||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2009 г. N 58-О08-77

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Червоткина А.С.

Судей Фроловой Л.Г. и Зыкина В.Я.

Рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2009 года дело по кассационным жалобам осужденных Юрасова М.С, Брика П.В., Григорова Н.А., Базаева Ю.Н., Ем В.Г., Емолкина М.П., Гытлана В.В., адвокатов Белаш С.В., Фроловой Л.Я., Столбина С.Г., на приговор Хабаровского краевого суда от 13 сентября 2007 года, которым

Базаев Ю.Н. <...>

1.07.1994 г. Центральным районным судом г. Хабаровска по п. п. "а", "б", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, с конфискацией имущества; освобожден 18.03.1999 г. по отбытии наказания;

осужден: по ч. 1 ст. 210 УК РФ в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 5.08.2004 г. у потерпевшего К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 6.06.2005 г. у потерпевшего Г.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 17.07.2005 г. у потерпевшего К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту разбоя 17.07.2005 г. в отношении потерпевшего К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 17.07.2005 г. у К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Базаеву Ю.Н. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде восемнадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Григоров Н.А. <...>

29.06.2001 г. Железнодорожным районным судом г. Хабаровска по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ к трем годам девяти месяцам лишения свободы, без конфискации имущества, начало исполнения наказания с 29.09.2005 г.;

осужден: по ч. 1 ст. 210 УК РФ в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 5.08.2004 г. у потерпевшего К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 6.06.2005 г. у потерпевшего Г.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Григорову Н.А. назначено путем частичного сложения наказаний в виде шестнадцати лет лишения свободы, без штрафа.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 29 июня 2001 г. окончательное наказание Григорову Н.А. назначено в виде семнадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ем В.Г. <...>

осужден к наказанию: по ч. 2 ст. 210 УК РФ в виде лишения свободы сроком на шесть лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 5.08.2004 г. у потерпевшего К.) в виде лишения свободы сроком на одиннадцать лет, без штрафа,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Ем В.Г. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде двенадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Брика П.В. <...> судимый:

18.11.2005 г. Индустриальным районным судом г. Хабаровска по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ к трем годам лишения свободы, без штрафа, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года, с зачетом в срок назначенного наказания времени содержания под стражей с 12.07.2005 г. по 18.11.2005 г.;

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ - на шесть лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) - на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - на одиннадцать лет, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Брика П.В. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде пятнадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 18 ноября 2005 г. об условном осуждении Брика П.В. исполнять самостоятельно.

Гытлан В.В. <...>

27.02.2002 г. Центральным районным судом г. Хабаровска п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ к трем годам лишения свободы, без штрафа, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года;

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ - на шесть лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - на одиннадцать лет, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Гытлан В.В. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде двенадцати лет лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Гытлана В.В. по приговору Центрального районного суда г. Хабаровска от 27 февраля 2002 г.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору Центрального районного суда г. Хабаровска от 27 февраля 2002 г. окончательное наказание Гытлан В.В. назначено в виде тринадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Юрасов М.С. <...> судимый:

30.12.1997 г. военным судом Хабаровского гарнизона по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ к трем годам лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности, п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к трем годам лишения свободы, без конфискации имущества, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к окончательному наказанию в виде трех лет шести месяцев лишения свободы, без конфискации имущества; освобожден 22.03.2000 г. на основании постановления Кировского районного суда г. Хабаровска от 15.03.2000 г. в соответствии со ст. 79 УК РФ условно-досрочно на неотбытый срок один год три дня;

1.08.2005 г. мировым судьей судебного участка N 27 Центрального района г. Хабаровска по ст. 319 УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей;

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ - на восемь лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) - на двенадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 5.08.2004 г. у потерпевшего К.) - на двенадцать лет, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Юрасову М.С. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде пятнадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем полного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору мирового судьи судебного участка N 27 Центрального района г. Хабаровска от 1 августа 2005 г. в виде штрафа в размере 2500 рублей, назначено Юрасову М.С. окончательное наказание в виде пятнадцати лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и штрафа в размере 2500 рублей.

Назначенные Юрасову М.С. штраф и лишение свободы на срок пятнадцать лет постановлено исполнять самостоятельно.

Емолкин М.П. <...>

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ - на шесть лет, без штрафа, по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - на одиннадцать лет, без штрафа,

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 6.06.2005 г. у потерпевшего Г.) - на одиннадцать лет, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Емолкину М.П. назначено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде тринадцати лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осужден Илларионов А.М. приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Юрасова М.С., Брика П.В., Григорова Н.А., Ем В.Г., Емолкина М.П., Гытлана В.В., Базаева Ю.Н., адвокатов Фролова Б.Б., Волобоевой Л.Ю., Карпухина С.В., Морозовой М.Н., Реброва Н.И. в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Базаев и Григоров создали преступное сообщество (преступную организацию) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, руководили таким сообществом (организацией) и входящими в него структурными подразделениями, совершением ими преступлений. Ем, Брика, Гытлан, Юрасов, Емолкин, и Илларионов участвовали в этом преступном сообществе, под руководством Базаева и Григорова, совершили ряд тяжких и особо тяжких преступлений.

