||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 февраля 2009 г. N 67-009-5СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Лаврова Н.Г. и Кондратова П.Е.

рассмотрела в судебном заседании 24 февраля 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Самочернова В.Ф. и кассационную жалобу потерпевшего С. на приговор Новосибирского областного суда от 5 ноября 2008 года, по которому

Пампуряк Д.Д. <...>

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ, ввиду отсутствия в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. и мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего кассационное представление и жалобу потерпевшего удовлетворить, приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, Судебная коллегия

 

установила:

 

Пампуряк Д.Д. органами предварительного следствия обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ, а именно: в дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, выразившейся в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности. Согласно предъявленному обвинению Пампуряк Д.Д., содержавшийся под стражей в ПФРСИ ФГУ ИК <...> в связи с уголовным преследованием по другому уголовному делу, узнал, что младший инспектор С. исполняя должностные обязанности сотрудника места лишения свободы, составляет рапорт о нарушении им правил внутреннего распорядка исправительного учреждения, выразившемся в неявке без уважительных причин на утреннюю проверку. На просьбу Пампуряка Д.Д. не писать рапорт С. ответил отказом, после чего Пампуряк Д.Д. нанес ему четыре удара рукой в область лица и головы, повлекшие сотрясение головного мозга с минимальными клиническими проявлениями, контузию правого глаза 1-й степени, отек мягких тканей в области левого височно-нижнечелюстного сустава, что составляет единую закрытую черепно-мозговую травму, причинившую легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное его расстройство. В результате действий Пампуряка Д.Д. был нарушен нормальный порядок деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, т.к. С. был вынужден прекратить выполнение своих должностных обязанностей, а сотрудники учреждения отвлеклись от выполнения своих текущих обязанностей в связи с проведением доследственной проверки по данному случаю.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 24 октября 2008 года совершение Пампуряком Д.Д. указанного преступления было признано недоказанным. Он был признан невиновным и в совершении менее тяжкого преступления.

Приговором суда, постановленным на основе вердикта коллегии присяжных заседателей, Пампуряк Д.Д. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Государственный обвинитель Самочернов В.Ф. в кассационном представлении указывает, что приговор постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Полагает, что председательствующий, в нарушение ч. 3 ст. 339 УПК РФ, в вопросе N 3 опросного листа поставил вопрос о виновности потерпевшего С. в оскорблении Пампуряка Д.Д. и его матери нецензурной бранью. Заявляет также о нарушении стороной защиты ч. 8 ст. 335 УПК РФ в связи с тем, что подсудимый и его адвокат неоднократно упоминали о наличии у Пампуряка Д.Д. хронического заболевания и инвалидности <...> группы. Допущенные стороной защиты нарушения уголовно-процессуального закона, в связи с которыми председательствующим было сделано шесть замечаний адвокату и подсудимому, могли повлиять на вынесение объективного вердикта. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В кассационной жалобе потерпевший С. настаивает на признании приговора постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, благодаря которым Пампуряк Д.Д. смог довести до сведения присяжных заседателей свои характеристики личности потерпевшего: дерзкое поведение в отношении осужденных, халатное отношение к работе. Кроме того, выступая в суде, осужденный неоднократно говорил, что он является инвалидом второй группы, а это могло повлиять на формирование у присяжных заседателей мнения о его невиновности. Как считает потерпевший, вхождение в состав коллегии присяжных одних женщин не позволило ей правильно разобраться в ситуации. Также просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Думбадзе Н.Д., а в возражениях на кассационную жалобу потерпевшего оправданный Пампуряк Д.Д. настаивают на оставлении приговора без изменения, а кассационных представления и жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия не находит в процессе предварительного расследования, при назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства каких-либо нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, которые бы могли повлечь в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей.

