||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 января 2010 г. N 9-009-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Воронова А.В., Колышницына А.С.

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 12 января 2010 года кассационные жалобы осужденных Гусева А.А. и Нефедова В.В. на приговор Нижегородского областного суда от 12 ноября 2009 года, по которому

Гусев А.А. <...>, судимый

- 21 сентября 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 7 ноября 2005 года отменено условное осуждение и направлен для отбытия наказания в колонию-поселение; 4 сентября 2007 года освобожден условно-досрочно на срок 8 месяцев 26 дней,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Нефедов В.В. <...>, судимый

- 30 июня 2008 года по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы и ст. 116 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме <...> рублей. Лишение свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года 6 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет.

На основании ст. ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ Нефедову В.В. отменено условное осуждение, по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 июня 2008 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Штраф в соответствии с указанным приговором исполняется самостоятельно.

В пользу потерпевшей Б. с осужденных Гусева А.А. и Нефедова В.В. солидарно в возмещение материального ущерба взыскано <...> рубля <...> копеек и в порядке компенсации морального вреда - <...> рублей.

Постановлено также взыскать процессуальные издержки: с Гусева А.А. <...> рубля <...> копеек, с Нефедова В.В. - <...> рублей <...> копеек.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., выступления осужденных Гусева А.А., Нефедова В.В. в обоснование кассационных жалоб, объяснения адвоката Вишняковой Н.В. в защиту осужденного Гусева А.А., адвоката Поддубного С.В. в защиту осужденного Нефедова В.В., мнение прокурора Химченковой М.М., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Гусев А.А. и Нефедов В.В. признаны виновными и осуждены за убийство К. группой лиц.

Преступление совершено 26 июля 2008 года в поселке <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Гусев и Нефедов вину признали.

В кассационной жалобе осужденный Гусев просит об отмене приговора, который, по его мнению, является незаконным, необоснованным и несправедливым. Не приводя каких-либо доводов в обоснование этого, Гусев далее указывает, что изложенные в приговоре выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Просит исключить из приговора указание о взыскании с него <...> рублей <...> копеек в возмещение средств, выплаченных адвокатам за оказание ему юридической помощи. Осужденный также просит смягчить назначенное ему наказание с учетом смягчающих обстоятельств, которые как полагает он, судом приняты во внимание не полностью.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный Гусев, подробно анализируя нормы закона и заключение судебно-психиатрической экспертизы, указывает, что выводы суда о его вменяемости не могут считаться обоснованными, при назначении наказания суд не учел наличие у него признаков психического расстройства. При этом осужденный ставит вопрос об отмене приговора и проведении в отношении него повторной судебно-психиатрической экспертизы.

В кассационной жалобе осужденный Нефедов просит пересмотреть дело. Считает, что факт нанесения им удара ножом в область груди потерпевшему К. не доказан. Его и Гусева показания об этом в ходе предварительного следствия суд не должен был принимать во внимание, поскольку они были даны ими в отсутствие адвокатов, под незаконным воздействием со стороны сотрудников милиции. Телесные повреждения потерпевшему, повлекшие его смерть, причинил один Гусев. Назначенное ему наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Суд не учел его раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, наличие у него малолетних детей, положительные характеристики, неправомерное поведение потерпевшего, другие обстоятельства.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Карнавский И.А. считает их несостоятельными, просит приговор оставить без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вопреки утверждениям осужденных, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, постановленный по делу приговор является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Гусева и Нефедова в преступлении, за совершение которого они осуждены, подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями потерпевшей Б., свидетелей Ф., Ч., Г., У., Г., протоколом осмотра места происшествия с участием Гусева, протоколами иных следственных действий, выводами судебно-медицинских экспертиз, другими фактическими данными.

Эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и не вызывают сомнений в своей достоверности, в связи с чем правильно взяты судом за основу при постановлении приговора.

Сами Гусев и Нефедов на предварительном следствии и в судебном заседании не отрицали фактических обстоятельств содеянного, а именно того, что в один из дней июля 2008 года в ходе возникшей ссоры с К. они совместно причинили ему ножевые ранения, повлекшие смерть потерпевшего, а затем закопали его труп.