Преступления совершены в период с первого квартала 2003 г. по 18.07.2005 г. на территории <...>, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Базаев свою вину отрицал, поясняя, что не возглавлял организованное преступное сообщество, поэтому не мог организовывать совершение вымогательств его участниками и руководить их совершением. Он также не признал себя причастным к разбойному нападению на потерпевшего К. вымогательствам денег у него и у потерпевшего К.

Осужденный Григоров свою вину в суде отрицал, поясняя, что скрывался от отбывания назначенного ему лишения свободы вне <...> и не мог организовывать совершение вымогательств участниками преступного сообщества и руководить их совершением.

Осужденный Ем в судебном заседании виновным себя в вымогательстве 5.08.2004 г. совместно с Юрасовым у потерпевшего К. не признал, от дачи показаний отказался.

Осужденный Брика в суде свою причастность к вымогательствам 20.07.2003 г. в отношении потерпевших А. и К. и 15.12.2003 г. совместно с Емолкиным в отношении потерпевшего Т. отрицал, признал свою вину в вымогательстве 18.02.2005 г. денежных средств у К. и З. частично, отрицая причастность к этому преступлению Гытлан и свои действия в организованной преступной группе в составе преступного сообщества.

Осужденный Гытлан в судебном заседании свою вину в вымогательстве 18.02.2005 г. совместно с Бриком денежных средств у потерпевших К. и З. отрицал.

Осужденный Юрасов в суде свою вину в вымогательствах 12.02.2004 г. в отношении М. и 5.08.2004 г. в отношении К. не признал.

Осужденный Емолкин свою вину в вымогательствах 15.12.2003 г. совместно с Брика в отношении потерпевшего Т. отрицал, 6.06.2005 г. в отношении потерпевшего Г. признал частично, поясняя, что действовал без соучастников и вне преступного сообщества.

В кассационных жалобах: осужденные Базаев, Григоров, Ем, Брика, Гытлан, Юрасов, Емолкин, адвокаты Столбин, Белаш, Фролова, считают приговор незаконным и необоснованным. Перечисленные осужденные и адвокаты утверждают, что материалами дела не опровергнуты их доводы о непричастности осужденных к преступному сообществу, совершении ими в составе такого сообщества преступлений. Считают приговор постановленным на недопустимых доказательствах и предположениях. Находят неверной оценку, данную судом исследованным в судебном заседании доказательствам. Приводят анализ доказательств, исследованных в судебном заседании, дают им свою, по их мнению, правильную оценку. В том числе, находят, что показания свидетелей К. С. В. С. К. П. И. И. а также свидетелей, допрошенных под псевдонимами "А." и "З.", осужденного Илларионова, не подтверждают их вину в совершении преступлений. Ссылаются на оговор их большей частью перечисленных свидетелей на предварительном следствии, а осужденным Илларионовым и в судебном заседании, в результате сделки их со следствием и судом в обмен на непривлечение их к уголовной ответственности за совершенные преступления, а Илларионовым в обмен на условное осуждение. Считают, что суд без достаточных на то оснований не принял во внимание пояснения свидетелей К. С. В. С. и других в суде, о применении к ним психологического воздействия с целью добиться угодных следствию показаний. Находят показания свидетелей П., А. потерпевшего Г. недопустимыми, со ссылкой на участие их в оперативном эксперименте. Ссылаются на необъективность судьи, считают, что он в процессе выступал как обвинитель. Утверждают, что помимо показаний свидетелей и другие доказательства по делу, получены с нарушением уголовно-процессуального закона и закона "Об оперативно-розыскной деятельности", в том числе распечатки телефонных переговоров, заключения фонетических экспертиз, протоколы опознания потерпевшими осужденных. Считают, что потерпевший К. оговаривал Базаева в преступлениях, поскольку таким способом пытался избежать ответственности за совершенное изнасилование, после постановления в отношении него приговора сознался в оговоре. Утверждают, что судом оставлены без проверки доводы осужденных Григорова, Емолкина, Юрасова о наличии у них алиби. Считают также, что содержание записей телефонных разговоров не подтверждает вину ни одного из осужденных в совершении указанных преступлений. Базаев приводит свои объяснения по поводу содержания разговоров. Свое общение с рядом свидетелей и осужденных объясняет тем, что помогал знакомым водителям избежать вымогательства денег на трассе. Ссылаются на нарушение права на защиту, выразившееся в непредоставлении перерыва перед прениями, для согласования позиции защиты осужденных и адвокатов, а также в том, что председательствующий судья недостаточно долго, по их мнению находился в совещательной комнате при постановлении приговора, огласил только вводную и резолютивную часть приговора, без вынесения постановления об этом. Приводят данные, положительно характеризующие осужденных, в том числе о наличии у них семьи, детей, заболеваний у отца и матери осужденного Ем. Адвокат Столбин утверждает также, что в приговоре искажены показания свидетелей К. и осужденного Илларионова о роли Базаева. Осужденные Юрасов, Брика, Григоров, Базаев, Гытлан, адвокаты Столбин, Белаш просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, осужденный Ем просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить, осужденный Емолкин и адвокат Фролова просят приговор в части совершения Емолкиным преступления 6 июня 2005 года изменить, квалифицировать действия Емолкина по ст. 163 ч. 1 УК РФ, назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, в остальной части приговор в отношении него отменить и дело прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Юрасова, Брика, Григорова, Базаева, Ем, Емолкина, Гытлана, в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, вина осужденных в ими содеянном подтверждается показаниями осужденного Илларионова об обстоятельствах совершения им и другими осужденными по делу преступлений, заключением комиссии экспертов N <...> от 4.10.2005 г.; заключениями фоноскопических экспертиз N <...> от 20.03.2006 г. и N 69 от 10.04.2006 г.; протоколами осмотра и прослушивания фонограмм; показаниями свидетелей М. Б. Б. И. И. свидетелей под псевдонимами "А.", "З."; протоколами допросов свидетелей К. от 15.03.2006 г., С. от 19.01.2006 г. и от 22.03.2006 г., К. от 19.01.2006 г. и от 03.03.2006 г., В. от 15.03.2006 г., С. от 19.01.2006 г. и от 06.03.2006 г., П. от 10.03.2006 г., С. от 29.03.2006 г., под псевдонимом "А." от 27.06.2005 г.; протоколами проверки показаний на месте свидетеля К. от 06.03.2006 г., С. от 03.03.2006 г.; заявлениями К. от 19.01.2006 г., С. от 19.01.2006 г.; протоколами осмотра документов от 21.03.2006 г., от 02.06.2006 г. и от 05.06.2006 г.; информацией об абонентах МТС по состоянию на 03.02.2006 г.; сообщениями ОАО "<...>" N <...> от 20.02.2006 г., начальника УБОП УВД <...> края N <...> от 13.06.2007 г., ОАО "Мобильные ТелеСистемы" от 29.05.2007 г. и от 30.05.2007 г., ЗАО "Мобиком-<...>" N <...> от 20.06.2007 г.; ответом на запрос ОАО "ВымпелКом" от 20.06.2007 г. показаниями потерпевших Т., Б., Г., В. и других, а также другими приведенными в приговоре доказательствами.

