||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 марта 2009 г. N 67-009-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Кондратова П.Е.

рассмотрела 3 марта 2009 года в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Привалихина Н.П. и кассационные жалобы осужденных Костогрызова Д.Б., Бочкарева А.А. и адвоката Миничихина И.В. в защиту Бочкарева А.А. на приговор Новосибирского областного суда от 11 декабря 2008 года, которым

Бочкарев А.А., <...> судимый 20 августа 2007 года по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д, ж" УК РФ на 15 лет лишения свободы, на основании ст. ст. 70, 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и с присоединением двух лет лишения свободы окончательно на 17 (семнадцати) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Костогрызов Д.Б., <...> судимый 22 ноября 2007 года по совокупности ч. 3 ст. 30 и п. п. "а, б" ч. 2 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы на 5 лет условно с испытательным сроком 4 года 6 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д, ж" УК РФ на 8 лет лишения свободы, отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ и с присоединением из этого наказания одного года лишения свободы и окончательно на 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Бочкарева А.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб в свою защиту, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Саночкиной Е.А., поддержавшей кассационное представление и полагавшей исключить из приговора в отношении Костогрызова Д.Б. указания об отмене условного наказания по приговору от 22 ноября 2007 года и о частичном присоединении условного наказания, а в остальной части приговор в отношении осужденных оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные Бочкарев А.А. и Костогрызов Д.Б. признаны виновными в совершении умышленного убийства М. <...> группой лиц, с особой жестокостью.

Преступление совершено в <...> 8 ноября 2007 года примерно в 23 часа при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Бочкарев и Костогрызов виновными себя в содеянном признали частично, Бочкарев отрицал предварительный сговор и умысел на лишение жизни потерпевшего, а Костогрызов признал себя виновным только в укрывательстве умышленного убийства.

В кассационном представлении государственный обвинитель Привалихин Н.П. просит приговор в отношении Костогрызова Д.Б. в части отмены условного осуждения по предыдущему приговору и назначения окончательного наказания по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ отменить. Указывает, что ст. 74 УК РФ допускает отмену условного осуждения лишь в случае совершения им умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока, а Костогрызовым Д.Б. преступление, за которое осужден по настоящему приговору, совершено до условного осуждения. Считает, что каждый приговор должен исполняться самостоятельно.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Костогрызов Д.Б. и его законный представитель К., оспаривая участие Костогрызова Д.Б. в лишении жизни, утверждают, что его действия выразились в оказании помощи Бочкареву сбросить труп потерпевшего в реку. Указывают, что Бочкарев задушил М. в 4 часа, а Костогрызов Д.Б. и В. приняли участие только в 5 часу при доставке и сбрасывании трупа потерпевшего в реку. Оспаривают показания В. в части, что он мог видеть Костогрызова, "затягивающего" на шее М. цепь вместе с Бочкаревым. Утверждают, что свидетель В. находился спиной к ним и не мог видеть, чем Костогрызов занимался в тот момент. Указывают на показания Бочкарева в судебном заседании о том, что Костогрызов не участвовал при затягивании цепи, а только держал цепь за другой конец. Считают, что не было законных оснований отменять условное наказание по предыдущему приговору и присоединять часть лишения свободы по основаниям ст. 69 ч. 5 УК РФ. Просят действия Костогрызова Д.Б. переквалифицировать со ст. 105 ч. 2 п. п. "д, ж" УК РФ на ст. 316 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы;

осужденный Бочкарев А.А. и адвокат Миничихин И.В. в его защиту, оспаривая приговор, указывают, что выводы, содержащиеся в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Ссылаются, что Костогрызов активные действия, направленные на лишение жизни потерпевшего, не совершал, выводы об убийстве М. группой лиц и о причинении моральных и нравственных страданий М., основаны на противоречивых показаниях Бочкарева, Костогрызова и умершего В. данных на предварительном следствии, что квалификация по ст. 105 ч. 2 п. п. "д, ж" УК РФ ошибочна. Анализируя показания осужденных, умершего свидетеля В., указывают, что умысел на лишение жизни не подтверждается материалами дела. Считают, что не добыты доказательства, свидетельствующие об убийстве потерпевшего группой лиц или обоими осужденными. Бочкарев А.А. указывает, что расследование и рассмотрение дело проведено без учета, что он обнаруживает психическое расстройство личности, умственную отсталость и склонность к соцапатии, что следовало назначить дополнительную психолого-психиатрическую экспертизу. Просят приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, находит приговор в отношении Бочкарева А.А. законным, обоснованным и справедливым, а Костогрызову Д.Б. необходимо исключить назначение наказания по основаниям ст. 69 ч. 5 УК РФ, по следующим основаниям.

