||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2009 г. N 66-О09-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Ермолаевой Т.А., Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Тмояна Ю.Ю., адвокатов Дубровина А.П. и Князева В.Н. на приговор Иркутского областного суда от 8 декабря 2008 года, по которому

ТМОЯН Ю.Ю., <...> ранее судимый:

27.12.2005 года Иркутским районным судом по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год,

14.08.2006 года Ангарским городским судом Иркутской области условное осуждение отменено, постановлено отбывать наказание в виде одного года лишения свободы реально, отбывание наказания исчислять со дня задержания,

осужден к наказанию:

по ст. 222 ч. 1 УК РФ в виде двух лет лишения свободы без штрафа; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ в виде десяти лет лишения свободы без штрафа.

по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, з" УК РФ в виде пятнадцати лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде двадцати лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением от 8 декабря 2008 года уголовное преследование в отношении Тмояна Ю.Ю. по ст. ст. 222 ч. 1, 119 ч. 1, 213 ч. 1 п. "а" УК РФ прекращено за отсутствием в его действиях состава преступлений в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденного Тмояна, поддержавшего жалобу (объяснение приобщено в письменном виде), выступление адвоката Князева В.Н., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и доводы осужденного Тмояна Ю.Ю., возражения прокурора Тришевой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения,

Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору суда Тмоян Ю.Ю. совершил: незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия; разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; а также умышленное убийство двух лиц в ходе разбойного нападения, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, в период лета 2004 года - 9 ноября 2007 года в <...>.

В судебном заседании Тмоян виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Тмоян (в жалобе и дополнениях) считает приговор незаконным и необоснованным, а выводы суда, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и просит его отменить. Не согласен с тем, что суд положил в основу приговора его показания на следствии. Ссылается на то, что явку с повинной написал по просьбе К. который просил взять вину на себя, и обещавший помощь и поддержку в связи с этим. Оговорил себя и в дальнейших показаниях, а правдивые показания дал лишь тогда, когда понял, что К. его обманул. Неправомерно, по мнению осужденного, суд сослался и на показания К. на следствии, ссылается на противоречивость показаний К., которые не были устранены в суде. Считает необоснованным вывод суда о том, что он (Тмоян) ходил по вагонам в куртке, представленной на экспертизу. Выводы экспертов оценены односторонне. Ходатайства о вызове экспертов и проведении экспертиз не удовлетворены. Обращает внимание на отсутствие следов крови потерпевшей на куртке и на отсутствие его следов в вагоне.

Считает, что вина его не доказана в убийстве К. и Ф. и разбойном нападении на последнюю, а поэтому просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. В обоснование своих доводов излагает в жалобе фактические обстоятельства дела, содержание собранных по делу доказательств и дает им свою оценку.

- адвокат Князев В.Н. обращает внимание на то, что Тмоян был привлечен к уголовной ответственности вместе с К. впоследствии освобожденным от уголовной ответственности по надуманным обстоятельствам. На протяжении длительного времени, начиная с 09.11.2007 года, Тмоян был незаконно привлечен к уголовной ответственности по половине предъявленных изначально обвинений, т.к. по ряду из них он оправдан за отсутствием состава преступлений, то есть по реабилитирующим основаниям.

Адвокат ссылается на то, что в основу обвинительного заключения, а впоследствии и обвинительного приговора, положены многочисленные явки с повинной Тмояна Ю.Ю. и собственноручные и написанные соответствующими должностными лицами во исполнение этих явок с повинной, соответствующие протоколы якобы признательных показаний Тмояна. Эти заявления и соответствующие протоколы доказательственной силы не имеют, а тем более они не могут быть признаны судом в качестве смягчающих вину Тмояна Ю.Ю. обстоятельств, поскольку таковыми не являются в силу прямого указания закона, а именно статьи 142 УПК РФ. Явки с повинной и показания Тмояна должны быть исключены судом из системы доказательств, ввиду сомнительности их происхождения. Подробно излагая в жалобе показания Тмояна об обстоятельствах получения от него признательных показаний (психологическое и физическое воздействие, посещение морга, применение спецсредств) и ссылаясь на выводы судебно-медицинского освидетельствования Тмояна, а также показания свидетелей К. и А., выражает несогласие с тем, что суд в приговоре пришел к выводу, что доводы подсудимого о применении в отношении него в ходе предварительного следствия недозволенных методов ведения следствия, полностью опровергнуты, а показания подсудимого в ходе предварительного следствия получены с соблюдением уголовно-процессуального законодательства. Показания свидетеля - следователя Д. о том, что Тмоян добровольно признался в совершении убийств, вызывают сомнение как и показания Д. о неприменении незаконных методов следствия к Тмояну. Ссылка на показания свидетеля Т. которая, работая оперуполномоченным оперативного отдела Учреждения ИЗ-<...> приняла и оформила в марте 2008 года явку с повинной Тмояна о совершенных им убийствах также несостоятельна, так как документы, оформленные и полученные Т. не имеют доказательственной силы, ввиду того, что они явкой с повинной не являются, принесены в готовом виде из камеры Учреждения ИЗ-<...> Тмояном и написаны им заранее, а он был лишен возможности прибегнуть к помощи защитника. Ссылается адвокат и на неполное исследование материалов дела в судебном заседании, в частности на то, что не был оглашен т. 3 - заключения психофизиологической экспертизы.

