||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2009 г. N 66-о09-148

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Фетисова С.М. и Ведерниковой О.Н.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Б., адвокатов Алтаева П.А. и Кузьмина В.Ю., потерпевшего П.А. на приговор Иркутского областного суда от 29 июня 2009 года, которым

П., <...>, судимый 7 октября 1999 г. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден по отбытию наказания 6 октября 2003 г.

- осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 2 УК РФ - на 6 лет,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду угона автомобиля "Тойота-Карина") - на 1 год,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 10 лет,

по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 11 лет,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду угона автомобиля "Тойота-Королла") - на 1 год,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на 14 лет,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду угона автомобиля "Тойота-Калдина") - на 2 года 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, судимый 7 октября 1999 г. с учетом постановления Свердловского районного суда г. Иркутска от 13.04.2004 г. по ст. ст. 162 ч. 2, 167 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 08.12.2003 г.) к 5 годам 6 месяцам лишения свободы; освобожден 28 июня 2004 г. условно-досрочно по постановлению от 18.06.2004 г. с неотбытым сроком 5 месяцев 8 дней

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на 14 лет,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 2 года 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ (по эпизоду в отношении Ч.) - на 3 года,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду угона автомобиля "Тойота-Карина") - на 1 год,

по ст. 162 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ (по эпизоду в отношении Д.) - на 3 года,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду угона автомобиля "Тойота-Королла") - на 1 год лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В возмещение компенсации морального вреда в пользу потерпевшего П.А. взыскано с П. и К. в солидарном порядке 400000 (четыреста тысяч) рублей.

Этим же приговором осуждены: Б.О. по ст. ст. 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 64, 69 ч. 3 УК РФ и С. по ст. ст. 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 69 ч. 3, 73 УК РФ, в отношении которых он не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фетисова С.М., выступление осужденных К. и Б., адвокатов Курлянцеву Е.В. и Акопян А.К. поддержавших кассационные жалобы Б. и адвокатов Алтаева П.А., Кузьмина В.Ю., выслушав потерпевших П.А. и П.В., поддержавших кассационную жалобу П.А., адвоката Филиппова С.Г., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы П.А., мнение прокурора Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

приговором признаны виновными и осуждены:

П. и Б. -

за разбойные нападения на Ч. и Д., с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, П. - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Д.,

за неправомерное завладение автомобилями без цели хищения (угоны) группой лиц по предварительному сговору;

П. за покушение на убийство Д., сопряженное с разбоем, не доведенное до конца по независящим от него обстоятельствам;

- совершенные в ночь на 1 марта 2004 года в гор. Иркутске при обстоятельствах, установленных приговором;

П. и К. - за убийство П.Д. группой лиц и неправомерное завладение его автомобилем без цели хищения (угон) группой лиц по предварительному сговору, совершенные в ночь на 20 мая 2008 г. в гор. Иркутске при обстоятельствах, установленных приговором.

В кассационных жалобах и дополнениях к ней потерпевший П.А., не соглашаясь с приговором, просит защитить его права, считая незаконными прекращение уголовного дела и уголовного преследования П. и К. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, признание явки К. с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства и отказ суда в применении к ним ст. 63 ч. 1 п. "и" УК РФ.

Он ссылается на то, что суд не учел изменение показаний осужденными, которые изначально показывали, что нападение на его сына они совершили с целью завладения его имуществом и автомобилем, что они имеют опыт нападения на таксистов, являются наркоманами, не имеют доходов, а погибший, в отличие от подсудимых, имел незапятнанную репутацию. Нападение ими было заранее спланировано. Показания осужденных в суде и на следствии, а также их родственников противоречивы. Последующая их версия о конфликте с погибшим по поводу неуплаты за проезд, об его угрозе и нападении на них с ножом является лживой и опровергается доказательствами. Государственный обвинитель не затронул вопрос, почему он отказался от обвинения К. и П. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Потерпевший не согласен: с мотивами, изложенными в постановлении о частичном прекращении уголовного дела и уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения от 29 июня 2009 г., с решением суда о признании в качестве смягчающего наказание К. обстоятельства явки с повинной, с заключением экспертизы о степени опьянения погибшего сына. Он считает, что характер нанесенных потерпевшему ранений, их количество свидетельствуют о совершении преступления с особой жестокостью, садизмом и мучениями, погибший испытывал тяжелые физические и нравственные страдания, в связи с чем суд неправильно отказал в удовлетворении его ходатайства о признании указанных обстоятельств в качестве отягчающих ответственность осужденных. Суд не в полной мере защитил его права потерпевшего.

