||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2010 г. N 9-009-58

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Воронова А.В., Колышницына А.С.

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 19 января 2010 года кассационные жалобы осужденных Горина Д.А., Одинцова В.В., адвоката Батырева Д.Ю. и кассационное представление государственного обвинителя Бабаевой А.В. на приговор Нижегородского областного суда от 2 ноября 2009 года, по которому

Горин Д.А. <...>,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 9 лет без штрафа; ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на срок 16 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Одинцов В.В. <...>

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 10 лет без штрафа; ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на срок 19 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 22 года лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

С Горина Д.А. и Одинцова В.В. пользу потерпевшего Ф. взыскано в солидарном порядке <...> рублей в счет компенсации морального вреда и <...> рублей в возмещение материального ущерба.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., выступления осужденных Горина Д.А., Одинцова В.В. в поддержку жалоб, адвокатов Шадрина А.Ю., Поддубного С.В. в защиту соответственно Горина Д.А. и Одинцова В.В., мнение прокурора Химченковой М.М. об удовлетворении кассационного представления и исключении из осуждения Горина Д.А. и Одинцова В.В. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ предварительного сговора на убийство потерпевших, Судебная коллегия

 

установила:

 

Горин Д.А. и Одинцов В.В. признаны виновными и осуждены за убийство двух лиц - З. и Ф., совершенное группой лиц по предварительному сговору, а в отношении Ф. - также за разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и ее убийство, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 10, 11 февраля 2009 года в <...> и <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Одинцов В.В. вину признал частично, Горин Д.А. - не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Горин Д.А. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на предположениях. К убийству З. он не причастен. Не установлено, что это преступление совершено группой лиц по предварительному сговору. Судом неверно оценены показания Одинцова на следствии и в судебном заседании. Те показания Одинцова на следствии, в которых он сообщает о причастности его, Горина, к данному преступлению, суд не должен был принимать во внимание, так они даны Одинцовым под психологическим воздействием сотрудников милиции. Неправильно оценены судом другие доказательства. Он может нести ответственность только за укрывательство преступления, совершенного Одинцовым. Также не доказана его причастность к разбою в отношении Ф., ее убийству и применение им гаечного ключа. Подробно анализируя исследованные судом доказательства, на которых основано обвинение, Горин утверждает, что все они являются предположительными. Преступления совершены одним Одинцовым, которому он хотел помочь, продав похищенное им. Поэтому его действия могут быть квалифицированы только по ст. ст. 316 и 175 УК РФ. Ошибочная оценка судом доказательств повлекла постановление в отношении него незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

Адвокат Батырев Д.Ю. в основной и дополнительной кассационных жалобах, поданных в защиту осужденного Горина, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда материалам дела, неправильным применением уголовного закона. По мнению адвоката, в приговоре неправильно оценены исследованные доказательства, в том числе, показания Одинцова на следствии, из которых следует, что Горин не совершал убийства З. и Ф. О непричастности Горина к убийству З. свидетельствует и то, что на его одежде не обнаружены следы крови потерпевшей. Кроме того, в нарушение требований ст. 86 УК РФ приговоре необоснованно указано о предыдущей судимости Горина по приговору от 22 января 2007 года.

В кассационной жалобе осужденный Одинцов В.В. ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела. Считает, что суд необоснованно положил в основу приговора его показания от 19 февраля 2009 года, в которых он оговорил Горина под психологическим давлением сотрудников милиции. Убийство З. и Ф. совершил он один, без участия Горина. Умысла на хищение имущества Ф. путем разбоя у него не было.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бабаева А.В. и потерпевший Ф. считают жалобы несостоятельными, просят их отклонить. Потерпевший Ф. кроме того, считает, что осужденные заслуживали более строгого наказания.

В кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об изменении приговора - исключении из его вводной части указания о судимости Горина и Одинцова по приговорам соответственно от 22 января 2007 года и 26 октября 2007 года. В обоснование указывается, что в соответствии со ст. 86 ч. 3 п. "а" УК РФ данные судимости были погашены в 2008 году, в связи с чем ссылка на них не могла содержаться в приговоре по настоящему уголовному делу.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, дополнениях к ним и в кассационном представлении, Судебная коллегия находит следующее.