При этом, судом в приговоре подробно изложены все перечисленные доказательства, дан полный, подробный анализ этих доказательств и их оценка.

Оценивая показания осужденных Базаева, Григорова, Ем, Брика, Гытлана, Юрасова и Емолкина в части отрицания их участия в организованном преступном сообществе и совершаемых преступлениях, организации и руководства этим сообществом со стороны Базаева и Григорова, суд обоснованно признал их неправдивыми, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений и опровергаются показаниями осужденного по данному делу Илларионова; свидетелей под псевдонимами, свидетелей С. и И., а также свидетелей К., С., П., К. в период предварительного следствия по делу, полно и правильно приведенными в приговоре.

Кроме того, доводы осужденных о непричастности к преступлениям опровергаются выводами, содержащимися в заключениях судебных фонетических экспертиз, распечатках телефонных переговоров между участниками преступного сообщества и свидетелями, содержанием их разговоров с потерпевшими при совершении вымогательства, зафиксированных в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий, и изложенных в показаниях потерпевших по делу; сведениями операторов сотовой связи о многочисленных соединениях при интенсивных и круглосуточных телефонных разговорах между осужденными и свидетелями, являющимися их абонентами, в совокупности с другими исследованными доказательствами по делу.

Судом приведены в приговоре все данные, в соответствии с которыми суд пришел к выводу о создании Базаевым и Григоровым именно преступного сообщества (и все его признаки) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, о руководстве ими сообществом и входящими в него структурными подразделениями - "бригадами", совершением ими преступлений.

Указанные выводы суда основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

Утверждения осужденного Григорова, его супруги - свидетеля Г. лиц, находившихся с ним в приятельских отношениях - свидетелей З., З. К. К. о том, что Григоров находился вне пределов <...>, не имел денежных средств, не пользовался автомобилем и телефоном, поэтому не мог организовывать и руководить преступным сообществом опровергаются показаниями участников встреч членов преступного сообщества свидетелей под псевдонимами "З." и "А.", И., протоколами допросов свидетелей С., К., С., К. Осужденный Илларионов также пояснил в суде, что дважды видел Григорова на таких встречах, хотя Илларионов ездил не на каждую встречу в порядке очередности от их "экипажа". Показания названного осужденного и свидетелей не содержат противоречий, последовательны и согласуются с показаниями свидетеля И., проводившего оперативно-розыскные мероприятия по разобщению преступного сообщества, созданного и руководимого Базаевым и Григоровым.

Оснований не доверять показаниям перечисленных свидетелей в указанной части и показаниям осужденного Илларионова судом не установлено, не усматривается таковых и судебной коллегией.

С учетом изложенного следует признать обоснованным решение суда о несостоятельности доводов стороны защиты о непричастности осужденных по данному делу к преступному сообществу, в том числе, непричастности Базаева и Григорова к созданию преступного сообщества и руководству им.

Вывод психолога в заключении комиссии экспертов N <...> от 18.04.2006 г. о том, что в структуре личности Григорова лидерские тенденции не выявлены (т. 8 л.д. 288 - 289), не может свидетельствовать о неспособности Григорова руководить преступным сообществом. Как следует из текста заключения, этот вывод эксперта является предположительным. Кроме того, положение Григорова в преступной "иерархии" было подкреплено известным членам преступного сообщества родством с авторитетным для них лицом - "ответственным за трассу" - Базаевым.