В кассационной жалобе адвокат Кузьмин В.Ю. просит по эпизоду в отношении Д. оправдать Б., в остальной части приговор изменить, применить к нему ст. 73 УК РФ. Он считает вывод суда при оценке доказательств неверным, а оценку смягчающих обстоятельств неполной, поскольку Б. в сговоре с П. и Б.О. о нападении на таксиста Ч. не участвовал. Их показания о наличии такого сговора и распределении ролей даны в угоду обвинению для облегчения своей участи, что подтверждает С. Б. также не знал и не сговаривался о нападении на водителя такси Д. Роль Б. в инкриминируемых ему обвинением и судом преступлениях не определена. При назначении наказания суд не учел данные о его семье, личности и поведении в течение длительного периода.

В кассационной жалобе осужденный Б. просит применить к нему ст. 73 УК РФ - условное осуждение, ссылаясь на то, что в нападении на таксиста Д. он не участвовал и не знал, что П. и Б.О. будут совершать нападение. При назначении наказания суд не учел его положительные характеристики, семейное положение и поведение после совершения преступления в течение длительного времени.

В кассационной жалобе адвокат Алтаев П.А. просит приговор в отношении К. изменить - значительно снизить ему срок наказания, считая приговор незаконным, вынесенным с нарушением закона, выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждающимися доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, наказание - чрезмерно суровым. В нарушение ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд выступил на стороне обвинения, а доводы К. и П. и их защитников, в части мотива совершения преступления и неправомерности действий потерпевшего признал необоснованными. Между постановлением от 29 июня 2009 г. о прекращении уголовного преследования и приговором допущены противоречия. Суд не дал правовую оценку показаниям К. о неправомерном поведении потерпевшего, находившегося в сильной степени опьянения и угрожавшего жизни осужденного, который действовал в состоянии необходимой обороны, не обратил внимания на обстоятельства, смягчающие наказание К. - аморальность и противоправность поведения потерпевшего. Вывод суда о правомерности требования П.Д. об оплате проезда либо о прекращении дальнейшей поездки сделан на предположении. В нарушение ст. 73 УПК РФ описание преступного деяния, способ его совершения в приговоре не конкретизированы: не указано - когда и какими ножами К. и П. вооружились, кому принадлежал нож, которым К. нанес ранения потерпевшему, каким образом и почему у них возник умысел на убийство П.Д., не описано событие преступления: способ, порядок, очередность и количество нанесенных осужденными ударов ножами. Не расписан мотив совершения преступления, не указано в чем выразилась ссора и между кем она произошла. Наказание К. является чрезмерно суровым, назначено без учета наличия на его иждивении малолетнего ребенка, условий жизни его семьи, состояния здоровья, положительных характеристик.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Вопреки доводам жалоб, виновность Б. и К. в совершении преступлений материалами дела установлена, подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.

Так, подсудимый Б.О. в судебном заседании показал, что 29.02.2004 г., после совместного распития спиртных напитков со С., Б. и П., последнему высказали претензию, что он гуляет за их счет. На это П. предложил отобрать деньги у водителя такси, после чего скрыться на его машине. Согласившись с этим предложением, они остановили машину под управлением Ч. и поехали по объездной дороге. Все знали, что у П. имеется нож, а у него - газовый пистолет. Они договорились, что деньги будут забирать у водителей с применением пистолета и ножа, которыми они будут угрожать. Для этого он сядет на переднее пассажирское сидение, а П. - сзади за водителем. С. для остановки автомашины должна была проситься в туалет. Роль Б. заключалась в том, что он должен был помочь в случае драки. Когда Ч. остановил машину, П. подставил к его шее нож, а он выставил перед лицом Ч. пистолет, они потребовали у водителя деньги, и затем их забрали. После этого, оставив водителя, они уехали на его машине, которую потом бросили. Управлял машиной Б. Впоследствии, когда они возвращались города, С. остановила такси - "Тойота-Королла", под управлением Д. и они все поехали обратно в Ново-Ленино. После того, как по просьбе С. Д. остановил машину, он (Б.О.) достал пистолет, а П. подставил нож к шее водителя. Д. пытался вызвать помощь по рации, но он ее отключил и вытолкнул водителя из машины т.к. испугался, что П. будет бить его ножом. На улице П. несколько раз подбегал к Д. и наносил удары ножом. Оттащив П. от водителя, они уехали в его машине, которую затем бросили.