При этом Судебная коллегия исходит из того, что в соответствии с ч. 2 ст. 360 УПК РФ суд, рассматривающий дело в кассационном порядке проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, а в силу ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как следует из протокола судебного заседания, суд, приняв в соответствии с уголовно-процессуальным законом по ходатайству обвиняемого Пампуряка Д.Д. решение о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, обеспечил сторонам, в том числе государственному обвинителю и потерпевшему, реальную возможность реализации их процессуальных прав как при формировании коллегии присяжных заседателей и решении иных вопросов в подготовительной части судебного заседания, так и при проведении судебного следствия и прений сторон.

Довод потерпевшего о том, что сформированный состав коллегии присяжных заседателей был не в состоянии принять объективное и правильное решение по делу, не имеет под собой оснований. Формирование коллегии присяжных было произведено в соответствии с законом. При этом сторона обвинения в полном объеме реализовала свои права как на мотивированные, так и на немотивированные отводы кандидатов в присяжные. Не была она лишена и возможности заявить о роспуске коллегии присяжных в связи с ее тенденциозностью, однако ни государственный обвинитель, ни потерпевший оснований для этого не усмотрели и соответствующих заявлений не сделали. Утверждение о том, что вхождение в состав коллегии одних только женщин не позволило должным образом разобраться в обстоятельствах дела, носит характер предположения.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, вызванных ограничением прав прокурора и потерпевшего на представление доказательств, не имеется.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при рассмотрении уголовного дела судом сторонам были созданы необходимые условия для участия в исследовании обстоятельств дела и отстаивания своих позиций по делу. Все представленные суду доказательства были исследованы, все ходатайства, заявленные сторонами, в том числе стороной обвинения, рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Напутственное слово, с которым председательствующий судья обратился к присяжным заседателям, отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и отсутствуют признаки оказания иного незаконного влияния на присяжных заседателей.

Вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей по вопросам, изложенным в соответствии с требованиями ст. ст. 252, 338 и 339 УПК РФ в пределах предъявленного обвинения в понятных формулировках.

Постановленный по результатам судебного разбирательства оправдательный приговор соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ. Сделанные в нем выводы о невиновности Пампуряка Д.Д. в совершении инкриминируемых ему действий, а также в совершении менее тяжкого преступления основаны на обязательном для председательствующего судьи вердикте присяжных заседателей, в соответствии с установленными вердиктом фактическими обстоятельствами.

Ссылки в кассационных представлении и жалобе на то, что подсудимый и его защитник в ходе судебного разбирательства неоднократно указывали на наличие у Пампуряка Д.Д. хронических заболеваний и инвалидности, не дают оснований ставить под сомнение законность вердикта присяжных заседателей и постановленного на его основе оправдательного приговора, т.к. в данном случае обсуждение указанных обстоятельств не противоречило уголовно-процессуальному закону.

Согласно ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого могут исследоваться с участием присяжных заседателей в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Ссылки стороны защиты при рассмотрении данного дела на хроническое заболевание и инвалидность Пампуряка Д.Д. были направлены на обоснование вывода о том, что его неявка на утреннюю проверку была обусловлена его болезненным состоянием, а возмущение поведением С. - несправедливостью и неоправданной грубостью его действий. Тем самым указанные обстоятельства имели значение для правильного установления цели и мотивов совершенных Пампуряком Д.Д. действий, в связи с чем их исследование было допустимо.

С установлением субъективной стороны действий Пампуряка Д.Д. связан и вопрос о действиях С. предшествующих нанесению ему ударов Пампуряком Д.Д. Причем, данный вопрос был затронут в вопросном листе не в целях оценки действий С. и признания его виновным, а в связи с выяснением побудительных мотивов действий Пампуряка Д.Д., что уголовно-процессуальный закон не запрещает.

Что же касается общего вопроса о поведении С. в исправительном учреждении, то он в ходе судебного заседания не исследовался, а вопрос защитника о том, как вел себя С. по отношению к осужденным, председательствующим был снят (т. 2, л.д. 84).

Оснований полагать, что действия Пампуряка Д.Д. и его защитника, в связи с которыми председательствующим им были сделаны замечания, могли повлиять на вынесение объективного вердикта, не имеется.

При таких данных Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 5 ноября 2008 года в отношении Пампуряка Д.Д. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"