Как установлено в приговоре, осужденные совместно с В. потерпевшим М. Н. и Ф. в <...> распивали спиртное. После этого на пересечении улиц <...> и <...> между Бочкаревым и М. возникла ссора. Бочкарев, взял со двора В. сани и металлическую цепь с ошейником, унижая честь и достоинство, причиняя моральные страдания, для глумления застегнул собачий ошейник на шее М. заставил катать их поочередно. Подавляя волю потерпевшего к сопротивлению, нанес множество ударов цепью по телу, привязав его цепью к саням, приказывал возить в течение нескольких часов себя и Костогрызова на санях по улицам <...>. Проходя мимо своего дома, М. стал звать на помощь, но Бочкарев просунул руку под ошейник, надетый на шею, перекрывая доступ воздуха. Костогрызов присоединился к действиям Бочкарева и стал удерживать руками лежащего на снегу М. преодолевая его сопротивление. Когда М. захрипел и прекратил сопротивляться, Бочкарев и Костогрызов, действуя совместно, положили его на сани и увезли от дома. Затем, удерживая потерпевшего за цепь на шее, повели в сторону <...>. Положив М. на сани, Бочкарев совместно с Костогрызовым намотали вокруг шеи М. и затянули цепь. Затем Бочкарев и Костогрызов для сокрытия следов преступления, закрепили труп М. на санях цепью, повезли с В. и сбросили в <...>.

Вывод суда первой инстанции о виновности в совершении убийства М. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Соответствует фактическим данным и вывод, содержащийся в приговоре, о мотиве и способе убийства потерпевшего.

Как видно из протокола судебного заседания, осужденные утверждали, что с участием В. сбросили сани с привязанным телом М., которого случайно задушил один Бочкарев.

Костогрызов, отрицая свою причастность к лишению жизни М. рассказал в судебном заседании, что удушил потерпевшего Бочкарев, а он только помог с В. отвезти и сбросить сани с трупом в реку.

В приговоре подробно приведены сведения, сообщенные осужденными и В. при допросах, проверке показаний на месте на предварительном следствии, из которых усматривается, что они издевались над потерпевшим, а удушили его за цепь оба осужденных.

В обоснование виновности осужденных, помимо показаний их самих, в приговоре правильно приведены показаниями потерпевшей М. свидетелей Л., А. К. А. Н., сведениями, содержащимися в письменных источниках, согласующимися между собой и частично с показаниями осужденных на предварительном следствии.

Из показаний В. уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, усматривается, что потерпевшего осужденные душили вместе, примерно в пять часов ночью привязали цепью тело потерпевшего к саням, отвезли к речке с участием его самого и сани с трупом сбросили в реку, что по пути встречали жителей села.

Сведения, сообщенные В. до своей гибели, подтверждаются показаниями А. К. о том, что по пути на электричку около моста через <...> они увидели осужденных и В. которые сидели на снегу у самодельных саней, на которых лежал одетый человек головой вперед, ноги свисали. Увидев их, люди у саней спрятали лица.

Вопреки доводам кассационных жалоб, как видно из приговора, сведениям, сообщенным В., Бочкаревым и Костогрызовым на предварительном следствии, после исследования в судебном заседании дана соответствующая оценка. Мотивированно отвергнута часть показаний осужденных, данных в судебном заседании, указано, какие из них правдивы и согласуются с другими сведениями, добытыми по делу, а какие отвергаются.

Как видно из протокола судебного заседания, имеющиеся в уголовном деле доказательства, исследовались в судебном заседании непосредственно и объективно.

Показания некоторых свидетелей, явка которых исключалась, после обсуждения с участниками процесса причин их неявки были оглашены в соответствии с законом, как и показания В. в связи со смертью, и осужденных, в связи с изменениями ими в судебном заседании своих показаний.