Аналогичные показания в судебном заседании дал П., подтвердив, что после того, как у них закончились деньги, они решили ограбить таксиста. Все на это согласились, договорившись, что Б.О. сядет на переднее пассажирское место, а он на заднее, С. попросит остановить машину, после чего они нападут на водителя с помощью ножа и пистолета, который был у Б.О. Б. должен был помочь при драке. Таксистам он угрожал и наносил Д. удары ножом, который взял в машине Б.

П. также суду показал, что вечером 19 мая 2008 года он распивал спиртное с К. Когда деньги у них кончились, они поехали за деньгами к К. домой на такси, водителю сказали, что по приезду к месту возьмут деньги и расплатятся за поездку. Дома у К. никого не было, поэтому он не смог взять деньги. Выйдя, К. сказал, что оплатить проезд не сможет, предложил водителю отвезти их обратно, чтобы у матери взять деньги и рассчитаться. В связи с этим возник конфликт. Водитель и К. стали размахивать руками, а он (П.) стал наносить ножом удары в шею водителю. К. забрал у таксиста нож и тоже бил им таксиста. После этого тело потерпевшего П.Д. они увезли на теплые озера, где оставили, а сами уехали. За рулем машины был К. На дороге в районе "Узловой" он не справился с управлением, они слетели в яму, после чего бросили машину.

Эти же сведения по эпизоду в отношении П.Д. П. показывал во время предварительного следствия (т. 4 л.д. 137 - 140, 146 - 150, 151 - 164, 170 - 174, 179 - 184).

На предварительном следствии Б. показывал, что когда у них закончились деньги, П. пообещал показать, как их зарабатывать. По инициативе П. они решили ограбить таксиста, разработав план действий. Когда водитель остановился, П. обхватил водителя за шею, он и Б.О. ударили водителя несколько раз по лицу, водитель испугался. П. вывел его на улицу, обыскал, забрал сумму денег. Он (Б.) предложил проверить бардачок, в котором они обнаружили и забрали себе деньги. Он сел на водительское сидение и они уехали в район остановки "Школьная", где бросили автомобиль. Затем в центре С. остановила автомобиль и они поехали в Ново-Ленино. В районе объездной дороги П. приставил к горлу водителя нож и потребовал деньги. На улице он стал наносить удары ножом в спину потерпевшего. Оттащив П. от потерпевшего, они уехали. Бросив потом машину, они разошлись по домам (т. 5 л.д. 89 - 92).

Из показаний потерпевшего Ч. во время предварительного следствия видно, что он работал водителем такси на автомашине "Тойота-Карина", владельцем которой являлась С.С. 29.02.2004 г. после 23 часов его остановила девушка, попросившая довезти ее с тремя парнями до центра. Когда они ехали по объездной дороге, парень на пассажирском сидении приставил к его виску пистолет, с заднего сидения сделали захват его головы, и он почувствовал приставленное лезвие ножа. Угрозу жизни он воспринимал реально. Пассажиры потребовали убрать, потом поднять руки. Тот, кто направлял пистолет, отключил рацию. Его обыскали, забрали деньги в сумме 900 рублей, портмоне и еще 200 рублей, после чего вытащили на улицу, парень с заднего сидения сел на водительское и они уехали (т. 3 л.д. 37 - 39, 107 - 108).

Потерпевший Д. суду показал, что работая 1 марта 2004 года водителем такси на арендованной у Ш. машине, он увидел голосовавшую С. и подъехал к ней. Когда она начала садиться в машину, то подбежали еще трое молодых людей. С., П., Б. сели на заднее сидение, а Б.О. - на переднее. За его спиной сидел П. Они поехали в Ново-Ленино, точный адрес не назвали, по их предложению - по объездной дороге. С. начала проситься в туалет. Когда он остановился, она вышла, и он почувствовал, что в шее находится нож, который воткнул П. Поняв, что совершено нападение, он хотел сообщить по рации, но Б.О. выдернул ее из прикуривателя. Все трое стали требовать деньги. Б.О. наставил на него пистолет. П. держал его и наносил удары ножом в область шеи, подбородка и в грудь. Затем его вытащили из машины и все трое стали обыскивать. Они забрали деньги и золотое кольцо в виде печатки, после чего сели в его машину. Потом из машины выбежал П., который ударил его ножом в область сердца. Его 2 раза оттаскивали, но он дважды подбегал и наносил удары ножом. Оставив его, они затем уехали.