Вина Горина и Одинцова в совершении убийства З. подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, содержание которых подробно изложено и надлежаще оценено в приговоре.

Выводы суда не содержат каких-либо предположений, в том числе относительно конкретных действий, на которые имеются ссылки в жалобах.

Доводы в жалобах о непричастности Горина к убийству З. исследовались в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции.

На предварительном следствии, будучи 19 февраля 2009 года допрошенным в качестве обвиняемого, Одинцов в присутствии адвоката дал подробные показания, из которых видно, что вечером 10 февраля 2009 года, когда он и Горин, находясь в комнате З. распивали вместе с ней спиртные напитки, между ним и Гориным с одной стороны и З. - с другой стороны на этой почве произошла ссора, в результате которой он и Горин избили З. Затем имевшимся в комнате кирпичом он нанес несколько ударов по голове потерпевшей. После чего Горин также ударил З. несколько раз кирпичом по голове. От этих ударов потерпевшая скончалась. Убедившись в ее смерти, они скрылись с места происшествия. Кирпичи, которыми наносили удары З., бросили у нее в комнате.

В последующем допросе 18 августа 2009 года Одинцов в присутствии адвоката данные показания подтвердил, пояснив, что на них настаивает.

Эти показания Одинцова, как правильно отмечено в приговоре, полностью соответствовали другим доказательствам по делу, в том числе показаниям свидетеля К. протоколу осмотра места происшествия от 11 февраля 2009 года, в котором зафиксированы место обнаружения трупа З. со следами насильственной смерти и два кирпича, лежащие рядом с ее телом.

Согласно заключениям судебно - медицинского эксперта при исследовании трупа З. и вещественных доказательств, изъятых с места происшествия, установлено, что смерть З. наступила от массивной открытой тупой травмы головы в виде многооскольчатого вдавленного перелома костей свода черепа с переходом на основание черепа, кровоизлияний под твердую и мягкие мозговые оболочки, отека головного мозга. Данные повреждения образовалась от ударных воздействий в область головы твердыми тупыми предметами, которыми могли быть два кирпича, изъятые с места происшествия.

Из заключений биологических экспертиз следует, что на указанных кирпичах имеется кровь человека, которая могла произойти от потерпевшей З. Эта же кровь обнаружена и на спортивной кофте и брюках Одинцова.

Суд проверил версию Одинцова, поддержанную Гориным, о совершении убийства З. одним Одинцовым без участия Горина, для чего в судебном заседании были проведены следственный эксперимент, комплексная медико-криминалистическая экспертиза, исследованы материалы дела.

Результаты эксперимента и экспертизы в совокупности с другими доказательствами опровергали выдвинутую Одинцовым версию относительно механизма причинения потерпевшей смерти и в то же время указывали на достоверность его показаний на следствии, в которых он сообщил об участии Горина в убийстве З. и его действиях при причинении потерпевшей смерти.

Приведенные доказательства получены с соблюдением требований уголовно- процессуального закона. Они согласовывались между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняли друг друга, не содержали существенных противоречий и подтверждались реально произошедшими событиями, в связи с чем были правильно признаны судом допустимыми, достоверными и взяты за основу при постановлении приговора.

Что касается показаний Одинцова на следствии и в судебном заседании в той части, в которой он отрицал причастность Горина к убийству З. а также показаний Горина о том, что он только присутствовал на месте происшествия перед совершением Одинцовым убийства, не участвуя в этом, то они опровергались совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Отсутствие следов крови З. на одежде Горина, на что обращается внимание в жалобе адвоката Батырева Д.Ю., при наличии доказательств, достаточных для достоверного вывода о его виновности, не опровергает указанных выводов суда.

В приговоре приведены мотивы, по которым указанное обстоятельство, а также иные доводы в защиту осужденных, не могут быть признаны опровергающими совокупность доказательств, предъявленных стороной обвинения.