Доводы осужденного Нефедова, приведенные в кассационной жалобе, о его непричастности к убийству К., не основаны на материалах дела.

Согласно протоколу явки с повинной от 22 мая 2009 года, Нефедов добровольно сообщил о совершении им совместно с Гусевым убийства К. путем нанесения ему ударов ножом.

Оформление явки с повинной и закрепление ее в деле в качестве доказательства соответствуют требованиям ст. ст. 141, 142 УПК РФ. Ссылка Нефедова в жалобе на то, что при явке с повинной не присутствовал адвокат, не свидетельствует о недопустимости данного доказательства, поскольку закон такое не требует.

Содержащиеся в явке с повинной сведения Нефедов подтвердил в последующих его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого (протоколы от 23 мая 2009 года), проводившихся, вопреки его утверждениям в жалобе, в присутствии адвоката.

Из этих показаний Нефедова, оглашенных в судебном заседании в соответствии со ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ, следует, что в ходе ссоры с К. они вдвоем с Гусевым нанесли ему удары ножом: Гусев по горлу, а он, Нефедов, в грудную клетку, от которых потерпевший скончался.

Обстоятельства содеянного Нефедов подтвердил также и при проверке его показаний на месте с применением видеозаписи. Он указал, где произошло событие преступления, дал подробные пояснения о своих действиях и действиях Гусева при совершении убийства К., продемонстрировал, куда они с Гусевым нанесли удары ножом потерпевшему, от которых тот скончался.

В судебном заседании Нефедов, признав свою причастность к убийству К., показал о нанесении им удара ножом в грудь потерпевшему.

Что касается Гусева, то на предварительном следствии он в присутствии адвоката давал последовательные пояснения о том, что удары ножом потерпевшему К. наносили они вдвоем с Нефедовым. Он несколько раз ударил К. ножом в область груди и видел, как Нефедов тоже нанес потерпевшему удар ножом в это же место. Не отрицал этого Гусев и в судебном заседании.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов при исследовании трупа К. выявлены телесные повреждения, в том числе резаное ранение шеи с повреждением щитовидного хряща, проникающее в полость гортани, четыре колот-резаных ранения грудной клетки, проникающие в плевральные полости с повреждением легких. Данные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, образовались от воздействия колюще-режущего предмета, которым могло быть лезвие ножа.

Поскольку приведенные показания Нефедова и Гусева согласовывались между собой, с остальными материалами дела и подтверждались реально произошедшими событиями, суд обоснованно признал их в приговоре в качестве доказательств вины осужденных, выяснив и правильно оценив все имевшиеся между ними противоречия.

Во время предварительного следствия были проверены заявления Нефедова и Гусева о применении к ним недозволенных методов при даче признательных показаний, на чем осужденный Нефедов настаивает и в кассационной жалобе.

В ходе проведенной по этому вопросу прокурорской проверки данные заявления подтверждения не нашли. В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, участвовавших в расследовании убийства К., было отказано.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля один из таких сотрудников У. пояснил, что никакого давления на Гусева и Нефедова не оказывалось. При проведении им беседы сначала с Гусевым, затем с Нефедовым ему стало известно, что и тот и другой во время ссоры с К. нанесли последнему ножевые ранения, от чего К. умер, а затем закопали его труп. После состоявшейся беседы Гусев лично указал место захоронения, именно там и был обнаружен труп К.

Согласно материалам дела следственные действия с участием Гусева и Нефедова проводились в присутствии адвокатов, а проверки показаний на месте также и в присутствии понятых, что исключало применение к ним каких-либо незаконных мер воздействия. В начале следственных действий Гусеву и Нефедову разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 46, 47 УПК РФ. В частности, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу даже в случае последующего отказа от них. Гусев и Нефедов самостоятельно рассказывали об обстоятельствах содеянного. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не возникало.

Исходя из изложенного, доводы Нефедова в жалобе о применении к нему недозволенных мер воздействия в ходе предварительного следствия следует признать несостоятельными.