Согласно заключению комиссии экспертов N <...> от 4.10.2005 г. следует, что у Базаева в структуре личности имеются лидерские тенденции с такими чертами, как наступательность, активность, амбициозность (т. 8 л.д. 119 - 120).

Как правильно указано в приговоре, показания свидетелей К. С., К. о роли Базаева в урегулировании их конфликтов с вымогателями, действующих от имени "К.", "М." либо вовсе не представлявшихся, не опровергают, а, напротив, подтверждают правильность выводов суда о том, что Базаев организовал преступную деятельность вымогателей на федеральной автотрассе и контролировал ее. Все другие вымогатели должны были либо подчиниться руководству со стороны Базаева, либо прекратить совершать неконтролируемые с его стороны преступления.

Изменение показаний свидетелями С., К., В., С., П. суд, с учетом совокупности доказательств по делу, пояснений перечисленных свидетелей, обоснованно отнес к их стремлению уменьшить ответственность осужденных, с которыми они ранее поддерживали отношения, а также к их опасениям расправы со стороны неустановленных участников организованного преступного сообщества.

Доводы стороны защиты о том, что свидетели К. и С. не давали показаний, К. обратился с письмом к прокурору о незаконных методах производства следствия с его участием и о своем отказе от показаний, изобличающих Базаева, Григорова и других сужденных суд обоснованно признал несостоятельными.

Так, в протоколах следственных действий с участием К. и С. какие-либо замечания отсутствуют. Согласно заключениям экспертов, подписи в протоколах от имени С. выполнены самим С., письмо от имени К. написано и подписано не им, а другим лицом.

Следователь С. проводивший допросы указанных лиц, пояснил в суде, что С. и К. показания давали добровольно, раскаивались в своей преступной деятельности, что подтверждается их письменными заявлениями об этом и постановлениями следователя об освобождении от уголовной ответственности их, а также К. В. и С. в связи с их деятельным раскаянием.

При разрешении приводимого защитой довода, судом обоснованно учтены выводы, содержащиеся в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.06.2007 г. по сообщению о совершении следователем преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 302, ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Кроме того, факт допроса свидетеля К подтвердила его вдова, свидетель К. а также свидетель В. который пояснил суду, что был допрошен после допроса К. который изобличил осужденных по данному по делу. Факт задержания и допроса свидетеля С. подтверждается также рапортом милиционера-бойца ОМОН Ч. и показаниями свидетеля К.

Из дела видно, что судом тщательно проверены доводы стороны защиты и показания свидетелей К. В. С. П. о незаконных мерах воздействия на этих свидетелей со стороны следователя и работников милиции, которые обоснованно признаны несостоятельными, как опровергающиеся исследованными доказательствами.

Так из материалов дела усматривается, что свидетель П. допрошен 10.03.2006 г., в ходе допроса сообщил обстоятельства, ранее неизвестные органу следствия и подтвердившиеся в дальнейшем, каких-либо замечаний согласно протоколу следственного действия он не имел. Заявление о противоправных действиях следователя П. писал 10.08.2006 г., то есть спустя 5 месяцев после проведения следственного действия и по окончании срока следствия по делу (6.07.2006 г.). Согласно постановлению следователя от 17.09.2006 г. в возбуждении уголовного дела по заявлению свидетеля П. о незаконных действиях следователя С. отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием состава преступления в действиях последнего. Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2007 г. следует, что сведения о принуждении к даче показаний свидетелей С. В. К. следователями С. Р. Л. Ч. в ходе предварительного следствия не подтвердились, в действиях названных следователей отсутствует состав преступления.

Анализ совокупности исследованных в суде доказательств позволил суду признать правильными выводы, изложенные в указанном постановлении.

Из дела также усматривается, что нарушений со стороны следственных органов при прекращении уголовного преследования за участие в преступном сообществе (преступной организации) в отношении С., К. А., Ем В.Г., В., С. К., Х. С., на основании ст. 28 ч. 2 УПК РФ в связи с их деятельным раскаянием не имеется.

Доводы Емолкина и Брика о их непричастности к совершению вымогательств в составе преступного сообщества, а также доводы Базаева, Григорова, Ем, Брика, Гытлана, Юрасова, Емолкина о их непричастности к инкриминируемым им преступлениям, опровергаются также показаниями потерпевших, протоколами опознания.

Судом, тщательно проверялось соответствие требованиям закона всех исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе касающихся процедуры опознания потерпевшими осужденных.

Выводы суда о допустимости исследуемых доказательств, основаны на материалах дела.

Об обоснованности принятых судом решений в этой части, а также об объективности судьи свидетельствует признание недопустимыми доказательствами протоколов опознания потерпевшим В. осужденных Ем и Юрасова, как полученных с нарушением предусмотренной законом процедуры.

Сомнения потерпевшего А. в личности Брика в судебном заседании суд обоснованно связал с давностью событий, участниками которых они оба явились. Кроме того, судом учтено и то, что Брика в судебном процессе предстал перед потерпевшим, изменив внешность - в очках, без которых обходился во время совершения вымогательства и в другие дни судебного заседания, - чем вызвал у потерпевшего сомнения.

С учетом совокупности исследованных в судебном заседании доказательств суд обоснованно признал достоверными и правдивыми показания потерпевшего Т. в ходе предварительного следствия о внешности вымогателей и его пояснения в ходе опознания Емолкина. Показания потерпевшего Т. в судебном заседании о сомнении в причастности Емолкина к вымогательству у него денег, суд обоснованно отнес к стремлению потерпевшего облегчить участь Емолкина.

