||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2009 г. N 18-О08-57СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Свириденко С.А., Крючкова О.А., Королева И.М. и потерпевшей О. на приговор Краснодарского краевого суда от 21 августа 2008 года, которым

Свириденко С.А., <...> судимый 1 сентября 2004 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, освобожден от наказания 14 марта 2006 года -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду М.) к 3 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду О.) к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Свириденко С.А. оправдан по ст. 209 ч. 2 УК РФ, на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ, за отсутствием события преступления;

Крючков О.А., <...> -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду М.) с применением ст. 62 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду О.) к 2 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 112 ч. 1 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Крючков О.А. оправдан по ст. 209 ч. 2 УК РФ, на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ, за отсутствием события преступления;

Королев И.М., <...> -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Полозков Н.И., <...>

осужден по ст. ст. 33 ч. 4, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 1 год, и с возложением на него обязанностей не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Полозков Н.И. по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ оправдан за непричастностью к совершению преступления.

По делу разрешены предъявленные гражданские иски и решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

По этому же приговору осуждены Куликов Г.М., Безуглый А.И., Пилия З.К., Алиферов С.Н. и Котов Е.В., в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступления осужденных Свириденко С.А., Крючкова О.А., Королева И.М., просивших рассмотреть дело в кассационной инстанции без участия адвокатов, и поддержавших свои кассационные жалобы, а также мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей признаны виновными: Свириденко С.А. в том, что путем поджога совершил умышленное уничтожение имущества, принадлежащего М. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальным ущерб,

- путем поджога совершил умышленное уничтожение имущества, принадлежащего О. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальный ущерб,

- совершил незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенного группой лиц по предварительному сговору,

- совершил нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших М. и К.

- совершил умышленное убийство трех лиц, причем М. и К. группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем, а П. по найму;

Крючков О.А. в том, что оказал содействие путем предоставления бензина и транспортного средства для доставки организатора, исполнителя и пособников совершения преступления к месту умышленного уничтожения путем поджога имущества, принадлежащего М. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальный ущерб,

- оказал содействие исполнителям преступления путем предоставления им зажигательной смеси для умышленного уничтожения путем поджога имущества, принадлежащего О. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальный ущерб,

- оказал содействие исполнителю преступления путем предоставления транспортного средства для доставки его к месту причинения средней тяжести вреда здоровью П. чтобы прострелить ему ногу из обреза охотничьего ружья, с целью причинения длительного расстройства его здоровью или значительно стойкой утраты трудоспособности, однако исполнитель данного преступления вышел за пределы договоренности и застрелил потерпевшего,

- совершил незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенного группой лиц по предварительному сговору;

Королев И.М. в том, что оказал содействие исполнителю преступления в преодолении забора для умышленного уничтожения путем поджога имущества, принадлежащего потерпевшей М. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальный ущерб,

- совершил нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище и причинением тяжкого вреда здоровью М. и К.

- совершил умышленное убийство М. и К. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем;

Полозков Н.И. в том, что совершил подстрекательство исполнителей преступления к умышленному уничтожению путем поджога имущества, принадлежащего О. стоимостью <...> руб., что причинило ей значительный материальный ущерб.

Преступления совершены в <...> в период и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кроме того, на основании вердикта присяжных заседателей признаны невиновными Свириденко С.А. и Крючков О.А. в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях, в связи с отсутствием события преступления, а Полозков Н.И. - в подстрекательстве к приготовлению к умышленному причинению смерти другому человеку по найму, в связи с непричастностью к совершению данного преступления.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

осужденный Свириденко С.А. не согласен с приговором. Указывает, что государственный обвинитель продемонстрировал присяжным заседателям первые два тома уголовного дела, где хранятся фотографии и фототаблицы с мест происшествия по всем эпизодам уголовного дела, что, как он считает, запрещено постановлением Пленума Верховного Суда РФ " О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с участием присяжных заседателей", так как это оказывает психологическое воздействие на присяжных заседателей. Полагает, что государственный обвинитель пользуясь своим правом, устанавливал очередность допроса свидетелей обвинения, целенаправленно стараясь запутать присяжных заседателей. Считает, что состав коллегии присяжных заседателей имел явно тенденциозный характер, так как было 11 женщин преклонного возраста и один мужчина, а среди пострадавших по уголовному делу 8 женщин и 2 мужчин. Полагает, вопросы присяжным заседателям в вопросном листе составлены в некорректной форме. Указывает ряд вопросов, которые, как он считает, вызывают сомнение. Вышеизложенные обстоятельства, по его мнению, достаточны, чтобы поставить под сомнение объективность и законность вынесенного вердикта. Кроме того, не согласен с выводами суда о доказанности его вины в части причинения смерти и разбойном нападении на М. и К., и квалификации содеянного, а также по эпизоду убийства П. Указывает, что в ст. 222 ч. 2 УК РФ внесены изменения, согласно которым приобретение, передача, хранение, перевозка и ношение спортивного и гладкоствольного оружия не является уголовным правонарушением, а также не принято во внимание, при каких обстоятельствах к нему попали спортивный пистолет системы М. и обрез одноствольного охотничьего ружья. Утверждает, что судья вел дело явно с обвинительным уклоном, заявленные ходатайства подсудимыми и защитниками неосновательно отклонялись судом. Указывает, что с 14 июня 2008 года он незаконно содержался под стражей. Ссылается на предвзятое отношение к нему со стороны суда и органов следствия. Указывает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, в самом приговоре отсутствуют выводы почему суд принял одни из доказательств, но отверг другие, а выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания;

