||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2009 г. N 47-О09-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Ситникова Ю.В. и Колесникова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Ерастова А.В. на приговор Оренбургского областного суда от 13 января 2009 года, которым

Сабиров Х.Б., <...> судимый 17 июля 2007 года по ст. 306 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме <...> рублей,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет, по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 5 лет.

По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы.

По совокупности приговоров, на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме <...> рублей, исполняемым самостоятельно.

Постановлено взыскать с Сабирова Х.Б.: в пользу Б. компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей, а также расходы на погребение в сумме <...> рублей; в пользу К. компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление прокурора Филимоновой С.Р., поддержавшей кассационное представление, выступление адвоката Сачковской Е.А. о законности и обоснованности приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

Сабиров Х.Б. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти Б., и за умышленное причинение К. тяжкого вреда здоровью.

Преступления совершены 23 декабря 2007 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, наличием неустранимых противоречий, неправильным применением уголовного закона и допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Утверждается, что действия осужденного в отношении К. следует квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, поскольку обстоятельства дела свидетельствуют о наличии прямого умысла Сабирова на лишение его жизни. Судом не учтены показания свидетеля Б. о том, что без своевременно оказанной медицинской помощи могла наступить смерть К. Государственный обвинитель полагает, что судом допущено противоречие при оценке единых действий Сабирова: в отношении Б. установлен прямой умысел на лишение жизни, а в отношении К. - косвенный. Отмечается немотивированность квалификации действий по ст. 111 ч. 1 УК РФ, неправильное применение ст. 70 УК РФ и неуказание суммы штрафа по приговору суда от 17 июля 2007 года.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о виновности осужденного в умышленном причинении смерти Б. и тяжкого вреда здоровью К. основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Так, из показаний осужденного Сабирова Х.Б., потерпевшего К. свидетелей С., Ш., А., К. и других, указанных в приговоре, из протокола осмотра места происшествия, заключения экспертиз следует, что в <...> Б. поссорилась с С. и Сабировым. Между Б. и Сабировым возникла драка. Сабиров взял нож, которым пытался нанести удар Б., но ее загородил К. Сабиров нанес К. удар ножом в область грудной клетки, и К. убежал на улицу. Сразу же Сабиров нанес ножом удар в область грудной клетки Б. и два удара в спину.

Из заключения судебно-медицинских экспертиз усматривается, что смерть Б. наступила от острой кровопотери в результате проникающего колото-резаного ранения передней поверхности грудной клетки слева, сопровождавшейся сквозным повреждением левого желудочка сердца и верхней доли левого легкого. У Б. обнаружено также слепое ранение спины справа, проникающее в полость позвоночного канала с повреждением спинного мозга и слепое непроникающее ранение мягких тканей спины справа.

К. причинен тяжкий вред здоровью в виде ранения грудной клетки слева по передней подмышечной линии, проникающего в левую плевральную полость, с повреждением нижней доли левого легкого.

Как правильно указано судом, орудие преступления, локализация и степень тяжести причиненных Б. телесных повреждений, свидетельствуют о прямом умысле Сабирова на лишение жизни потерпевшей. Действия осужденного в отношении Б. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Вопреки доводам представления, судебная коллегия находит также правильной квалификацию действий Сабирова в отношении К. по ст. 111 ч. 1 УК РФ, которая судом в достаточной мере мотивирована.

По смыслу ст. 105 УК РФ, если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Из показаний потерпевшего К. свидетеля С. и осужденного Сабирова Х.Б. следует, что Сабиров не высказывал намерения убить К., ножевое ранение причинил ему в связи с тем, что тот загораживал Б., и далее Сабиров не совершал действия направленные на лишение жизни К. при наличии такой возможности. Данные обстоятельства свидетельствуют о безразличном отношении осужденного к последствиям, которые наступят в результате причиненного потерпевшему телесного повреждения, то есть о наличии косвенного умысла. Показания свидетеля Б. о том, что без своевременно оказанной медицинской помощи могла наступить смерть К. судом исследовались и анализировались. Однако данное обстоятельство без учета предшествующего и последующего поведения осужденного в отношении жертвы, бесспорно не доказывает наличие волевого момента умысла - желание причинить смерть.

При таких обстоятельствах, действия правильно квалифицированы по последствиям, так как К. причинен тяжкий вред здоровью.

Поэтому довод представления о наличии в действиях Сабирова состава преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ несостоятелен.

Умысел Сабирова обоснованно устанавливался судом по каждому объекту посягательства. Противоречий в этой части не имеется.

Сабиров правильно признан вменяемым, поскольку по объективным выводам амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно всем установленным по делу обстоятельствам, поэтому является справедливым и смягчению не подлежит.

Гражданский иск рассмотрен в соответствии с требованиями закона. Взысканные суммы, в том числе компенсации морального вреда, мотивированы, разумны и справедливы.

Вопреки доводам представления, по делу не допущено нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, которые служили бы основанием отмены приговора.

Неуказание суммы штрафа по приговору суда от 17 июля 2007 года в установочной части приговора, излишнее применение ст. 70 УК РФ по приговору, который исполняется самостоятельно, не являются существенными нарушениями, влекущими отмену приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 13 января 2009 года в отношении Сабирова Х.Б. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"