||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2009 г. N 53-О09-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Зыкина В.Я. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Наболь Т.В.

на приговор Красноярского краевого суда от 27 октября 2008 года, которым

Адушева Т.В. <...>

осуждена по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Адушева Т.В. осуждена за покушение на убийство своего сына - А. заведомо для нее находившегося в беспомощном состоянии, в силу его малолетнего возраста.

Судом установлено, что преступление совершено 23 января 2008 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Наболь Т.В. в защиту Адушевой Т.В. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению защитника, вынесенный судом приговор является "поспешным", не основан на фактических обстоятельствах дела, установленных в ходе судебного разбирательства, необоснован, постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона; судом неправильно применен уголовный закон. Адвокат в жалобе в обоснование доводов о непричастности осужденной к совершению преступления указывает, что судом не приняты во внимание показания Адушевой о наличии у ребенка заболевания, которое допускало возможность прерывания дыхания у него; медицинская карта, из которой экспертами были получены сведения о состоянии здоровья ребенка и о наличии у него телесных повреждений, не была приобщена к делу в качестве вещественного доказательства, и не исследовалась в судебном заседании; судом необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о допросе в качестве специалиста врача-педиатра, проводившего комплексную судебно-медицинскую экспертизу; защитник ставит под сомнение имеющееся в деле заключение судебно-медицинской экспертизы потерпевшего, утверждая, что изложенные в нем выводы являются противоречивыми и носят крайне вероятностный характер. Кроме того, как считает автор кассационной жалобы, выводы экспертов не могут быть приняты во внимание, поскольку при проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы использовались вещественные доказательства - одежда ребенка, которые в ходе судебного разбирательства дела признаны недопустимыми доказательствами. Адвокат утверждает, что суд необоснованно отклонил его ходатайство о признании протокола дополнительного осмотра места происшествия недопустимым доказательством. При этом защитник ссылается на показания свидетелей Б., П., понятой В. об обстоятельствах проведения осмотра места происшествия; вывод суда об удушении ребенка петлей, как считает защитник, является ошибочным и не основан на заключении судебно-медицинской экспертизы. Юридическая оценка действий осужденной, по мнению адвоката, является ошибочной; назначенное осужденной наказание, как полагает адвокат, является чрезмерно суровым, судом не учтены данные о личности Адушевой, а также ее поведение, в результате которого удалось предотвратить смерть ребенка. Судом в приговоре искажены показания свидетеля Б.

На кассационную жалобу поступили возражения от государственного обвинителя Кладкиной С.В., в которых она просит жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Вывод суда о виновности осужденной Адушевой Т.В. в совершении инкриминированного ей преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых достаточно подробно изложено в приговоре.

Показания Адушевой Т.В., данные ею в судебном заседании, о непричастности к покушению на убийство ребенка, а также ее показания о наличии у ребенка заболевания, в результате которого возможно прерывание дыхания, судом первой инстанции были отвергнуты, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Судом обоснованно признаны достоверными показания Адушевой, данные ею в период предварительного следствия в качестве подозреваемой, где она рассказывала об обстоятельствах покушения на убийство своего малолетнего сына, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии защитника, и объективно подтверждаются другими доказательствами по делу.

Из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы следует, что у малолетнего А. имела место прерванная механическая асфиксия от сдавливания шеи петлей из полужесткого тканевого материала (веревки, тесьмы), повлекшая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения, что подтверждается признаками нарушения мозгового кровообращения, эмфизематозно измененными легкими, проявлениями острых сосудистых нарушений, лейкоцитозом, гиперемией и инъекцией склер обоих глаз и лица, наличием по передней и задней поверхности шеи ребенка странгуляционной борозды.

Медицинская карта, о которой упоминается в кассационной жалобе адвоката, исследовалась экспертами, проводившими судебно-медицинскую экспертизу.

Из материалов дела видно, что в распоряжение экспертов для исследования, кроме материалов уголовного дела, были представлены: история болезни <...> КГДИБ N <...> история болезни N <...> ГКБ N <...>, история родов N <...> роддома, история развития ребенка МУЗ ГДП N <...>.

Доводы жалобы о том, что медицинские документы, которые исследовались экспертами, должны быть признаны вещественными доказательствами - не основаны на законе.

Согласно ст. 81 ч. 1 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы: которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; на которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Медицинские документы в данном деле не являлись вещественными доказательствами, поскольку не подпадали под признаки "вещественных доказательств", предусмотренные указанной нормой уголовно-процессуального закона.

Эти документы использовались экспертами для ответа на вопросы, поставленные перед ними следователем.

Указанное заключение экспертов соответствует требованиям, предусмотренным ст. 204 УПК РФ, и не содержит противоречий.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайств о признании заключения экспертов недопустимым доказательством стороной защиты не заявлялось.

Судом ставились на обсуждение участников судебного разбирательства ходатайства стороны защиты о допросе врача-педиатра, проводившего судебно-медицинскую экспертизу, а также о признании протокола дополнительного осмотра места происшествия недопустимым доказательством.

Поскольку осмотр места происшествия был проведен с соблюдением уголовно-процессуального закона, а указанные подсудимой и ее защитником вопросы, которые они намеревались задать эксперту, были поставлены перед экспертами и нашли свое отражение в их заключении, то судья обоснованно вынес постановления об отклонении данных ходатайств (т. 3 л.д. 8 - 9, 72).

Что касается принятого судьей решения об исключении из перечня доказательств протоколов выемки и осмотра футболок в качестве вещественных доказательств, о чем говорится в кассационной жалобе, то это обстоятельство никак не отразилось на законности и обоснованности приговора.

Экспертных исследований, которые были бы положены в основу выводов экспертов, с указанными футболками не проводилось.

Показания допрошенных в судебном заседании свидетелей судом учтены; содержание этих показаний в приговоре отражено правильно, и им дана надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами по делу.

Доказательства, которые приведены в приговоре в обоснование выводов суда, являются допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Оснований не согласиться с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, судебная коллегия не усматривает.

Действия осужденной Адушевой Т.В. юридически судом квалифицированы правильно.

Наказание ей назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о ее личности.

Активное способствование раскрытию преступления, явка с повинной, а также деятельное раскаяние Адушевой в виде инициативы в оказании помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления - судом учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств.

В связи с наличием смягчающих и отсутствием отягчающих наказание обстоятельств суд назначил Адушевой наказание с применением правил, предусмотренных ст. 62 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает, поскольку оно является справедливым.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Красноярского краевого суда от 27 октября 2008 года в отношении Адушевой Т.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Наболь Т.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"