||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2009 г. N 53-009-10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего А.С. Червоткина

Судей Е.П. Кудрявцевой

С.М. Фетисова

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Маркина В.С. и адвоката Коровко Ю.В. на приговор Красноярского краевого суда от 16 октября 2008 года, которым

Маркин В.С. <...>, судимый:

1) 17.10.2003 г. по ч. 1 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года; 10.08.2005 г. по постановлению Манского районного суда водворен в места лишения свободы на 1 год 6 месяцев, освобожден 14.09.2006 г. по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы: п. п. "а, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 12 лет; по ч. 2 ст. 162 УК РФ (за нападение на А. - на 8 лет; по ч. 2 ст. 162 УК РФ (за нападение на Г. и К.) - на 7 лет 6 месяцев; по ч. 1 ст. 222 УК РФ - на 2 года 6 месяцев; по ч. 2 ст. 223 УК РФ - на 3 года; по ч. 2 ст. 325 УК РФ - на 8 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства <...> % заработка.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 21 год в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск.

По этому же делу осужден Киселев Ю.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ (за нападение на Г. и К.) и ч. 2 ст. 162 УК РФ (за нападение на А.) на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 5 лет 10 месяцев, а на основании ст. 70 УК РФ - на 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступление осужденного Маркина В.С. и адвоката Карпухина С.В., поддержавших кассационные жалобы, возражения прокурора Шаруевой М.В. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия

 

установила:

 

Маркин осужден за незаконное изготовление и незаконное хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия; за разбойное нападение на Г. и К. совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия; за хищение документов Г. (паспорта и страхового пенсионного свидетельства); за разбойное нападение на Г. и К. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью К. за убийство двух лиц - Р. и К. а последнего еще и сопряженное с разбоем; за разбойное нападение на А. совершенное с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия.

В судебном заседании Маркин, признавая себя виновным частично, отрицал свою причастность к изготовлению обреза, разбойным нападениям на Г. К. Г. К. и А. к похищению личных документов Г. и к убийствам К. и Р.

В кассационных жалобах:

осужденный Маркин В.С., ссылаясь на его оговор Киселевым, с помощью которого, по его мнению, органы милиции сфальсифицировали уголовное дело в отношении него, и на самооговор, а также на неполноту предварительного и судебного следствия, с приговором не согласен. Он утверждает, что инкриминированных ему преступлений, за исключением преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, он не совершал. В связи с этим он просит об отмене приговора в части его осуждения по ч. 1 ст. 223, ч. 2 ст. 325, ч. ч. 2, 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 105 УК РФ с прекращением производства по делу.

Осужденный, кроме того, ссылается на то, что в судебном заседании юридическая помощь в достаточной мере ему не была предоставлена.

В дополнениях к кассационной жалобе он оспаривает также и обоснованность осуждения, как в части изготовления им обреза, так и в части его ношения и перевозки. Причиной самооговора он указывает свое особое психологическое состояние, которое он именует "Фрустрацией".

Осужденный обращает внимание на то, что в результате его удаления из зала судебного заседания он не мог участвовать в исследовании фактических обстоятельств дела. По мнению осужденного, он признан виновным на основании противоречивых и недопустимых доказательств.

С учетом изложенного в дополнении к кассационной жалобе он просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В дополнениях от 28.12.2008 г. осужденный считает, что подлежит уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение огнестрельного оружия. Он также считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; показания потерпевших являются недостоверными, суд ограничивал его право задавать вопросы свидетелям;

адвокат Коровко Ю.В. со ссылкой на доводы осужденного о применении в отношении последнего недозволенных методов следствия, не проверенных, по его мнению судом, считает вину Маркина в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 223, ч. 2 ст. 325, ч. ч. 2, 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 105 УК РФ не доказанной. Защита считает, что Маркин подлежит осуждению лишь по ч. 1 ст. 222 УК РФ, а в остальном приговор подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Государственный обвинитель Харин С.П. и потерпевшая Р. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Вина осужденного Маркина в содеянном установлена показаниями свидетеля К. о том, что весной 2007 года от осужденного Маркина ему стало известно, что тот из тайги, где проживал год, привез ружье. Позже Маркин просил у него ножовку по металлу, чтобы сделать обрез этого ружья, но он не дал ему инструмент. Впоследствии видел у Маркина обрез.

Свидетель М. также показал, что летом 2007 года он видел у Маркина обрез охотничьего ружья, со слов которого узнал об обстоятельствах приобретения им охотничьего ружья и изготовления из него обреза, указанных свидетелем К.