Так, потерпевший Т. в судебном заседании настаивал на том, что заявление о привлечении к уголовной ответственности вымогателей не писал. После оглашения названного документа и его обозрения пояснил, что заявление написано им собственноручно. Кроме того, в суд им подано заявление о боязни расправы со стороны подсудимых. В судебном заседании Т. отказался от заявленного им гражданского иска, пояснив, что ему жалко подсудимых из-за их молодости, он сам отбывал наказание в местах лишения свободы.

Доводы стороны защиты в той части, что Емолкин не мог совершить это преступление, т.к. не ходил в описанной потерпевшим верхней одежде и не похож на "кавказца", суд обоснованно признал несостоятельными, с учетом субъективности восприятия внешности разными людьми, различным представлением потерпевшего и стороны защиты о внешности выходцев с Кавказа. Учтено судом и то, что с целью избежать изобличения в содеянном вымогатели во время совершения преступления принимали меры к маскировке.

Правильными являются также выводы суда о несостоятельности доводов стороны защиты о наличии у Емолкина на время совершения указанного преступления алиби - нахождение на рабочем месте. Емолкиным представлен табель рабочего времени, в котором отмечено, что Емолкин в день происшедшего работал. Однако судом учтено, что род трудовой деятельности Емолкина - <...> и характер работы - ремонт кран-балки, не исключают возможности отлучки с места работы на некоторое время.

Из исследованного судом табеля видно, что Емолкин в указанный период работой загружен не был, его рабочая неделя не превышала 24 часов, в январе 2003 г. он отработал всего 94 часа за 12 рабочих дней.

Тот факт, что Брика, Емолкин и другие неустановленные лица с места происшествия скрылись, получив лишь часть (<...> рублей) от требуемой ими суммы от потерпевшего Т., на квалификацию ими содеянного не влияет, поскольку вымогательство является оконченным преступлением с момента высказывания посягающим требования на передачу чужого имущества.

Доводы Юрасова о его непричастности к вымогательству денег у М. опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Противоречия в показаниях потерпевшего М. и свидетеля М. в части того, кто из них находился за рулем микроавтобуса в момент вымогательства со стороны Юрасова, судом обоснованно отнесены к несущественным, не влияющим на оценку действий виновного, объясняющиеся запамятованием деталей происшедшего потерпевшим и свидетелем по прошествии значительного времени.

При этом, судом учтено, что требование Юрасова передать деньги, было обращено к обоим М. едущим транзитом в одном транспортном средстве, независимо от того, кто из них управлял им. Деньги, переданные Юрасову М. принадлежали ему, в связи с чем он с согласия М. обоснованно признан потерпевшим и заявил гражданский иск в размере предмета преступления.

Доводы о том, что Юрасов не мог совершить это преступление, т.к. находился в пути после завершения рабочей смены на производственном объекте ООО "<...>", расположенном в <...>, до <...> обоснованно признаны судом несостоятельными, как опровергающиеся материалами дела. Так, свидетель М. пояснила суду, что о факте нахождения Юрасова на смене с 12 на 13 февраля 2004 г. ей известно лишь из телефонного разговора с начальником смены, указать данные которого она затруднилась. Непосредственно с Юрасовым в указанные дни она не общалась. Заявление об увольнении по собственному желанию Юрасовым подано в отдел кадров 16.02.2004 г., т.е. позже дня совершения им преступления и позже указанной им даты прибытия в <...>. Согласно копии приказа N <...> от 19.02.2004 г. его трудовые отношения с ООО "<...>" прекращены в указанный день. Никаких объективных данных, подтверждающих алиби Юрасова, в том числе проездных документов, показаний попутчиков, работников транспорта, водителей транспортных средств на которых он якобы добирался в <...>, стороной защиты не представлено.

Утверждения Юрасова о том, что он не мог совершить вымогательство в отношении К. т.к. в день происшедшего встречал на федеральной трассе <...> вещи, переданные ему Л. обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку опровергаются доказательствами, исследованными в суде. Судом учтено в том числе и то, что само нахождение на автотрассе по иной причине не могло препятствовать совершению при этом преступного деяния.

Тот факт, что Юрасов и Ем были задержаны сотрудниками ГИБДД, а остальные неустановленные соучастники преступления с места происшествия скрылись, не получив требуемую ими сумму от потерпевшего, на квалификацию ими содеянного не влияет.

Ссылки стороны защиты на невозможность опознания вымогателей потерпевшим К. из-за отсутствия освещения на автомобильной трассе и неспособность З. опознать их личности, суд обоснованно признал несостоятельными, поскольку они опровергаются показаниями обоих потерпевших, которые последовательны, непротиворечивы и дополняют друг друга. Потерпевший К. наблюдал действия вымогателей со стороны, находясь на небольшом расстоянии от автомашины З. первым подвергшимся преступному посягательству. События происходили в утреннее время, согласно пояснений потерпевших К. и З. освещение на трассе было достаточным для восприятия ими происходящего. В судебном заседании К. подтвердил, что уверен в личности подсудимых Брика и Гытлана, которые вымогали у него и З. денежные средства, подробно описал последовательность их действий.