осужденный Крючков О.А. также не согласен с приговором. Признает свою вину только в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, и раскаивается в содеянном. В остальной части обвинения вину не признает, и считает, что осужден необоснованно. Излагает доводы, подтверждающие, по его мнению, его непричастность к совершенным преступлениям, предусмотренным ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2, 33 ч. 5, 167 ч. 2, 33 ч. 5, 112 ч. 1 УК РФ. Считает, что ему назначено несправедливо строгое наказание, что суд не учел вердикт присяжных заседателей, что он заслуживает снисхождение, и в полном объеме смягчающие обстоятельства. Утверждает, что приговор построен на домыслах и предположениях, не соответствует требованиям п. 2 ст. 307 УПК РФ, что весь судебный процесс проходил с явным обвинительным уклоном, с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Указывает, что с 13 июня 2008 года он незаконно содержался под стражей. Просит приговор изменить, оправдать его по обвинениям по ст. ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2, 33 ч. 5, 167 ч. 2, 33 ч. 5, 112 ч. 1 УК РФ и снизить срок наказания в виде лишения свободы с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ;

осужденный Королев И.М. считает, что приговор в отношении него необоснованный и слишком суровый, что он осужден за преступление, которое не совершал. Утверждает, что судья судебное заседание вел с обвинительным уклоном, нарушил все нормы уголовно-процессуального закона и международного права, в том числе его права на защиту, прокурор показывал фотографии с мест происшествия, что также повлияло на мнение присяжных заседателей. Ссылается на предвзятость присяжных заседателей, так как из 18 присяжных заседателей 12 были женщины, при этом еще и пенсионного возраста. Полагает, что представленными обвинением доказательствами его вина в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, не подтверждается. Считает, что приговор не соответствует действительным обстоятельствам уголовного дела и подлежит отмене. Просит оправдать его по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ;

потерпевшая О. считает, что назначенная мера наказания осужденному Полозкову Н.И. чрезмерно мягкая и не соответствует степени его вины. Полагает, что суд проигнорировал мнение присяжных заседателей, отказавшим Полозкову в снисхождении. Указывает, что Полозков совершил преступление не просто в отношении физического лица О., а в отношении государственного служащего, которая при добросовестном выполнении своих служебных обязанностей выдала отказ на ввод в эксплуатацию самовольно построенного Полозковым офисного здания, после чего он принял решение отомстить ей в ее, О. доме, при этом пострадало имущество. В судебном заседании Полозков в содеянном не раскаялся. Пояснение Полозкова в судебном заседании о возмещении ущерба в рамках достигнутого с О. соглашения, что суд учел обстоятельством смягчающим наказание, не соответствует действительности. Просит приговор в отношении Полозкова изменить, назначить ему наказание без применения ст. 73 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Некоз С.М. указывает на необоснованность доводов жалоб и просит оставить приговор без изменения.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшей О. адвокат Абгарян С.А. в защиту осужденного Полозкова не согласен с доводами жалобы и считает, что выводы суда о возможности исправления Полозкова без изоляции от общества, законны и обоснованны. Просит оставить жалобу потерпевшей без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, Судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение закона и несправедливость приговора.

Как видно из материалов уголовного дела указанных оснований по настоящему уголовному делу, вопреки утверждениям в кассационных жалобах, не имеется.

Доводы кассационных жалоб осужденных Свириденко и Королева о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей основываются только на том, что присяжные заседатели были в основном женщины.

Однако это обстоятельство само по себе не может свидетельствовать о тенденциозности коллегии присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, формирование коллегии присяжных заседателей проведено в строгом соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ.

До формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснил подсудимым их процессуальные права, в том числе право на мотивированный и немотивированный отвод присяжного заседателя.

Присяжным заседателям, отобранным в коллегию присяжных заседателей, участниками судебного разбирательства отвод не заявлен.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей ни у Свириденко, ни у Королева и их защитников заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей либо о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей, не поступило (т. 24 л.д. 43 - 53).

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Свириденко и Королев не сомневались в объективности образованной коллегии присяжных заседателей.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, из протокола судебного заседания усматривается, что нарушений принципа состязательности сторон, ограничения защиты на представление доказательств, судом не допущено. В судебном заседании были непосредственно допрошены свидетели, как стороны обвинения, так и стороны защиты, исследованы все собранные по делу допустимые доказательства, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, при этом стороны обвинения и защиты были равноправными перед судом. Все ходатайства сторон были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона, и они либо удовлетворялись, либо выносились мотивированные постановления об их отклонении.

