||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 г. N 75-008-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Пейсиковой Е.В. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании 5 марта 2009 года кассационные жалобы осужденных Гоголева А.Е., Никулина Н.И., адвокатов Кибизова К.В., Белянчиковой Е.В. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 27 октября 2008 года, которым

Гоголев А.Е. <...>

осужден к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет,

- по п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет,

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ на 1 год,

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Никулин Н.И., <...>, судимый:

- 22.12.2006 г. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев;

- 04.10.2007 г. по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено, в силу ст. 70 УК РФ окончательное наказание назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении;

- 21.11.2007 г. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно к 4 годам лишения свободы в колонии-поселении;

- 08.07.2008 г. по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 3 месяцам исправительных работ с удержанием <...> % заработка в доход государства. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно на 4 года 15 дней лишения свободы в колонии-поселении,

осужден к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет,

- по п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет,

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ на 1 год,

и, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденных Никулина Н.И. и Гоголева А.Е. солидарно в пользу потерпевшего Б. в счет возмещения материального ущерба <...> рублей <...> копеек; в качестве денежной компенсации морального вреда в пользу потерпевшего Д. по <...> рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов, заслушав осужденного Никулина Н.И. и адвоката Чиглинцеву Л.А. в его защиту, поддержавших доводы кассационных жалоб, осужденного Гоголева А.Е., просившего рассмотреть его жалобу без участия адвоката и поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные Гоголев и Никулин признаны виновными:

- в разбойном нападении на Д. совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

- в убийстве Д. совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем;

- в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба Б.

Преступления совершены на территории <...> при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Гоголев признал себя виновным в умышленном уничтожении чужого имущества полностью, в убийстве - частично, а в разбойном нападении вину не признал; Никулин признал себя виновным в умышленном уничтожении чужого имущества полностью, в убийстве и разбойном нападении вину не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Никулин, не соглашаясь с приговором, считает приговор незаконным и необоснованным, а назначенное наказание чрезмерно суровым. Считает, что суд в основу приговора положил показания Гоголева, которые он на предварительном следствии давал под психическим и физическим давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов. Оспаривает квалификацию своих действий по п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, утверждая, что умысла на убийство Д. он не имел, с Гоголевым в сговор на совершение разбойного нападения не вступал. Ссылаясь на факт обнаружения рядом с трупом потерпевшего Д. денег, утверждает, что действия его и Гоголева не носили корыстного характера. Указывает, что Гоголев скрыл от него факт хищения "барсетки" потерпевшего. Утверждает, что убийство Д. Гоголев совершил в одиночку, в то время как он искал свою обувь. Просит приговор отменить;

- адвокат Кибизов К.В. в интересах осужденного Никулина, полагает, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах, выводы суда не подтверждаются материалами дела, суд необоснованно принял одни доказательства и отверг другие, не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Считает, что действия его подзащитного должны быть переквалифицированы с п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, а по ст. 162 УК РФ он должен быть оправдан. Оспаривает взыскание гражданского иска потерпевшего Д., считает, что данный иск следует рассмотреть в гражданском порядке. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный Гоголев, считает приговор незаконным, а назначенное наказание чрезмерно суровым. Полагает, что суд не принял во внимание его показания, данные в судебном заседании, а при назначении наказания не учел поведение потерпевшего. Оспаривает свое осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Утверждает, что Никулин в убийстве участия не принимал, поскольку в то время как он (Гоголев) наносил ножевые ранения, тот искал свою обувь. Просит приговор отменить;

- адвокат Белянчикова Е.В. в интересах осужденного Гоголева, считает приговор незаконным и необоснованным и подлежащим отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение. Полагает, что показания Гоголева, положенные в основу приговора были даны им под физическим и моральным давлением со стороны сотрудников милиции. В дальнейшем ее подзащитный неоднократно менял свои показания, однако мотивированной оценки суд изменению Гоголевым своих показаний не дал. Оспаривает квалификацию действий Гоголева по ст. 162 УК РФ, утверждает, что предварительный сговор у Гоголева и Никулина был направлен лишь на избиение Д. а не на завладение его деньгами, при этом ссылается на то, что после произошедшего осужденные не обыскивали труп потерпевшего, а также на факт обнаружения рядом с трупом потерпевшего денежных сумм. Полагает, что в этой части действия ее подзащитного подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 158 УК РФ, а в части убийства Д. - на ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку Гоголев наносил удары ножом потерпевшему в одиночку. Считает, что суд не учел характеризующие данные Гоголева, а именно, отсутствие у него судимости, раскаяние в содеянном, состояние здоровья.