Доводы о том, что Гытлан обычно носил другую верхнюю одежду и головной убор, не совпадающие с описанием потерпевшего являются необоснованными. Судом установлено, что с целью избежать изобличения в содеянном вымогатели предпринимали меры к маскировке, в частности, ими снимались государственные регистрационные знаки с используемых автомобилей или они залеплялись грязью, в телефонных переговорах ими использовалась ненормативная лексика и жаргонные слова. Кроме того, сам осужденный Гытлан и его отец - свидетель Г. не отрицали, что в одежде, похожей на описанную потерпевшими, Гытлан явился по вызову в милицию. При таких данных вывод суда о том, что Гытлан не был лишен возможности одевать такую одежду при совершении преступлений, являются правильными.

Утверждения Емолкина о том, что вымогая деньги у Г. он действовал в одиночку и без предварительной подготовки, опровергаются показаниями потерпевших и свидетелей-участников оперативного эксперимента, которые показали, что подверглись преследованию со стороны нескольких автомобилей, вынудивших их остановиться. После задержания Емолкина они преследовали его соучастника. Согласно протоколу осмотра места происшествия было обнаружено орудие преступления - отрезок металлической трубы, посредством которой соучастник Емолкина, подкрепляя высказанные им требования потерпевшему о передаче денег, угрожал последнему повреждением автомобиля. Показания указанных лиц не содержат противоречий, последовательны, дополняют друг друга, согласуются с другими доказательствами, в том числе протоколом осмотра места происшествия, документов и предметов, расшифровкой разговора вымогателей с потерпевшим.

Доводы кассационных жалоб о том, что оперативный эксперимент работниками милиции проводился незаконно и его участник Г. не может признаваться потерпевшим, опровергаются исследованными судом материалами дела.

Так, из содержания постановления о проведении оперативного эксперимента N <...> от 03.06.2005 г. следует, что названное оперативно-розыскное мероприятие проводилось на основании п. 14 ст. 6 Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", с согласия начальника отдела УБОП, с целью выявления, пресечения и документирования деятельности лиц, занимающихся вымогательствами денежных средств у водителей транзитного автотранспорта. Постановление утверждено первым заместителем начальника УВД <...> края (т. 1 л.д. 76). Указанный документ в полной мере соответствует п. 5 ст. 8 Федерального закона РФ об ОРД, а также Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд действовавшей на момент проведения названного мероприятия. Согласно ст. 7 Федерального закона об ОРД оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться и при отсутствии возбужденного уголовного дела на основании ставших известными органам, осуществляющим ОРД сведений, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Оперативный эксперимент основывается на создании или воспроизведении условий для проявления преступного замысла лиц, обоснованно подозреваемых в подготовке или совершении тяжких преступлений, в принадлежности к преступной организации (сообществу), а также для обнаружения возможных объектов их преступных посягательств в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия тяжких преступлений либо снижения их тяжести и возможного вреда.

Исследованные судом доказательства, в том числе показания участников оперативного эксперимента, свидетельствуют, что проведенный эксперимент по целям, задачам, фактическим и правовым основаниям, содержанию и форме соответствует предъявляемым законом требованиям. Нарушений при приобщении его результатов к материалам дела не допущено.

Г. как лицо, подвергшееся вымогательству, признан потерпевшим на основании его заявления от 06.06.2005 г. (т. 1 л.д. 3) в соответствии с требованиями ст. 42 УПК РФ.

Изменение в суде показаний потерпевшего К. о причастности Базаева к посягательствам в отношении него, суд обоснованно признал вынужденным, связанным с его опасениями за собственную жизнь и здоровье, жизнь и здоровье своих близких; о чем К. прямо заявил в своей жалобе на имя заместителя Генерального прокурора РФ. Об этом же свидетельствует уклонение потерпевшего К. от явки в судебное заседание по вызовам, куда он был доставлен принудительно.

Показания потерпевшего К. о непричастности Базаева к преступным действиям в отношении него, опровергаются его же показаниями в период предварительного следствия по делу. Кроме того, они опровергаются показаниями свидетелей П. и С. протоколами осмотров места происшествия и предметов; сообщением оператора сотовой связи о звонке с номера осужденного Базаева, произведенном с телефонного аппарата потерпевшего К. после противоправного изъятия у последнего этого телефона.

Перечисленные доказательства, изобличающие Базаева последовательны, не содержат противоречий, согласуются с показаниями свидетеля защиты П. в части обстоятельств встречи осужденного Базаева и потерпевшего.

Доводы Базаева о том, что его имя потерпевший не знал, а работники милиции и следователь ввели его в заблуждение указав это имя в процессуальных документах опровергаются кроме вышеперечисленных доказательств также протоколом задержания Базаева, согласно которому потерпевший К. прямо указал на задержанного как на лицо, совершившее в отношении него преступление, показаниями самого Базаева о том, что его представили по имени К. во время их первой встречи и другого Ю. рядом не было.