Сам осужденный не отрицал, что хранил на даче у своей родственницы М. обрез охотничьего ружья и патроны к нему, перевозил его в рюкзаке в общественном транспорте и носил под одеждой. На допросе с участием адвоката Маркин в процессе предварительного следствия также не отрицал указанных выше обстоятельств, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и изготовления обреза, из которого, по его же утверждению, он убил потерпевшего Р. во время совместного распития спиртного, а также совершил нападения с целью завладения деньгами на приемщика металлолома Г., а позже на приемщиков металлолома К. и Г. При этом он не только угрожал обрезом, но и застрелил потерпевшего К. Он также не отрицал, что в процессе нападения забрал <...> рублей и что потерпевший Г. просил его оставить его личные документы (т. 11 л.д. 179, 183).

Согласно протоколам выемки и осмотра в дачном домике М. обнаружены и изъяты в пакете с надписью "сахарный песок" обрезки стволов и приклада и обрез охотничьего ружья.

По заключению эксперта-баллиста, изъятый у осужденного обрез, изготовлен самодельным способом - путем отпила приклада и стволов двуствольного охотничьего ружья 16 калибра модели "ИЖ-27Е" N <...> и относится к категории огнестрельного оружия, пригодного к производству выстрелов патронами 16. Представленные на исследование отдельно части ствола и приклада ранее составляли единое целое указанного выше охотничьего ружья.

Вина Маркина в разбойных нападениях, обстоятельства совершения которых изложены в приговоре, подтвердили потерпевшие Г. К., Г. и А.

Кроме того, Г. опознала Маркина, как лицо, вооруженное обрезом в процессе нападения на нее и К.

Осужденный Киселев показал, что по предложению Маркина 13.09.2007 г. совершил с ним нападение с целью завладения деньгами на пункт приема цветного лома, расположенный в гаражах. Для совершения нападения Маркин взял обрез охотничьего ружья, а ему дал веревку, так как в гаражах будет более одного человека. По указанию Маркина он пытался связать Г. но не смог, после чего это сделал сам Маркин. В ходе нападения Маркин выстрелил в спину пытавшемуся убежать потерпевшему. О производстве выстрелов во время нападения между ними договоренности не было. Затем Маркин нанес прикладом по голове удар продолжавшему защищаться потерпевшему. Забрав деньги и сотовый телефон, они с места происшествия ушли.

Свидетель Ш. показал о том, что в конце октября 2007 года со слов Киселева узнал об убийстве Маркиным потерпевшего К.

Свидетель Д. показала, что из комнаты Киселева она слышала ссору между Маркиным и Р. При этом Маркин оскорблял Р. выталкивал его из комнаты. Затем она услышала выстрел, после чего Маркин сказал, чтобы милицию вызывали через 20 минут, а сам ушел. Войдя в комнату Киселева, увидела последнего лежащим пьяным на диване, а Р. - на полу с посиневшим лицом. В связи с этим она вызвала милицию.

По заключению судебно-медицинских экспертиз,

причиной смерти К. явилась острая кровопотеря, развившаяся в результате слепого огнестрельного дробового ранения грудной клетки с раневым каналом, идущим сзади наперед и с повреждением ребер, грудных и поясничного позвонков, обоих легких и печени;

причиной смерти Р. было слепое огнестрельное дробовое ранение груди и живота с повреждениями внутренних органов, не совместимых с жизнью.

В обоих случаях, как это усматривается из приведенных выше экспертных исследований, выстрел был произведен с дистанции - в упор.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного Маркина в содеянном и дал правильную юридическую оценку его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Изложенные выше доказательства последовательны и непротиворечивы.

У потерпевших не было оснований для оговора Маркина, поскольку до случившегося они не были знакомы. По делу исследованы все допустимые доказательства. Ходатайства, в том числе о вызове в суд дополнительных свидетели, в частности, Л. судом разрешались. Судом принимались меры к его вызову, впоследствии, Маркин отказался от его вызова со ссылкой на то, что этот свидетель ничего по делу сообщить не сможет (т. 11 л.д. 188). Остальные ходатайства разрешены с приведением соответствующих мотивов. Исследованным в судебном заседании доказательствам в приговоре дана оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 88, 307 УПК РФ.

Доводы осужденного и защиты о фальсификации материалов уголовного дела предварительным следствием, об оговоре Киселевым Маркина и о его самооговоре, а также об осуждении на основании недопустимых доказательств судом проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре. Проверены судом и доводы Маркина относительно его алиби. Сам осужденный в присутствии адвоката отрицал какое-либо незаконное воздействие на него со стороны работников милиции (т. 6 л.д. 50). Решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми в качестве доказательств показаний Маркина, данных им в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке его показаний на месте происшествия, а также протокола опознания его потерпевшей Г., осмотра места происшествия, мотивировано в соответствующем постановлении.

Кроме того, сам осужденный в присутствии адвоката отрицал какое-либо незаконное воздействие на него со стороны работников милиции (т. 6 л.д. 50, т. 11 л.д. 5 - 7).