В возражениях государственный обвинитель Елисеева И.Н. на кассационные жалобы осужденных и их адвокатов просит оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражения государственного обвинителя, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Гоголева и Никулина в совершении инкриминируемых им деяний соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на совокупности всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Вина осужденных Гоголева и Никулина установлена явкой Гоголева с повинной, а также его неоднократными показаниями, данными на предварительном следствии, о том, как он и Никулин договорились между собой совершить нападение на его знакомого таксиста Д. с целью завладения его деньгами, предварительно приготовили Никулин - резиновую дубинку, а он - деревянную палку, вызвали Д., а затем, когда тот приехал на автомашине <...>, согласно разработанному плану напали на него, нанося множественные сильные удары дубинкой и палкой по голове и по телу, пока тот не перестал оказывать сопротивление. После он (Гоголев) переданным Никулиным ножом нанес потерпевшему 6-7 ударов в левое плечо, спину и грудь, а затем они еще раз совместно нанесли удары дубинкой и палкой по телу потерпевшего. Отвезя дубинку на машине таксиста к дому Б., они поехали на пляж к озеру, и, решив уничтожить машину, подожгли ее.

Данные показания Гоголев подтвердил при проверке их на месте совершения преступления, в ходе которой он вновь рассказал об обстоятельствах совершения преступлений, подтвердив, что целью нападения было изъятие денег у таксиста, а в случае его сопротивления - его избиение, для исполнения данной цели они специально подготовили резиновую дубинку и палку. Кроме того, Гоголев, подтвердил, что после убийства таксиста они забрали из его "барсетки" <...> рублей, показал место, где они сожгли машину, куда он выбросил нож и выкинул стаканчики.

Кроме того, указанные показания Гоголев подтвердил на очной ставке с Никулиным.

Суд обоснованно признал показания Гоголева, данные на предварительном следствии, об обстоятельствах совершения им разбойного нападения и убийства Д. совместно с Никулиным, допустимыми доказательствами, поскольку они являются последовательными, давались им неоднократно, в присутствии защитника, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и согласуются с другими доказательствами.

Изменению Гоголевым своих показаний в судебном заседании суд дал мотивированную оценку, указав, что данное обстоятельство продиктовано желанием Гоголева выгородить своего друга Никулина.

Доводы осужденного Гоголева и его адвоката относительно применения физического и психического воздействия на предварительном следствии были предметом проверки в судебном заседании и обоснованно опровергнуты с приведением в судебном решении соответствующих мотивов.

Так, как видно из материалов дела, Гоголев на протяжении всего предварительного следствия подобных заявлений не делал, данная версия возникла у него только в судебном заседании, при его освидетельствовании 19 сентября 2007 года телесных повреждений, кроме ссадины на пальце, возникшей за 1 - 3 сутки, обнаружено не было.

Кроме того, как следует из показаний свидетелей Т. - оперуполномоченного <...> ГОВД, и Р. - следователя МРСО СУ следственного комитета при прокуратуре РФ, никакого насилия в отношении Гоголева не применялось, раскаявшись, он сразу же рассказал об убийстве и привел подробности, которые не были известны следствию, а именно, о том, что послужило поводом к нападению на Д., ноже, обрывке рукава, стаканчиках.

Вышеуказанные показания Гоголева подтверждаются явкой Никулина с повинной, не отрицавшего факта нанесения им ударов резиновой дубинкой по различным частям тела потерпевшего, совместного уничтожения автомашины путем поджога, а также аналогичными показаниями Никулина, подтвердившего обстоятельства совершения им преступления.