Требования осужденного Базаева и неустановленных лиц к потерпевшему передать им деньги в сумме <...> рублей за изнасилование потерпевшей П. являлись незаконными, поскольку такая "плата" не установлена законом. Базаев и его соучастники правом требовать такой платы от имени потерпевшей не были наделены. Базаев и действующие под его руководством неустановленные лица, как это правильно установлено судом, действуя в составе организованной преступной группы, подавляя волю потерпевшего незаконно потребовали от него передать им указанную сумму денег. Свои требования вымогатели подкрепляли угрозами применения насилия в отношении К. а именно что сломают ему руки, совершат насильственные действия сексуального характера. С учетом агрессивности посягавших, их количества, вечернего времени, у потерпевшего имелись реальные основания опасаться реализации высказанных в его адрес угроз. Тот факт, что Базаев и его соучастники требуемой суммы от потерпевшего не получили, на квалификацию содеянного им не влияет.

При нападении на К. применен заряженный пневматический пистолет, который был приставлен к голове потерпевшего с угрозами выстрелить, был нанесен удар этим пистолетом по голове потерпевшего поэтому, суд обоснованно квалифицировал разбой как совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Базаев и действующие под его руководством неустановленные лица противоправно, без разрешения потерпевшего, заставив его открыть входную дверь квартиры, где он проживал, проникли в нее с целью хищения имущества. С учетом изложенного суд квалифицировал разбой как совершенный с незаконным проникновением в жилище.

В процессе нападения потерпевшему К. высказывались угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе вывезти его на <...> и убить; к его лбу приставлялся заряженный пневматический пистолет и высказывались угрозы из него выстрелить, то есть применить насилие, опасное для жизни и здоровья К. Поэтому суд обоснованно квалифицировал разбой как совершенный с угрозами применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Во время нападения к потерпевшему К. применено насилие, опасное для жизни и здоровья, хотя и не причинившее вреда здоровью К. но создавшее реальную опасность для его жизни и здоровья в момент применения, а именно нанесен один удар рукояткой пневматического пистолета в лобную область головы К. с причинением ему раны лобной области. С учетом изложенного следует признать правильной также квалификацию действий Базаева как разбой совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Это нападение на К. было совершено устойчивой группой под руководством организатора и руководителя преступного сообщества Базаева, заранее объединившейся для совершения тяжких и особо тяжких преступлений и действующей по разработанному плану, в соответствии с распределенными в группе ролями. Поэтому суд обоснованно квалифицировал действия Базаева, как разбой, совершенный организованной группой.

В результате преступных действий Базаева и неустановленных лиц, К. был причинен материальный ущерб в крупном размере, на общую сумму <...> рублей. Поэтому суд квалифицировал разбой, как совершенный в крупном размере.

Доводы стороны защиты о непричастности Базаева к совершению указанных преступлений и оговоре его потерпевшим К. с целью уйти от ответственности за изнасилование, суд с учетом всей совокупности доказательств, обоснованно признал несостоятельными.

Сам факт осуждения К. за изнасилование П. поставляет под сомнение его показания, признанные судом правдивыми.

То обстоятельство, что другие участники данного преступления следствием не установлены, также не влияет на квалификацию действий Базаева.

Как видно из материалов дела, все экспертизы по нему назначены и проведены в порядке, установленном законом.

Судом при рассмотрении дела соблюдены требования ст. 15 УПК РФ.

В том числе, как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Как видно из материалов дела, ходатайства, заявленные сторонами судом рассмотрены в порядке, установленном законом.

Вопреки утверждениям адвоката Столбина в кассационной жалобе, судом в приговоре показания допрошенных в судебном заседании лиц, в том числе свидетеля К. и осужденного Илларионова приведены правильно, в точном соответствии с тем, как они изложены в протоколе судебного заседания.

Замечаний на протокол судебного заседания адвокатом Столбиным не приносилось. Замечания, принесенные на протокол судебного заседания другими участниками процесса, рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Базаевым, Григоровым, Ем, Брика, Гытланом, Юрасовым, Емолкиным преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Из протокола судебного заседания усматривается, что адвокатом Малашкиным высказывалась просьба к суду объявить перерыв для подготовки его и его подзащитного к судебным прениям (т. 19 л.д. 224).

Судом была предоставлена возможность выступить в прениях адвокатам Поллак и Белаш, которые заявили о своей готовности выступить в судебных прениях (т. 19 л.д. 225 - 231, 231 - 241). Осужденный Брика выступить в судебных прениях не пожелал (т. 19 л.д. 241).

После выступления в прениях указанных адвокатов судом был объявлен перерыв для подготовки адвоката Малашкина, других адвокатов и осужденных к прениям, достаточный для подготовки (т. 19 л.д. 242).

В дальнейшем адвокаты и осужденные участвуя в судебных прениях на необходимость предоставления им дополнительного времени для подготовки не ссылались, ходатайств об этом не заявляли (т. 19 л.д. 242 - 305).

Не заявлялось таких ходатайств и перед предоставлением осужденным последнего слова (т. 19 л.д. 305 - 306).

Ссылки в кассационных жалобах на недостаточное, по мнению их авторов, нахождение председательствующего судьи в совещательной комнате, при постановлении приговора, не могут служить поводом к отмене приговора и не свидетельствуют о необъективности судьи, поскольку законом не запрещено составление проекта приговора.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, судом в соответствии с правилами ч. 7 ст. 241 УПК РФ вынесено постановление об оглашении только вводной и резолютивной части приговора по данному делу, с приведением мотивов принятого решения (т. 19 л.д. 307).