Суд, таким образом, правильно установил, что при изложенных в приговоре обстоятельствах Гусев и Нефедов совершили убийство группой лиц, что верно квалифицировано по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

О наличии умысла на убийство К. свидетельствуют действия Гусева и Нефедова в ходе совершения преступления, а также примененный ими способ убийства - нанесение ударов ножом непосредственно в места расположения жизненно важных органов человека, что причинило тяжкий вред здоровью потерпевшего и повлекло его смерть на месте происшествия.

На групповой характер убийства указывает то, что каждый из осужденных непосредственно участвовал в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.

Судом исследовано психическое состояние осужденных. Оспаривание Гусевым в жалобе вывода суда о его вменяемости нельзя признать обоснованным.

Согласно заключениям судебно-психиатрических экспертиз Гусев обнаруживает признаки психического расстройства в форме расстройства личности эмоционально неустойчивого типа (возбудимый вариант) на фоне синдрома зависимости от алкоголя средней стадии, а у Нефедова выявлены психопатические черты характера эмоционально неустойчивого типа. Однако психическое расстройство Гусева и указанные особенности личности Нефедова не лишали их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминируемого им деяния признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности Гусев и Нефедов не обнаруживали, находились в состоянии простого алкогольного опьянения. С учетом изложенного, а также поведения Гусева и Нефедова в судебном заседании, суд, вопреки мнению Гусева, обоснованно признал его, а также Нефедова вменяемыми.

Оснований для проведения в отношении Гусева повторной судебно-психиатрической экспертизы, о чем им высказывается просьба в жалобе, из материалов дела не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Настоятельным является довод осужденного Гусева в жалобе о необоснованности взыскания с него денежных средств, выплаченных адвокатам за оказание ему юридической помощи.

Из материалов дела следует, что в ходе предварительного расследования Гусев обеспечивался защитниками по назначению - адвокатами Борисовым В.И., Денисовым В.В., с участием которых был проведен ряд следственных действий.

Согласно постановлениям следователя за оказание юридической помощи Гусеву в период предварительного следствия указанным адвокатам выплачено: Борисову В.И. <...> рубля, Денисову В.В. - <...> рублей, которые признаны процессуальными издержками.

В процессе судебного производства Гусев также был обеспечен защитниками по назначению - адвокатами Амбаровым В.А. (на предварительном слушании) и Ильиным А.А. (в судебном разбирательстве), которым по постановлениям суда выплачено соответственно <...> рублей и <...> рубля <...> копеек.

От услуг этих защитников при производстве следственных действий и в судебном производстве Гусев не отказывался.

Согласно протоколу судебного заседания в ходе судебного следствия вопрос о порядке возмещения средств, выплаченных адвокатам за оказание юридической помощи, исследовался с участием подсудимых, которым были разъяснены положения статей 131 и 132 УПК РФ. Гусев при этом не возражал против взыскания с него средств, выплаченных адвокатам за участие в его защите на предварительном следствии и в суде (л.д. 119 - 120, т. 5).

Выплаченная указанным адвокатам по приговору суда на основании статей 131 и 132 УПК РФ денежная сумма (всего <...> рублей <...> копеек) признана процессуальными издержками и взыскана с осужденного Гусева.

Предусмотренных положениями ст. 132 УПК РФ обстоятельств, с которыми закон связывает возможность освобождения Гусева от возмещения данных расходов, не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда о взыскании с Гусева в доход государства процессуальных издержек в указанной сумме соответствует требованиям закона и отмене не подлежит.

Назначенное Гусеву и Нефедову наказание как по виду, так и по размеру, вопреки мнению жалоб, чрезмерно суровым не является, оно справедливо, соразмерно тяжести содеянного и соответствует личности виновных. Оснований для смягчения наказания осужденным из дела не усматривается. Требования статей 6 и 60 УК РФ судом соблюдены.

При назначении наказания Гусеву и Нефедову суд, как видно из приговора, учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной Нефедова, активное способствование его и Гусева раскрытию преступления, неправильное поведение потерпевшего, состояние здоровья обоих осужденных, наличие у Нефедова на иждивении малолетних детей, то есть все те данные, на которые имеются ссылки в жалобах.

Гражданские иски по уголовному делу разрешены правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Нижегородского областного суда от 12 ноября 2009 года в отношении Гусева А.А. и Нефедова В.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Гусева А.А. и Нефедова В.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"