||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2009 г. N 21-Г09-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пирожкова В.Н.

судей Калининой Л.А., Хаменкова В.Б.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе Кокова Г.З. на решение Верховного Суда <...> Республики от 14 июля 2008 г., которым отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным решения квалификационной коллегии судей <...> Республики от 28 февраля 2008 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., Судебная коллегия

 

установила:

 

председатель Верховного Суда <...> Республики обратился в квалификационную коллегию судей с представлением о привлечении судьи <...> районного суда Кокова Г.З. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий за совершение дисциплинарного проступка, дискредитирующего статус судьи и умаляющего авторитет судебной власти.

Решением квалификационной коллегии судей от 28 февраля 2008 г. Коков Г.З. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

Оспаривая указанное решение квалификационной коллегии судей, Коков Г.З. обратился в суд с заявлением о его отмене.

В обоснование заявленного требования ссылался на отсутствие законных оснований для наложения на него дисциплинарного взыскания.

Решением Верховного Суда <...> Республики от 14 июля 2008 г. в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Коков Г.З. просит отменить решение и принять новое решение об удовлетворении его заявления.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Согласно ст. 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: предупреждения; досрочного прекращения полномочий судьи.

Согласно ст. 3 указанного Закона судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы. При исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Как следует из материалов квалификационной коллегии судей и настоящего гражданского дела, основанием для привлечения судьи Кокова Г.З. к дисциплинарной ответственности послужили факты вынесения им в 2005 - 2006 годах оправдательных приговоров с грубыми нарушениями норм уголовно-процессуального права в отношении граждан Геграева, Мирбабаева, Соттаева и Бженникова.

Отменяя указанные судебные постановления Верховный Суд <...> Республики указал, что в соответствии со ст. 297 УПК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном приговоре", приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона. Выводы о виновности или невиновности лица должны быть мотивированы и основаны на достоверных доказательствах. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие им, должно быть указано в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

При вынесении указанных выше приговоров эти требования закона соблюдены не были.

Так, по делу Геграева суд, отвергая представленные стороной обвинения доказательства, в частности, указал в приговоре, что в связи с несоответствием нумерации страниц материалов дела обвинительному заключению они не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Между тем процессуальным законом такого основания для признания доказательств недопустимыми не предусмотрено. Других нарушений норм уголовно-процессуального закона при получении этих доказательств суд в приговоре не указал.

По делу Мирбабаева оправдательный приговор состоит из фабулы обвинения, показаний свидетелей, данных в ходе предварительного следствия, аналогичных обвинительному заключению, и выводов суда о несоблюдении стороной обвинения требований закона, без анализа и оценки этих доказательств. В отношении других подсудимых по данному делу на основании этих же доказательств вынесен обвинительный приговор.

По делу Бженникова в приговоре перечислена вся совокупность доказательств, указанных в обвинительном заключении, но фактически суд дал анализ показаниям лишь одного лица. При этом не учтено то, что в отношении этого лица уже постановлен обвинительный приговор и фактические обстоятельства установлены по этому уголовному делу.

По делу Соттаева обстоятельства, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

При новом рассмотрении по указанным делам вынесены другие судебные постановления.

В частности, в отношении Мирбабаева постановлен обвинительный приговор с назначением ему наказания в виде 11 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах квалификационная коллегия и суд, рассматривающий заявление Кокова Г.З., правильно указали, что рассмотрение указанных уголовных дел с нарушением уголовно-процессуальных норм, приведшее к отмене оправдательных приговоров, и в последующем вынесение других судебных постановлений, вызывает недоверие к суду, сомнение в его объективности, умаляет авторитет судебной власти.

Немотивированные и неубедительные судебные акты, содержащие искажения имеющих для дела обстоятельств, также порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей.

Оспаривая решение квалификационной коллегии судей, Коков Г.З., в частности, ссылался на то, что он не мог быть привлечен к ответственности за выраженное им при отправлении правосудия мнение и принятое судом решение.

Между тем, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31 мая 2007 г. "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности" указанные обстоятельства не исключают дисциплинарную ответственность судьи за нарушение требований Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" или кодекса судейской этики, допущенные при осуществлении правосудия.

Основанием для привлечения судьи Кокова Г.З. к дисциплинарной ответственности послужили также его обращения в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Генеральную прокуратуру Российской Федерации с целью проверки фактов его преследования председателем и заместителем председателя Верховного Суда <...> Республики, председателями совета судей и квалификационной коллегии судей республики.

Между тем, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении N 3-П от 28 февраля 2008 г., привлечение судьи к дисциплинарной ответственности за его обращения в данном случае в органы судейского сообщества, вышестоящий суд, органы прокуратуры недопустимо, поскольку приводит к нарушению конституционных и международно-правовых принципов публичности (гласности) судопроизводства, к не основанному на законе ограничению гражданских прав и свобод.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что обращение Кокова Г.В. в указанные органы не является тем дисциплинарным проступком, за которое он мог бы быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Исследовав представленные доказательства, суд обоснованно указал в решении, что квалификационная коллегия судей не связана с объемом представленных доказательств и вправе наложить на судью дисциплинарное взыскание независимо от высказанного в представлении мнения о виде дисциплинарного взыскания, дисциплинарное взыскание в виде предупреждения соответствует тяжести дисциплинарного проступка.

Ссылки Кокова Г.З. в кассационной жалобе на несвоевременность извещения его судом о времени и месте судебного заседания и неучастие в судебном заседании не могут быть приняты во внимание.

Из материалов дела следует, что Коков Г.З. надлежащим образом и своевременно был извещен о рассмотрении его заявления в судебном заседании на 14 июля 2008 г., в день заседания дополнительно уведомлен по факсимильной связи. В 11 часов 15 минут явился в суд, но затем покинул зал судебного заседания.

Таким образом, заявитель сам лишил себя возможности непосредственно участвовать в исследовании доказательств по рассматриваемому в суде его заявлению.

Иные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе заявителя также не ставят под сомнение законность принятого судом решения.

Руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда <...> Республики от 14 июля 2008 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Кокова Г.З. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"