Кроме того, данные показания согласуются со сведениями, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия - участка местности в лесном массиве возле <...>, в ходе которого был обнаружен труп мужчины с многочисленными телесными повреждениями в области головы, туловища и конечностей, а также две денежные купюры достоинством <...> рублей и шесть денежных купюр достоинством <...> рублей; согласуются с показаниями свидетеля Б., сообщившего, что Никулин и Гоголев, периодически жили в его доме, они могли взять в его доме резиновую дубинку, о наличии у Гоголева небольшого ножа с деревянной ручкой красного цвета, расположенной перпендикулярно клинку; согласуются с протоколом обыска в доме свидетеля Б., в ходе которого он добровольно выдал резиновую дубинку; протоколом осмотра предметов - резиновой дубинки, ножа с ручкой коричневого цвета, длинник которой расположен перпендикулярно длиннику клинка, обрывка рукава и двух пластиковых стаканчиков; протоколом дополнительного осмотра места происшествия - участка местности на берегу <...>, в месте, указанном Гоголевым при проверке его показаний на местности, где был обнаружен нож с пятнами бурого цвета, похожими на кровь, с клинком длиной 7 см и деревянной ручкой коричневого цвета, расположенной перпендикулярно клинку; актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которой нож, представленный на экспертизу, может обладать колюще-режущими и режущими свойствами в зависимости от нанесения ударов, а колото-резаные и резаные раны на теле потерпевшего могли быть образованы от ударов представленного ножа; актом судебно-биологической экспертизы, согласно которой на дубинке, изъятой из жилища Б., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего Д.; а также иными доказательствами, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании и указанными в приговоре.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть Д. последовала от массивной наружной кровопотери из множественных рвано-ушибленных, ушибленных ран головы, колото-резаных ранений левой половины груди, множественных колото-резаных ран на голове, на спине, на левом плече, левом бедре, левой голени, множественных резаных ран левой ушной раковины, правой кисти, левого предплечья и левой кисти.

Черепно-мозговая травма с множественными рвано-ушибленными и ушибленными ранами на голове, колото-резаные, резаные раны сопровождались массивной наружной кровопотерей, в совокупности привели к смертельному исходу и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Доводы осужденных относительно отсутствия предварительного сговора на совершение разбойного нападения на потерпевшего, опровергаются вышеуказанными доказательствами, в том числе неоднократными показаниями Гоголева относительно цели совершения преступления - завладения деньгами таксиста, об изъятии из "барсетки" потерпевшего денег в сумме <...> рублей, протоколом очной ставки Гоголева с Никулиным, где Гоголев подтвердил свои показания об обстоятельствах совершенного преступления, в том числе о том, как они совместно договорились потребовать от таксиста деньги, а в случае отказа - побить его дубинками, для чего подготовили резиновую дубинку, палку и нож, о том, как Никулин предлагал ему добить таксиста, передав при этом нож. На очной ставке Никулин согласился с показаниями Гоголева об обстоятельствах произошедшего.

Протокол очной ставки соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, данное следственное действие было проведено в присутствии защитников, оснований для признания его недопустимым доказательством, как об этом указано в кассационных жалобах, не имеется.

Суд дал оценку доводам осужденных относительно факта обнаружения денег возле трупа потерпевшего, как не опровергающей наличие корыстной цели осужденных, указав, что купюры лежали возле трупа одной пачкой, свернутые пополам, а избиение происходило в лесу, в темное время суток, что не позволило подсудимым заметить эти деньги.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что убийство Д. Гоголев совершил в одиночку, противоречит всей совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, свидетельствующих о том, что как Гоголев, так и Никулин совместно наносили сильные удары палкой и дубинкой по голове и другим частям тела потерпевшего Д. а из выводов судебно-медицинской экспертизы по трупу потерпевшего следует, что черепно-мозговая травма, рвано-ушибленные и ушибленные раны на его голове, стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Гоголева и Никулина виновными в совершении инкриминируемых им преступлений, и дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Квалификация действий Гоголева и Никулина является правильной. Оснований для переквалификации действий Никулина в части убийства потерпевшего на ч. 1 ст. 111 УК РФ, а Гоголева - на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а по факту хищения денег - на ч. 1 ст. 158 УК РФ, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 379 УПК РФ отмену приговора, не допущено.

Согласно актам амбулаторных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз Гоголев и Никулин каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдали. Гоголев обнаруживает органическое расстройство личности (вследствие эпилепсии), которое не достигает психотического уровня. Они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

В применении принудительных мер медицинского характера Гоголев и Никулин не нуждаются. Суд обоснованно признал их вменяемыми.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, а также обстоятельств, смягчающих наказание, а именно: их молодого возраста, явок с повинной, у Гоголева - активного способствования раскрытию преступления, признания вины, состояния здоровья, отсутствия судимостей.

Таким образом, доводы жалоб о том, что суд не учел данные о личности Гоголева при назначении наказания, являются несостоятельными.

Данных о противоправном поведении потерпевшего Д. в материалах дела не имеется.

Назначенное наказание осужденным, учитывая тяжесть совершенных преступлений, обстоятельства дела, нельзя признать суровым, оснований его смягчения, о чем указано в кассационных жалобах, не имеется.

Гражданский иск, заявленный потерпевшим Д. рассмотрен в соответствии с законом.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 27 октября 2008 года в отношении Гоголева А.Е. и Никулина Н.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"