Адвокат ссылается на то, что следов пребывания осужденного Тмояна в тамбуре вагона N <...> и в купе проводников нет, нет и следов крови погибшей Ф. на предметах одежды и теле Тмояна.

Никаких доказательств пребывания Тмояна в вагоне нет, кроме весьма сомнительных показаний К. в отношении которого было необоснованно "уголовное преследование" прекращено в связи с деятельным раскаянием. С учетом изложенного адвокат делает вывод о безусловной невиновности Тмояна в содеянном и просит приговор отменить, а также считает, что по ч. 1 ст. 222 УК РФ Тмояну назначено чрезмерно суровое наказание.

Адвокат Дубровин А.П. выражает несогласие с приговором, указывая, что в основу приговора необоснованно положены признательные показания Тмояна на предварительном следствии. Суд необоснованно критически отнесся к показаниям осужденного в судебном заседании, пытавшегося объяснить, почему и при каких обстоятельствах получены, так называемые, "признательные показания", при этом в жалобе адвокат подробно излагает показания Тмояна об обстоятельствах дачи признательных показаний и незаконных методах следствия.

Суд неправомерно положил в основу обвинения показания К. в отношении которого, по факту убийства К. и Ф. возбуждалось уголовное дело и он, допрашивался на предварительном следствии не только в качестве подозреваемого, но и обвиняемого. Показания К. носят противоречивый характер, как старший группы грузчиков, не мог не знать о наличии денег у проводников.

Несмотря на допрос, судебно-медицинского эксперта Б. вопрос с какого расстояния производился выстрел в К. и Ф. выяснить в суде не представилось возможным. Не устранив в судебном процессе многочисленные противоречия в показаниях К. суд необоснованно положил их в основу обвинительного приговора, суд односторонне дал оценку мотивам совершенного преступления.

Суд необоснованно пришел к выводам о том, что Тмоян Ю.Ю. ходил к вагонам и к <...> в той же куртке, в которой его задержали и которую представили на экспертизу. Судом односторонне трактовались выводы из многочисленных экспертиз, озвученных в суде.

Адвокат считает, что вина Тмояна Ю.Ю. в совершении убийства К. и Ф. а также в разбойном нападении на Ф. ни на предварительном, ни в судебном следствии не доказана. Поэтому выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным при рассмотрении уголовного дела. В связи с изложенным адвокат просит об отмене приговора.

Государственный обвинитель и потерпевшие принесли возражения на кассационные жалобы осужденного и защиты, полагая изложенные в них доводы необоснованными, а приговор просят оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ.

Все представленные сторонами доказательства судом исследованы. По заявленным ходатайствам были вынесены мотивированные решения.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, приведенные в нем доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ.

Изложенные в жалобах доводы, по существу, аналогичны позиции стороны защиты в судебном заседании, получившей анализ и оценку в приговоре.

Доводы о необоснованности осуждения Тмояна опровергаются показаниями свидетеля К. о том, что он являлся очевидцем того, как Тмоян стрелял в проводника К., требовал деньги у Ф. вывел ее из вагона, держа в руках ружье и передал ему косметичку с деньгами. На берегу Тмоян стал топить Ф. нанес ей удары руками, ногами, прикладом ружья, затем дважды выстрелил в нее, после чего он отобрал у него ружье. Показания о совершении преступлений Тмояном К. подтвердил и при выходе на место происшествия.

Указанные показания свидетеля К. согласуются с показаниями Тмояна, которые он давал в ходе расследования дела. Так, о совершении им убийства проводника-мужчины и похищении денег и убийстве женщины-проводника Тмоян указал в явке с повинной, при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте. Суд обоснованно признал эти показания достоверными и положил их в основу приговора, т.к. они объективно подтверждены другими доказательствами.