Из материалов дела видно, что все доказательства, исследованные с участием присяжных заседателей, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому в силу ст. 75 УПК РФ не могут быть отнесены к недопустимым доказательствам.

В кассационной жалобе осужденный Свириденко неосновательно ссылается на нарушение судом порядка исследования доказательств по делу

Из протокола судебного заседания усматривается, что при обсуждении порядка исследования доказательств по делу подсудимые и их защитники согласились с предложением государственного обвинителя о порядке исследования доказательств по делу, и каких-либо замечаний по этому поводу у сторон не было.

Материалы дела, в частности, протоколы следственных действий, заключения экспертов и другие, приобщенные к делу документы, на которые осужденные Свириденко и Королев указывают в кассационных жалобах, в соответствии с требованиями закона о сохранении судом объективности и беспристрастности в ходе судебного разбирательства, оглашались стороной, заявившей ходатайство об этом, против чего не было возражений со стороны защиты и не ставился вопрос о недопустимости указанных доказательств. Каких-либо заявлений о недопустимости исследования данных материалов дела, со стороны подсудимых и их защитников не было.

Из протокола судебного заседания не усматривается, что в ходе судебного следствия было нарушено право подсудимого Королева на защиту, как он об этом утверждает в кассационной жалобе.

Судебная коллегия считает, что доводы кассационной жалобы осужденного Свириденко о том, что указанные им вопросы сформулированы в вопросном листе в некорректной или неясной форме, являются неосновательными.

Как видно из протокола судебного заседания, в соответствии с положениями ст. 338 УПК РФ судья сформулировал проект вопросов в письменном виде, и представил возможность участникам судебного разбирательства высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов. Для этого был объявлен перерыв судебного заседания на 2 дня. С учетом замечаний и предложений, судья окончательно сформулировал вопросы, изложенные в вопросном листе, содержание которых отвечает требованиям, регламентированным ст. 339 УПК РФ.

Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и понятным по вопросам, поставленным перед присяжными заседателями.

Данный вердикт, в соответствии с ч. 2 ст. 348 УПК РФ, обязателен для председательствующего по уголовному делу, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 настоящей статьи, то есть, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления, и если обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного.

Таких случаев председательствующей судьей по настоящему уголовному делу не установлено.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, что имеет место в доводах кассационных жалоб осужденных, оспаривающих доказанность своей вины, вопреки обвинительному вердикту присяжных заседателей.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Свириденко, Крючкову и Королеву разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в частности, особенности прав обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения по такому делу.

Действия осужденных Свириденко, Крючкова и Королева суд квалифицировал в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными в судебном заседании обстоятельствами дела. Поэтому Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного Свириденко о неправильной квалификации его действий.

В кассационной жалобе осужденный Свириденко указывает на отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот со спортивным и гладкоствольным оружием.

Однако Свириденко осужден за незаконный оборот с обрезом охотничьего гладкоствольного ружья и пистолетов Марголина и ПСМ, которые относятся к огнестрельному оружию.

Ссылки в кассационных жалобах на недостатки приговора не основаны на положениях ст. 351 УПК РФ, предусматривающей особенности постановления приговора по уголовному делу, рассмотренному судом с участием присяжных заседателей.

Приговор в отношении Свириденко и других осужденных, полностью отвечает требованиям указанной статьи.

При назначении наказания осужденным Свириденко, Крючкову и Королеву суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о их личностях и все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных, а также вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении Крючкова и положения ст. 62 УК РФ в отношении Королева.

Оснований для смягчения наказания осужденным, не имеется.

Судебная коллегия также не усматривает достаточных оснований считать, что осужденному Полозкову назначено чрезмерно мягкое наказание, как полагает в кассационной жалобе потерпевшая О.

При назначении наказания Полозкову суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, на которое указывается в кассационной жалобе потерпевшей, и вместе с тем, в соответствии с требованиями закона учел положительные данные о его личности, состояние здоровья и нашел возможным его исправление и перевоспитание без изоляции от общества.

Кроме того, в кассационной жалобе потерпевшая О. просит изменить приговор в отношении Полозкова и назначить ему наказание без применения условного осуждения, то есть по существу усилить назначенное наказание.

В соответствии с ч. 1 ст. 387 УПК РФ суд кассационной инстанции не вправе изменить приговор и усилить назначенное осужденному наказание.

Мера пресечения в виде заключения под стражу Свириденко С.А., Крючкова О.А. и Королева И.М. была избрана и продлялась судом, время содержания их под стражей засчитано им в срок назначенного им наказания.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 21 августа 2008 года в отношении Свириденко С.А., Крючкова О.А. Королева И.М. и Полозкова Н.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"