||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 г. N 67-009-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего ЕРМИЛОВА В.М.,

судей БОРИСОВА В.П. и ПЕЙСИКОВОЙ Е.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Зильбернагеля С.В., Русакова Е.В. и адвоката Пильноватых Н.Н. на приговор Новосибирского областного суда от 27 ноября 2008 года, которым

Зильбернагель С.В. <...> судимый: 20 марта 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, б, г, д" УК РФ к 5 годам лишения свободы, по постановлению суда от 2 апреля 2004 года считается осужденным по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, г" УК РФ, освобожден от наказания 21 декабря 2005 года; 6 февраля 2007 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 17 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 УК РФ отменено условное наказание по приговору от 6 февраля 2007 года, и на основании ст. 70 УК РФ Зильбернагелю С.В. окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Русаков Е.В., <...>

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ к 13 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Зильбернагеля С.В. и Русакова Е.В. в солидарном порядке в пользу П. в возмещение материальных расходов, связанных с погребением П. в сумме <...> рубль <...> копеек, и в счет компенсации морального вреда <...> рублей.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступление осужденных Зильбернагеля С.В. и Русакова Е.В., поддержавших свои кассационные жалобы, и мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Зильбернагель С.В. и Русаков Е.В. признаны виновными в разбойном нападении на П. совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, и в умышленном убийстве потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в <...> в период и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Зильбернагель вину признал частично, осужденный Русаков вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Зильбернагель С.В. не согласен с приговором, так как судом учтены показания его сожительницы Т. на предварительном следствии, которые, как он полагает, добыты с грубым нарушением уголовно-процессуального закона, психическую полноценность которой ставит под сомнение. Считает, что в должной мере не учтены смягчающие его вину обстоятельства, а именно тяжелое заболевание. Просит снизить ему срок наказания, на сколько это возможно;

осужденный Русаков Е.В. (основной и дополнительных) не согласен с приговором ввиду нарушения судом требований ст. 380 УПК РФ. Утверждает, что не доказана его вина в разбойном нападении и в убийстве потерпевшего, и что он не виновен в совершенных преступлениях. Полагает, что нарушены положения ст. 73 УПК РФ, не установлены обстоятельства совершенного преступления, подлежащие доказыванию, в частности, кто виноват в смерти потерпевшего. Указывает, что все обвинение построено на показаниях Т., которое является ошибочным. По его мнению, Т. заинтересованное и психически неуравновешенное лицо, характеризуется отрицательно (прилагает ксерокопии справок психоневрологического диспансера и характеризующую Т.). Утверждает, что убийство совершено Зильбернагелем, которому была нужна автомашина потерпевшего, что Зильбернагель оговорил его на предварительном следствии, а в судебном заседании Зильбернагель дал правдивые показания, но суд не принял их во внимание. Ссылается на то, что адвокат в судебном заседании не принимала участия в опровержении предъявленного ему обвинения. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение;

адвокат Пильноватых Н.Н. в защиту осужденного Русакова считает, что приговор необоснованный. Утверждает, что преступного умысла на совершение преступления у Русакова с Зильбернагелем не было. Излагает обстоятельства убийства П. и ссылается на показания Зильбернагеля в судебном заседании, что у него сговора с Русаковым на убийство П. из корыстных побуждений не было. Полагает, что к показаниям свидетеля Т. на предварительном следствии следует отнестись критически, так как она являлась женой Зильбернагеля. Указывает, что Русаков давал последовательные показания, написал явку с повинной и способствовал раскрытию преступления и изобличению истинного виновника преступления, в то время как Зильбернагель в ходе предварительного следствия несколько раз менял показания, оговаривая Русакова в совершенном преступлении. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Русакова на ст. 316 и ч. 1 ст. 166 УК РФ, соответственно снизив ему наказание, и отказать в удовлетворении гражданского иска, поскольку Русаков не причастен к совершению преступлений, предъявленных ему обвинением.

В возражении на кассационные жалобы осужденных и адвокатов государственный обвинитель Егорова А.Э. указывает доказательства, опровергающие доводы жалоб и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, а также в возражении на них, Судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на совокупности доказательств, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон, анализ и оценка которым даны в приговоре, в том числе и тем, на которые указывается в кассационных жалобах.

Из показаний осужденных Зильбернагеля и Русакова на предварительном следствии оглашенных в судебном заседании и изложенных в приговоре, усматривается, что они поясняли об обстоятельствах совершенных ими преступлениях.

Хотя в судебном заседании они изменили свои показания, в частности, Русаков утверждал о своей непричастности к убийству П., суд обоснованно признал достоверными их показания на предварительном следствии в той части, в которой они подтверждаются совокупностью доказательств по делу, а именно, показаниями свидетелей Т., К. Д. заключением судебно-медицинской экспертизы, протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами, полно и правильно изложенными в приговоре.