Так, свидетель С. показывал о том, что видел, как Тмоян производил выстрел в район двери вагона и показал, что впоследствии к нему приходили знакомые Тмояна, просили изменить показания и сказать, что ружье у Тмояна вырвал К., и именно он производил выстрел. Об известных ему обстоятельствах он рассказал жене - свидетелю С. что та и подтвердила.

Свидетели В. и С. показали, что со слов К. знают, что убийство двух проводников совершил Тмоян.

Доводы осужденного о применении в отношении него недозволенных методов ведения следствия подробно проверены как в ходе расследования дела, так и в судебном заседании и обоснованно критически оценены, т.к. опровергаются выводами проведенной по заявлению Тмояна прокурорской проверки, данными судебно-медицинского освидетельствования Тмояна, показаниями свидетелей А. К. потерпевшего А. об обстоятельствах задержания Тмояна, из которых следует, что телесные повреждения Тмояну причинены во время задержания, а также показаниями свидетеля Д. о том, что незаконных методов к Тмояну с целью получения показаний не применялось, показаниями свидетеля Т. об обстоятельствах, при которых Тмоян обращался к ней с заявлением, содержащим явку с повинной.

Из протоколов допросов Тмояна в ходе предварительного следствия следует, что он всегда допрашивался только в присутствии своего адвоката, ему разъяснялись все его процессуальные права, в том числе и право отказаться от дачи показаний. Ни Тмоян Ю.Ю., ни его адвокат до судебного заседания никогда не заявляли о применении в отношении Тмояна недозволенных методов ведения следствия. Сам осужденный, как следует из протоколов его допросов, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо принуждения. Из показаний Тмояна видно, что на предварительном следствии он менял показания, отказывался от дачи показаний, что подтверждает факт добровольности дачи им показаний, а поэтому утверждения осужденного Тмояна и его защиты, что Тмоян вынужденно давал показания, необходимые следствию, несостоятельны.

С доводами о неправильной оценке судом показаний свидетелей К. и А. согласиться нельзя, поскольку она основана на оценке всей совокупности собранных по делу доказательств. Выводы суда мотивированы и не вызывают сомнений в своей обоснованности.

Доводы о том, что судом не были оглашены содержащиеся в т. 3 заключения психофизиологических экспертиз, не могут быть признаны основанием к отмене приговора, поскольку сторона обвинения и сторона защиты не ходатайствовали об оглашении заключений вышеуказанных экспертиз.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах о недостоверности показаний свидетеля К. и невозможности ссылаться на них в приговоре в обоснование вывода о доказанности вины Тмояна несостоятельны.

Показания К. оценены судом в совокупности с иными собранными по делу доказательствами. Существенных противоречий, ставящих под сомнение их достоверность не имеется.

Утверждения, что нет оснований для вывода о том, что Тмоян был задержан не в той куртке, в которой ходил к вагону, опровергаются собранными по делу доказательствами: показаниями свидетеля К. из которых видно, что Тмоян в момент выстрела в К. находился именно в той куртке, в которой его задержали, протоколом выемки, выводами заключения судебной криминалистической экспертизы, обнаружившей на предметах одежды Тмояна металлы, характерные для пороховой гари. Металлизация на манжетах куртки и кофты, джинсах и руках Тмояна с большой долей вероятности связана с производством выстрелов, выводами судебной баллистической экспертизы.

В обоснование выводов о виновности Тмояна в содеянном суд правильно сослался и на протоколы осмотра места происшествия, выводы судебно-медицинских экспертиз о характере причиненных К. и Ф. телесных повреждений и причине смерти потерпевших, показания эксперта М. судебном заседании, заключение судебно-биологической экспертизы о том, что следы пота на косметичке могли произойти за счет пота Тмояна и другие доказательства.

Изложенные доказательства свидетельствуют о доказанности вины Тмояна и несостоятельности доводов жалоб о необоснованности его осуждения. Наличие на обуви К. крови потерпевшей и следов пороха на его одежде не свидетельствует о невиновности Тмояна и не противоречит показаниям свидетеля К.

Признавая выводы суда о доказанности вины Тмояна в содеянном правильными, суд считает, что его действиям дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий Тмояна не имеется.

Назначенное Тмояну наказание соответствует требованиям закона. Судом приняты во внимание все смягчающие вину обстоятельства и обоснованно применены положения ст. 62 УК РФ. Назначенное по ч. 1 ст. 222 УК РФ наказание не может быть признано чрезмерно суровым. Наказание назначено в пределах санкции уголовного закона, с учетом всех обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 8 декабря 2008 года в отношении Тмояна Ю.Ю. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"