В судебном заседании К. показал, что он и П. не рассчитались за поездку, поскольку жены не было дома. Таксист отказался их везти обратно и требовал, чтобы они выходили, поэтому получился конфликт. Защищаясь, он выхватил у П.Д. нож и ударил им несколько раз потерпевшего. П. тоже нанес ему удары ножом. Тело водителя они отвезли на теплые озера, где оставили на берегу. Затем поехали помыться и переодеться. За руль машины сел он. По дороге они слетели в яму, где оставили машину.

Аналогичные показания К. давал в период предварительного следствия (т. 4 л.д. 38, 43 - 49, 61 - 66, 67 - 78, 81 - 87, 179 - 184, 223 - 227).

Потерпевший П.А. суду показал, что он был на месте аварии автомобиля, принадлежащего его старшему сыну П.Д. Машина находилась в яме, имела повреждения. В салоне возле переднего пассажирского сидения лежал нож. За водительским сидением был обнаружен еще один нож, лежащий под цветным пакетом. Весь салон был в крови. Ремень безопасности водителя был изрезан и испачкан кровью. В машине находились его сотовый телефон и пакет с письмом, адресованном П. Тело сына с перерезанным горлом и множественными ножевыми ранениями было обнаружено в районе теплых озер.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, автомашина "Тойота-Королла", госномер <...>, находящаяся на ул. Ярославского в гор. Иркутске, имеет рекламную надпись "такси", со стороны салона и водительского сидения на стекле имеются мелкие пятна вещества красно-бурого цвета, похожие на кровь (т. 3 л.д. 160 - 162).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что у Д. имелись колото-резаные ранения на задней и передней поверхностях грудной клетки, поясничной области, на правой боковой поверхности шеи, резаные раны в подбородочной области, на левой ушной раковине, закрытая черепно-мозговую травма. Колото-резаное ранение грудной клетки слева по среднеключичной линии, проникающее в левую плевральную полость с повреждением перикарда, правого желудочка сердца, с излитием крови в плевральную полость, полость перикарда, попаданием воздуха в плевральную полость относится к категории повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых осужденным (т. 8 л.д. 127 - 128).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть П.Д. последовала от множественных проникающих колото-резаных ранений груди и живота с повреждением сердца, левого легкого, корня брыжейки толстой кишки, множественных колото-резаных ран передней и левой боковой поверхности шеи, проникающих в глотку, с повреждением яремной вены, мышц лица, шеи и их сосудов, резаных и колото-резаных ран лица, непроникающих ранений на передней и правой боковой поверхности шеи, правой боковой поверхности живота, колото-резаных ранений задней поверхности правого плеча, задней поверхности правого предплечья, наружной поверхности правого предплечья, развившейся вследствие этого острой массивной кровопотери. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых К. и П. (т. 8 л.д. 17 - 18).

Кроме того, виновность осужденных объективно подтверждается и другими, изложенными в приговоре доказательствами - показаниями потерпевших С.С., Ш. (во время предварительного следствия - т. 3 л.д. 147 - 148), П.В.; протоколами: опознания потерпевшим Д. П., Б.О. и С., как лиц, совершивших на него нападение (т. 4 л.д. 207 - 210, т. 5 л.д. 46 - 49, 168 - 171), проверки показаний Б. на месте (т. 5 л.д. 107 - 118), очной ставки Б. и С. (т. 5 л.д. 100 - 106), очной ставки Б. и Б.О. (т. 5 л. 57 - 66), осмотров мест происшествия: автомашин "Тойота-Карина" госномер <...> (т. 3 л.д. 24 - 26) и "Тойота-Калдина" госномер <...> (т. 1 л.д. 80 - 88, 89 - 99), участка местности, где на береговой линии озера обнаружен труп П.Д. (т. 1 л.д. 57 - 66); заключениями экспертиз: судебно-биологических (т. 8 л.д. 39 - 48, 108 - 111), медико-криминалистической (т. 8 л.д. 67 - 91), информацией УВД о наличии у Б.О. газового оружия "Айсберг-207", калибра 9 мм со сроком действия лицензии с 12.07.2001 г. до 12.07.2006 г. (т. 3, л.д. 242) и другими материалами дела.

Юридическая оценка действий П., Б., К. судом дана правильная.

С учетом исследованных и приведенных в приговоре доказательств и вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Алтаева суд правильно признал необоснованными доводы К. и П., их защитников в части оценки мотива совершения преступления и неправомерности действий потерпевшего.

Оснований для оправдания Б. по эпизоду в отношении Д. и квалификации действий К. в отношении П.Д., как совершенных в состоянии необходимой обороны, у суда не имелось.