Показания Маркина, на которые сослался суд в приговоре, даны осужденным в присутствии адвоката, подтверждены им в процессе проведения следственного эксперимента с целью проверки его показаний на месте происшествия (т. 6 л.д. 66 - 70, 77 - 82, 95 - 100).

Из дела усматривается, что и на досудебной стадии и в судебном заседании осужденному оказана юридическая помощь адвокатами. Из материалов уголовного дела, в том числе из протокола судебного заседания, усматривается, что адвокаты исполняли свои обязанности в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Законом "Об адвокатуре". Они активно участвовали в исследовании материалов дела, заявляли ходатайства в интересах осужденного.

Несмотря на это, защитники заменялись по его ходатайству неоднократно. Действия его в этой связи свидетельствовали о необоснованности его ходатайств и были направлены на волокиту с разрешением уголовного дела. Только в судебном заседании этот вопрос решался дважды.

В частности, в судебном заседании его защиту осуществляла адвокат Новикова Ю.А., от услуг которой он 24.09.2008 г. отказался и ходатайствовал о назначении ему адвоката Степановой, от услуг которой он отказывался на досудебной стадии. Изложенное опровергает довод осужденного о нарушении его права на защиту по данному уголовному делу. В связи с занятостью адвоката Степановой в другом процессе Маркину с его согласия был назначен адвокат Коровко Ю.В., который с материалами уголовного дела был ознакомлен (т. 11 л.д. 163 - 165, 172). Свои обязанности защитника адвокат Коровко исполнял надлежащим образом, представлял доказательства стороны защиты, допрашивал свидетелей, поддерживал ходатайства осужденного.

Отводы государственному обвинителю, председательствующему судье заявленные осужденным, судом разрешались в соответствии с уголовно-процессуальным законом в совещательной комнате (т. 11 л.д. 64, 172, 175, 8 - 9). Постановления по данным ходатайствам вручались Маркину в день их принятия (т. 11 л.д. 35, 57, 62 - 65, 66). Повторные ходатайства, не содержащие новых оснований для отводов при наличии принятых решений, оставлялись без рассмотрения, что соответствует уголовно-процессуальному закону.

Не было нарушено право осужденного на защиту и в результате удаления его из зала судебного заседания. Данное процессуальное действие осуществлено председательствующим судьей в соответствии со ст. ст. 257 - 258 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного разбирательства Маркин, несмотря на неоднократные замечания председательствующего судьи, систематически нарушал порядок судебного заседания, разговаривал, выкрикивал, перебивал участников судебного разбирательства, допускал не корректные высказывания и нецензурно выражался в адрес государственного обвинителя и председательствующего судьи.

В связи с этим на основании ч. 3 ст. 258 УПК РФ 17 сентября 2008 года он был удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон (т. 11 л.д. 10, 99, 111, 112, 113, 114, 115). По ходатайству адвоката он был возвращен в зал судебного заседания 23 октября 2008 г. и в этот же день он продолжил нарушение порядка в зале: криками прерывал допрос свидетелей, выступления государственного обвинителя; действуя откровенно издевательски, заявлял многочисленные ходатайства, к примеру, о бездействии следователя, о вручении ему копии постановления об отказе в соединении дел, о приостановлении и направлении уголовного дела прокурору, об отводе судьи, и тут же в процессе обсуждения этих ходатайств судом он от них отказывался (т. 11 л.д. 165 - 166, 169, 171, 172).

С протоколом судебного заседания, содержащим процессуальные действия за период отсутствия Маркина, последний, вопреки его утверждению, ознакомлен; по его ходатайствам с его участием были допрошены соответствующие свидетели (т. 11 л.д. 162, 164, 165).

В судебном заседании Маркину была предоставлена возможность выступить в прениях, от которой он отказался, право на последнее слово им реализовано полностью без ущемления со стороны председательствующего судьи (т. 11 л.д. 210, 211).

Психическое состояние осужденного по данному уголовному делу судом проверено. По заключению экспертов-психиатров, Маркин выявляет расстройства личности на фоне синдрома зависимости от алкоголя. Однако эти расстройства не лишали его возможности руководить своими действиями и отдавать в них отчет в момент совершения инкриминированных ему деяний. С учетом изложенного и обстоятельств совершения им преступлений суд обоснованно признал его вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний.

Наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности содеянного им, роль осужденного в совершении преступлений. В качестве смягчающего его наказание обстоятельства суд признал частичное признание им своей вины и явки с повинной по фактам нападения на Г. с К. и на А., а в качестве отягчающего наказание обстоятельства - его особо активную роль в совершении преступления.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного либо со смягчением назначенного наказания, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 16 октября 2008 года в отношении Маркина В.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"