В судебном заседании, все доводы в защиту осужденных по обвинению в убийстве потерпевшего, аналогичные тем, которые приводятся в кассационных жалобах, тщательно проверялись и им дана надлежащая оценка.

Нельзя согласиться с тем, что В. оговорил осужденных Костогрызова и Бочкарева в убийстве потерпевшего при обстоятельствах указанных в приговоре.

Не соответствуют материалам дела и приговору доводы и о том, что В. оговорил Костогрызова убийстве потерпевшего М. что причины противоречий в показаниях допрошенных лиц и другими доказательствами не были выяснены, что в приговоре им дана неправильная оценка.

Так, в приговоре обоснованно признаны достоверными показания Бочкарева на предварительном следствии, о том, что Костогрызов также затягивал цепь на шее М.

Объективность и правильность оценки каждого доказательства и в совокупности у Судебной коллегии сомнений не вызывает.

Анализ приведенных в приговоре доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и личностей осужденных.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз:

Бочкарев А.А. обнаруживает психическое расстройство - органическое расстройство поведения, легкую умственную отсталость. Склонен к асоциальному поведению, совершению демонстративно-шантажных суицидальных действий, употреблению психоактивных веществ. Однако указанные изменения психики выражены не столь значительно и не лишали его возможности в период совершения правонарушения в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период совершения правонарушения у него не обнаруживалось какого-либо временного болезненного расстройства психики, которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Он правильно ориентировался в окружающей обстановке, действия его носили целенаправленный характер и не были обусловлены бредом, галлюцинациями или другими психическими нарушениями;

Костогрызов Д.Б. обнаруживает врожденное умственное недоразвитие в форме легкой умственной отсталости. При обследовании у него выявлены невысокий интеллект, склонность к конкретизации мышления, ограниченный запас знаний и представлений. Однако у него сохранена способность к приобретению знаний и трудовых навыков, отсутствуют выраженные эмоционально-волевые нарушения и декомпенсации. В юридически значимой ситуации он способен планировать и прогнозировать свои действия и скрывать следы преступления. Таким образом, степень указанных нарушений у Костогрызова Д.Б. не столь выражена, чтобы в период совершения правонарушения он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период совершения противоправного деяния у него также не обнаруживалось какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. В период совершения правонарушения Костогрызов Д.Б. мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в принудительных мерах медицинского характера не нуждается. После совершенного правонарушения у него не выявлялось какого-либо хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного расстройства психики.

С учетом выводов указанных экспертиз и материалов дела, осужденные обоснованно признаны вменяемыми и ответственными за содеянное.

Совершенным преступлениям дана правильная правовая оценка, оснований для иной квалификации действий, как просят в жалобах, не имеется.

Правильно приведены в приговоре и обстоятельства, влияющие на назначение наказания.

Суд в полной мере учел при назначении наказания требования ст. 60 УК РФ, указал на характер и общественную опасность совершенного преступления, данные о личностях, привел сведения, содержащиеся в характеристиках по месту жительства и учебы. Признал обстоятельствами, смягчающими наказание, частичное признание Бочкаревым своей вины, а в отношении Костогрызова несовершеннолетний возраст, условия жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности. Наказание Костогрызову Д.Б. назначено с учетом требований ст. 88 УК РФ.

Судебная коллегия считает наказание, назначенное Костогрызову и Бочкареву, справедливым и оснований для смягчения, с учетом изложенного выше, не находит.

В то же время, приговор в отношении Костогрызова Д.Б. в части отмены условного осуждения по предыдущему приговору и назначения окончательного наказания по совокупности преступлений является незаконным.

Статья 74 УК РФ допускает отмену условного осуждения лишь в случае совершения лицом умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока. Костогрызовым Д.Б. преступление, за которое осужден по последнему приговору, совершено до условного осуждения.

Следовательно, оба приговора должны исполняться самостоятельно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 11 декабря 2008 года в отношении Костогрызова Д.Б. в части отмены условного наказания, назначенного по приговору Мошковского районного суда от 22 ноября 2007 года, отменить и исключить указание о назначении ему наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Этот же приговор о нем в остальной части, в том числе в части назначения ему по ст. 105 ч. 2 п. п. "д, ж" УК РФ восьми лет лишения свободы, а также в отношении Бочкарева А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"