Доводы Б. и адвоката Кузьмина о том, что Б. не договаривался с П. и Б.О. и не участвовал в разбойных нападениях на Ч. и Д., что показания об этом во время предварительного следствия осужденными даны вынуждено, а также доводы адвоката Алтаева о нанесении К. потерпевшему П.Д. ударов ножом в состоянии необходимой обороны - судом первой инстанции тщательно исследовались и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Роль Б. в совершенных им преступлениях в приговоре определена - оказание помощи в достижении преступного результата, требование передачи денег, участие в угоне автомобилей при покидании мест совершения преступлений, в связи с чем этот довод кассационной жалобы адвоката Кузьмина является несостоятельным.

Вопреки доводам адвоката Алтаева суд правильно пришел к выводу о том, что поведение потерпевшего П.Д., требовавшего оплаты проезда, было правомерным и не угрожало жизни и здоровью К. в то время, как он и П. начали бить потерпевшего ножами.

Исследованные доказательства в приговоре проанализированы и оценены в соответствии с требованиями УПК РФ, поэтому доводы адвоката Алтаева об односторонней оценке показаний осужденного К. является несостоятельным.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании.

Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 2 части первой ст. 27 УПК РФ.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании по завершению исследования всех представленных сторонами доказательств государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения П. и К. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, квалифицировав действия подсудимых по эпизоду убийства П.Д. только по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Вопреки доводам потерпевшего П.А. отказ государственного обвинителя от обвинения обоснован отсутствием достаточных доказательств наличия между подсудимыми предварительного сговора на совершение разбойного нападения на П.Д. и корыстного мотива при его убийстве.

Оснований сомневаться в правомерности отказа не имеется.

С учетом этого суд, в соответствии со ст. 252 УПК РФ, обоснованно принял отказ государственного обвинителя от обвинения П. и К. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и прекратил уголовное дело и уголовное преследование П. и К. в указанной части.

Постановление суда о частичном прекращении уголовного дела и уголовного преследования П. и К. в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения от 29 июня 2009 г. соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Вопреки доводам потерпевшего П.А. оснований к его отмене не имеется.

При таких обстоятельствах указание потерпевшего П.А. на неправомерность прекращения уголовного дела и уголовного преследования П. и К. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ противоречит уголовно-процессуальному закону, а его ссылки на то, что суд не учел изменение осужденными показаний, их характеристики, ложности показаний их родственников - не могут быть приняты во внимание.

С учетом требований ст. ст. 246 и 252 УПК РФ доводы кассационной жалобы адвоката Алтаева о противоречивости приговору постановления суда о частичном прекращении уголовного дела и уголовного преследования П. и К. от 29 июня 2009 г. коллегия не может признать состоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом обвиняемые и потерпевший активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Потерпевший П.А. и его представитель выступили в судебных прениях и воспользовались правом реплики, довели свое мнение по обвинению П. и К. до сведения участников процесса и суда. В связи с этим доводы адвоката Алтаева о том, что суд выступил на стороне обвинения, и доводы потерпевшего о нарушении его прав - противоречат материалами дела.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ в приговоре содержится описание конкретных преступных деяний осужденного К., признанных доказанными, с указанием мест, времени, способов их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений - судом установлено и указано, что по поводу оплаты проезда между П., К. и П.Д. произошел конфликт, в ходе которого на почве личных неприязненных отношений у К. и П. возник умысел на убийство потерпевшего, и они нанесли ему множественные удары ножами в грудь, шею и голову, причинив телесные повреждения, от которых он скончался.

Поэтому доводы адвоката Алтаева о нарушении судом требований ст. 73 УПК РФ противоречат приговору, а его ссылки на то, что в приговоре не указано - когда и какими ножами К. и П. вооружились, кому принадлежал нож, которым К. нанес ранения потерпевшему, каким образом и почему у них возник умысел на убийство П.Д., не описаны очередность и количество нанесенных осужденными ударов ножами, в чем выразилась ссора и между кем она произошла - являются несостоятельными.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, всех обстоятельств дела. Оснований для его снижения осужденным, а также применения к Б. ст. 73 УК РФ не усматривается.

Суд правильно, в соответствии с законом и установленными обстоятельствами, признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства его добровольное обращение в органы милиции с заявлением о совершенном преступлении, и отказал в удовлетворении ходатайства потерпевшего П.А. в признании в качестве отягчающих наказание П. и К. обстоятельств, указанных в п. "и" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Вопреки доводам потерпевшего суд не признавал смягчающим наказание К. обстоятельством явку с повинной.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 29 июня 2009 года в отношении П., К. и Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Б., адвокатов Алтаева П.А и Кузьмина В.Ю., потерпевшего П.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"