судьи Южского районного суда Ивановской области от 26 мая 2009 г. в отношении Р. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"