При назначении Базаеву, Григорову, Ем, Брика, Гытлану, Юрасову, Емолкину наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание Базаева и Григорова, обстоятельство, отягчающее наказание Юрасова.

В то же время, следует признать, что при назначении осужденным Базаеву, Григорову, Ем, Брика, Гытлану, Юрасову, Емолкину наказания за совершенные ими в составе преступного сообщества преступления, судом не в полной мере учтен характер преступных действий осужденных, то, что от их действий не наступило тяжких последствий, в том числе, не причинено вреда здоровью потерпевших.

В приговоре указано, что при назначении наказания осужденным, судом учитываются данные о личности каждого из них. Однако назначенное судом Григорову, Ем, Брика, Гытлану, Юрасову, Емолкину за совершенные ими в составе преступного сообщества преступления наказание, в силу чрезмерной суровости, свидетельствует о том, что суд не в полной мере учел их молодость, их и Базаева удовлетворительные характеристики, а также отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание Ем, Брика, Гытлана и Емолкина.

Помимо этого, следует признать неоправданно завышенным и в силу этого несправедливым, наказание, назначенное Базаеву, Григорову, Брика и Юрасову по совокупности совершенных ими преступлений.

По изложенным основаниям наказание, назначенное Базаеву, Григорову, Ем, Брика, Гытлану, Юрасову и Емолкину за совершенные ими в составе преступного сообщества преступления подлежит смягчению.

Помимо этого, судебной коллегией учитывается, что судом ошибочно при назначении окончательного наказания Юрасову применена ст. 70 УК РФ, тогда как в данном случае подлежит применению ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Наказание осужденным Базаеву, Григорову, Ем, Брика, Гытлану, Юрасову и Емолкину по совокупности совершенных ими преступлений, а Григорову и Гытлану и по совокупности приговоров, назначается судебной коллегией на основании ст. ст. 60, 69 ч. ч. 3 и 5, 70 УК РФ, с учетом приведенных обстоятельств.

Наказание, назначенное Базаеву и Григорову по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а Ем, Брика, Гытлану, Юрасову и Емолкину по ст. 210 ч. 2 УК РФ, соответствует требованиям закона, является справедливым и смягчению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 13 сентября 2007 года в отношении Базаева Ю.Н. Григорова Н.А. Ем В.Г. Брика П.В. Гытлана В.В. Юрасова М.С. Емолкина М.П. изменить.

Смягчить наказание, назначенное Базаеву Ю.Н.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 05.08.2004 г. у потерпевшего К.) до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 06.06.2005 г. у потерпевшего Г.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 17.07.2005 г. у потерпевшего К.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту разбоя 17.07.2005 г. в отношении потерпевшего К.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 17.07.2005 г. у К.) - до 9 лет лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание Базаеву Ю.Н. назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 14 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить наказание Григорову Н.А.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 05.08.2004 г. у потерпевшего К.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 06.06.2005 г. у потерпевшего Г.) - до 9 лет лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Григорову Н.А. по совокупности совершенных им преступлений назначить путем частичного сложения наказаний в виде 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 29 июня 2001 г. окончательное наказание Григорову Н.А. назначить в виде 13 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить наказание Ем В.Г.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 05.08.2004 г. у потерпевшего К.) - до 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Ем В.Г. по совокупности совершенных им преступлений, назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 9 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить наказание Брика П.В.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 20.07.2003 г. у потерпевших А. и К.) - до 8 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - до 8 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - до 8 лет лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Брика П.В. по совокупности совершенных им преступлений, назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 11 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 18 ноября 2005 г. об условном осуждении Брика П.В. следует исполнять самостоятельно.

Смягчить наказание Гытлану В.В.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 18.02.2005 г. у граждан К. и З.) - до 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Гытлану В.В., по совокупности совершенных им преступлений, назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору Центрального районного суда г. Хабаровска от 27 февраля 2002 г. окончательное наказание Гытлану В.В. назначить в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить наказание Юрасову М.С.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 12.02.2004 г. у потерпевшего М.) - до 9 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 05.08.2004 г. у потерпевшего К.) - до 9 лет лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Юрасову М.С., по совокупности совершенных им преступлений, назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 11 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров путем полного сложения назначенного наказания и наказания по приговору мирового судьи судебного участка N 27 Центрального района г. Хабаровска от 1 августа 2005 г. в виде штрафа в размере 2500 рублей, назначить Юрасову М.С. окончательное наказание в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и штрафа в размере 2500 рублей.

Смягчить наказание Емолкину М.П.:

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 15.12.2003 г. у потерпевшего Т.) - до 8 лет лишения свободы;

по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ (по факту вымогательства 06.06.2005 г. у потерпевшего Г. - до 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Емолкину М.П. по совокупности совершенных им преступлений назначить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 10 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении Базаева Ю.Н., Григорова Н.А., Ем В.Г., Брика П.В., Гытлана В.В., Юрасова М.С. Емолкина М.П. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Базаева Ю.Н., Григорова Н.А., Ем В.Г., Брика П.В., Гытлана В.В., Юрасова М.С., Емолкина М.П., адвокатов Столбина С.Г., Белаш С.В. и Фроловой Л.Я., - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


Трихология обучение. Курс медицинской трихологии.
© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"