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о совершении убийства якобы тоже без участия Горина - одним Одинцовым, а также оспаривание авторами жалоб вывода суда о доказанности вины обоих осужденных в совершении разбоя в отношении Ф. с применением предметов, используемых в качестве оружия.

В судебном заседании были оглашены показания осужденного Одинцова на допросе в качестве обвиняемого 19 февраля 2009 года, данные им в присутствии адвоката, из которых следует, что в разбойном нападении на Ф. и ее убийстве принимали участие оба осужденных.

Одинцов, в частности, пояснял, что после совершения убийства З. решив скрыться на какое-то время из города, они с Гориным в ночь на 11 февраля 2009 года пришли в <...> в дом к знакомой им Ф. Там, по их требованию Ф. отдала им <...> рублей. Этого им показалось мало, тогда они стали требовать отдать все деньги, которые есть у Ф., после чего стали вместе избивать потерпевшую, нанося ей удары по голове и туловищу, от которых она упала на пол. Он, Одинцов, кроме того, нанес Ф. несколько ударов взятым с кухни ножом в живот и грудь. Увидев в ходе совместного избиения, что Ф. перестала подавать признаки жизни и убедившись в ее смерти, они, забрав с собой <...> рублей и найденные в доме золотые украшения, скрылись с места происшествия, сдав в последующем в ломбард похищенные ценности.

При допросе 18 августа 2009 года, проведенного с участием защитника, Одинцов эти показания подтвердил, пояснив, что на них настаивает.

Доказательствами вины Горина и Одинцова также являются:

- протокол осмотра места происшествия от 11 февраля 2009 года, в котором нашло отражение место обнаружения трупа Ф. со следами насильственной смерти. С места происшествия, наряду с иными предметами изъяты кухонный нож и гаечный ключ;

- заключения судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшей, последовавшей, по выводам эксперта, от комбинированной травмы тела в виде четырех колото-резаных проникающих ранений грудной клетки с повреждением левого легкого и правого желудочка сердца, а также тупой сочетанной травмы в виде кровоизлияния под твердую и мягкие мозговые оболочки головного мозга и в желудочки мозга, отека головного мозга. Обнаруженные на трупе Ф. повреждения могли образоваться соответственно от ударов ножом и гаечным ключом, изъятых при осмотре места происшествия;

- акты криминалистических, биологических, трасологической экспертиз о том, что: на спортивной кофте Горина, на поверхности кофты и брюк Одинцова имеются наслоения волокон, входящих в состав пряжи жилета Ф. на фрагменте стекла и окурках сигарет, изъятых с места происшествия, имеются соответственно кровь и слюна человека, происхождение которых возможно от Одинцова, а на спортивной кофте, брюках и куртке Горина найдена кровь человека, которая могла произойти от Ф.; на гаечном ключе обнаружены кровь человека женского генетического пола, а также клетки и пот, которые могли произойти от Одинцова, но с обязательным смешением компонентов клеток и пота Горина; следы обуви, найденные на месте происшествия, оставлены обувью Одинцова и Горина;

- другие доказательства, в том числе протоколы выемок от 11 марта 2009 года, из которых видно, что ломбарде ООО <...> изъяты золотые серьги и золотое кольцо, заложенные 11 февраля 2009 года соответственно Гориным и Одинцовым.

Оценив приведенные доказательства, полученные с соблюдением уголовно- процессуального закона, в совокупности и взаимосвязи между собой, суд, вопреки утверждениям жалоб об отсутствии в действиях обоих осужденных состава разбойного нападения на потерпевшую Ф. с применением Одинцовым ножа, Гориным - гаечного ключа и непричастности Горина к ее убийству, пришел выводу о несостоятельности указанных доводов.

Не соглашаться с такой оценкой суда оснований не имеется.

Судом исследованы утверждения Одинцова о даче им показаний, положенных в основу приговора, под психологическим воздействием сотрудников милиции. Новых доводов в их подтверждение кассационные жалобы не содержат.