Из показаний свидетеля Т. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, видно, что она проживала совместно с Зильбернагелем. 24 июня 2007 года Зильбернагель, которому нужны были деньги, и Русаков находились у них дома и во время разговора Зильбернагель говорил Русакову, что П. можно выкинуть из автомашины, а автомобиль забрать. Около 21 часа 24 июня 2007 года П. подъехал к дому, Зильбернагель и Русаков стали собираться, сказав, что они поедут за наркотиками. Она попросила взять ее с собой, но они сначала не хотели, а потом согласились. В пути следования она увидела, что на руке у Русакова была намотана веревка. Через некоторое время они заехали в лес, так как Зильбернагель сказал, что должен подъехать какой-то человек с наркотиками, и стали ждать. Около 22 часов П. позвонил по телефону и сказал, что ему надо ехать, так как его ждут, но Зильбернагель и Русаков не соглашались возвращаться. Зильбернагель ударил П., который вышел из автомобиля, а следом за ним вышли Зильбернагель и Русаков, последний схватил в автомашине биту. Между Л. и Зильбернагелем с Русаковым началась драка, а потом увидела, что П. убегает от них по дороге. Они втроем убежали в лес, но затем Русаков и Зильбернагель вернулись. На ее вопрос, где П., Русаков ответил, то тот быстро бегает. Затем Зильбернагель и Русаков стали искать ключи от автомашины, но их не нашли и завести автомобиль они не смогли. После этого они поймали такси и приехали домой, но затем Зильбернагель и Русаков вновь ушли, сказав, что необходимо вызвать аварийную автомашину. Через некоторое время она спросила у Зильбернагеля не звонил ли ему П. на что тот ответил, что П. больше не позвонит. 25 июня 2007 года Зильбернагель рассказал ей, что Русаков убил П., а он ему помогал, что автомашину потерпевшего необходимо продать, а тело П. они закопали в землю. После произошедшего Русаков постоянно приходил к ним и спрашивал Зильбернагеля, когда будут деньги за автомашину.

Из протоколов осмотров места происшествия и трупа усматривается, что труп П. был закопан в земле в лесу за пределами <...>. Вокруг шеи трупа была обнаружена удавка из двойного шнура с деревянным клинышком на конце в виде рукоятки.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть П. наступила от механической асфиксии, развившейся в результате удавления петлей, что подтверждается наличием прижизненной горизонтальной странгуляционной борозды на коже шеи.

Свидетель Д. показал, что в середине июня 2007 года ему предложили приобрести автомашину "<...>" за <...> рублей, а также погасить в банке кредит на сумму <...> рублей, с чем он согласился, и 28 июня 2007 года он приобрел автомашину "<...>", регистрационный номер <...> принадлежащую П.

Из показаниями потерпевшей Л. и свидетеля В. следует, что П. не собирался продавать свой автомобиль, который был приобретен в кредит.

Учитывая, что показания подсудимых на предварительном следствии, и другие доказательства, исследованные в судебном заседании, в том числе показания свидетеля Т. получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в частности, подсудимые допрашивались в присутствии защитников, суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами.

Оснований считать показания свидетеля Т. недопустимым доказательством, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Суд тщательно исследовал доводы в защиту подсудимых, на которые указывается и в кассационных жалобах, и обоснованно признал их несостоятельными.

Судебная коллегия считает, что оценка доказательствам судом дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

В соответствии с требованиями п. п. 2, 3 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора содержит доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Суд также обосновал квалификацию преступлений в отношении каждого подсудимого и с учетом обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия, опасном для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью, и убийство, сопряженном с разбоем, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

Вышеизложенные доказательства, на основании которых судом сделаны правильные и обоснованные выводы, опровергают доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о неправильной квалификации их действий.

Неосновательными являются и доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о якобы допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов уголовного дела, ни органами предварительного следствия, ни судом не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли бы либо могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Материалы уголовного дела не позволяют сделать вывод о нарушение судом требований ст. 73 УПК РФ, как об этом утверждается в кассационной жалобе осужденного Русакова, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, и обстоятельства, подлежащие доказыванию, установлены судом.

Ссылка в кассационной жалобе осужденного Русакова на то, что адвокат в судебном заседании ненадлежащим образом осуществлял его защиту, является надуманной.

Из протокола судебного заседания видно, что адвокат Пильноватых осуществляла защиту Русакова в установленном законом порядке, и со стороны Русакова по этому поводу жалоб и заявлений не поступало.

Назначенное наказание осужденным Зильбернагелю и Русакову соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о личностях виновных и обстоятельствам дела.

Заболевание Зильбернагеля, на которое указывается в кассационной жалобе, учтено судом обстоятельством, смягчающим наказание, как и явка с повинной Русакова.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 27 ноября 2008 года в отношении Зильбернагеля С.В. и Русакова Е.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"