При оценке данного заявления Одинцова суд обоснованно исходил из того, его допросы 19 февраля и 18 августа 2009 года проводились в присутствии адвоката, что исключало применение к нему каких-либо незаконных мер воздействия. В начале следственных действий ему разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации и ст. 47 УПК РФ. В частности, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу даже в случае последующего отказа от них. Одинцов самостоятельно рассказывал об обстоятельствах содеянного. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у участников не возникало. О применении недозволенных методов ведения следствия на протяжении всего расследования дела Одинцов никому, в том числе адвокату, не заявлял и об этом ничто объективно не свидетельствовало.

Оценив вышеизложенное, суд пришел к обоснованному выводу о достоверности и допустимости как доказательств показаний Одинцова при его допросах на предварительном следствии 19 февраля и 18 августа 2009 года и беспочвенности его заявлений о якобы оказанном на него воздействии при даче этих показаний.

Судом проверено психическое состояние осужденных. Согласно выводам судебно-психиатрических экспертиз, Горин и Одинцов психическими заболеваниями не страдали и не страдают. В период инкриминируемых им деяний признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, находились в состоянии простого алкогольного опьянения. С учетом изложенного, а также поведения Горина и Одинцова в судебном заседании, суд обоснованно признал их вменяемыми.

Таким образом, фактические обстоятельства совершенных осужденными преступлений: убийства двух лиц - З. и Ф. группой лиц, а Ф. также сопряженного с разбоем и разбоя в отношении нее с применением предметов, используемых в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, полностью подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Содеянное Гориным и Одинцовым в части разбоя по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ судом квалифицировано верно.

В то же время, материалы дела свидетельствуют о том, что действия осужденных, выразившиеся в убийстве З. и Ф., должны быть по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы не как совершенные "группой лиц по предварительному сговору", а как совершенные "группой лиц".

В деле отсутствуют доказательства, подтверждающие состоявшийся до совершения преступления сговор соучастников на причинение потерпевшим смерти. Как усматривается из показаний Одинцова, у них с Гориным не было какой-либо договоренности между собой на убийство З. и Ф. до начала совместного совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевших. Данные показания материалами дела не опровергнуты.

Кроме того, органами следствия в вину Горину и Одинцову не вменялось совершение разбоя в отношении Ф. группой лиц по предварительному сговору.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что оба соучастника, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевших, действия Горина и Одинцова по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежат квалификации как убийство, совершенное группой лиц.

По изложенным мотивам приговор подлежит изменению в отношении обоих осужденных, что не изменяет ни юридическую оценку их действий по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, ни уменьшает общественную опасность их действий.

Из вводной части приговора Судебная коллегия исключает также указание о судимости Горина и Одинцова по приговорам соответственно от 22 января 2007 года и 26 октября 2007 года.

Как правильно указано в кассационном представлении, в соответствии со ст. 86 ч. 3 п. "а" УК РФ данные судимости были погашены в 2008 году, а поэтому в силу ст. 86 ч. 6 УК РФ ссылка на них не должна содержаться в приговоре по настоящему уголовному делу. На это обоснованно обращено внимание и в жалобе адвоката Батырева Д.Ю.

Наказание назначено Горину и Одинцову в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личности, наличия смягчающего у Одинцова и отсутствия отягчающих у обоих осужденных обстоятельств, роли каждого в содеянном ими.

Оснований для признания назначенного Горину и Одинцову наказания несправедливым вследствие чрезмерной строгости, так же как и вследствие чрезмерной мягкости, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах и в возражениях потерпевшего Ф., Судебная коллегия не усматривает.

Вносимые в приговор изменения не влияют на характер и степень общественной опасности содеянного осужденными и не влекут за собой снижение им наказания.

Гражданские иски по делу разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Нижегородского областного суда от 2 ноября 2009 года в отношении Горина Д.А. и Одинцова В.В. изменить.

Исключить из осуждения Горина Д.А. и Одинцова В.В. предварительный сговор на убийство З. и Ф., считать их осужденными по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, совершенное группой лиц.

Исключить из вводной части приговора указание о судимости Горина Д.А. по приговору от 22 января 2007 года, Одинцова В.В. по приговору от 26 октября 2007 года.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Горина Д.А., Одинцова В.В., адвоката Батырева Д.Ю. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"