||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 февраля 2009 г. N 67-009-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Пэка Л.П., адвокатов - Миничихина И.В. в его защиту и Александровой Т.Н. в защиту осужденного Бугаева А.Ю. на приговор Новосибирского областного суда от 11 декабря 2008 года, по которому

Пэк Л.П. <...> судимый 27 января 1999 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 2 п. "г", 119 УК РФ, на 2 года 6 месяцев лишения свободы, освободившийся 15 апреля 2000 года условно-досрочно на 8 месяцев 14 дней, 4 июня 2001 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 162 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ, на 7 лет 1 месяц лишения свободы, отбывший наказание,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 12 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ на 16 лет, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Бугаев А.Ю., <...> судимый 28 октября 2008 года по ст. 116 ч. 1 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с удержанием <...> % в доход государства

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ на 14 лет, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с частичным присоединением наказания, назначенного по приговору от 28 октября 2008 года, окончательно на 16 лет 1 месяц с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю. <...> рублей в возмещение ущерба солидарно и в счет компенсации морального вреда по <...> рублей с каждого в пользу С.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Пэка Л.П., поддержавшего доводы кассационных жалоб в свою защиту, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные Пэк Л.П. и Бугаев А.Ю. признаны виновными:

в разбойном нападении на С. с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью;

в убийстве С. группой лиц, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Пэк Л.П. и Бугаев А.Ю. вину в предъявленном обвинении признали частично, заявили, что предварительного сговора о совершении разбоя и убийства потерпевшего между ними не было, что Бугаев непричастен к убийству С.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Пэк Л.П. и адвокат Миничихин И.В. в его защиту, излагая несогласие с приговором, считают его необоснованным и несправедливым. Указывают, что вывод о виновности сделан на основании показаний психически больного осужденного Бугаева А.Ю., данных им на предварительном следствии, не соответствует действительности и не подтверждается доказательствами, проверенными в судебном заседании. Считают, что не выяснены причины противоречий в показаниях, данных на предварительном следствии и в судебном заседании, которые могли повлиять на вывод о виновности или невиновности, что необоснованно отвергнуты показания осужденных и свидетелей, данные в судебном заседании. При этом обращают внимание также на показания Пэка о том, что потерпевший набросился на него с ножом, а он отобрал нож, не помнит, как появились у него в руках ножницы, и наносил ими удары потерпевшему. Оспаривают предварительный сговор между осужденными о совершении нападения на потерпевшего. Указывая на непричастность Бугаева А.Ю. к смерти С., утверждают, что при явке с повинной он оговорил себя и Пэка в убийстве потерпевшего. Считают, что отсутствуют бесспорные доказательства виновности в убийстве потерпевшего группой лиц по предварительному сговору. Указывают, что имело место не разбойное нападение, а кража после наступления смерти потерпевшего, что действия должны были быть переквалифицированы на ст. ст. 158 ч. 2 и 108 ч. 1 УК РФ. Адвокат просит приговор в отношении Пэка отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Александрова Т.Н. в защиту осужденного Бугаева А.Ю., анализируя показания допрошенных в судебном заседании лиц, другие сведения, излагает несогласие с приговором. Указывает, что суд без достаточных оснований отверг показания ее подзащитного, данные в судебном заседании. Полагает, что при оценке доказательств не учтено слабоумие Бугаева, подтвержденное выводами судебно-психиатрической экспертизы, и не принято во внимание, что ее подзащитный находился в зависимости от освободившегося из мест лишения свободы Пэка Л.П., которого он боялся. Считает, что вывод о виновности основан на сведениях сообщенных Бугаевым в явке с повинной и показаниях данных на предварительном следствии, а сведения, сообщенные в судебном заседании, необоснованно отвергнуты. Утверждает, что не доказано участие Бугаева А.Ю. в лишении жизни потерпевшего по предварительному сговору с Пэком Л.П., что фактически он оказал только содействие в сокрытии орудий преступления и помощь Пэку Л.П. в сбыте имущества, добытого преступным путем. Просит переквалифицировать действия Бугаева А.Ю. со ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. ст. 316, 175 ч. 1 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В письменных возражениях на доводы кассационных жалоб в защиту осужденных государственный обвинитель Морковина М.Е., излагая несогласие с доводами кассационных жалоб, просит приговор в отношении Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю. оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб в защиту осужденных, возражения государственного обвинителя, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора.

В судебном заседании установлено, что Пэк Л.П. после отбытия наказания 12 апреля возвратился в <...> и пошел к С. где познакомился с осужденным Бугаевым А.Ю. При употреблении спиртных напитков Пэк Л.П. предложил Бугаеву А.Ю. принять участие в хищении имущества своего дяди С. и получил его согласие. Вечером 13 апреля оба пошли к С. который впустил их в квартиру. В этот момент Пэк, а затем оба нанесли потерпевшему множество ударов руками и ногами по голове и телу. Когда С. упал на пол, Пэк приисканными на месте ножницами нанес удары в грудную клетку, Бугаев взял на кухне два ножа и передал один Пэку, которым он также нанес не менее одного удара в живот. Бугаев поднял отброшенный Пэком нож и нанес С. не менее одного удара в область живота. Пэк и Бугаев совместно причинили С. кровоподтеки на лице, непроникающие и проникающие ранения грудной клетки справа и слева с повреждением правого легкого и правого желудочка сердца, проникающие ранения живота с повреждением брыжейки, тонкой кишки, от которых потерпевший умер от обильной потери крови. Пэк и Бугаев завладели имуществом потерпевшего на сумму <...> рублей и с места преступления скрылись.

Вывод о совершении осужденными преступлений при таких обстоятельствах основан на доказательствах, непосредственно и полно исследованных в судебном заседании.

Соответствует установленным фактическим обстоятельствам и вывод о мотиве убийства потерпевшего.

Бугаев А.Ю. и в судебном заседании подтверждал нанесение ударов руками, ногами, ножницами и ножом Пэком Л.П., это не оспаривал и последний.

Вопреки доводам кассационных жалоб в защиту осужденных, в судебном заседании проверены все показания осужденных и другие доказательства и, обсудив, обоснованно отвергнуты их показания о том, что своего дядю Пэк убил один, обороняясь от его нападения.

Опровергаются доказательствами и доводы о том, что Бугаев участия в завладении имуществом и убийстве потерпевшего участия не принимал, а содействовал только в сокрытии орудий убийства и сбыте похищенных вещей.

Обоснованно признано, что совершили убийство потерпевшего и завладели его имуществом и распорядились похищенным оба осужденных.

Так, из показаний Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю. при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого усматривается, что они вместе договорились и пошли к потерпевшему похитить его имущество, оба нанесли удары руками, ногами, ножами, а Пэк еще и ножницами, пока С. не скончался на месте.

Такие же сведения об обстоятельствах убийства потерпевшего Пэк и Бугаев сообщали в явках с повинной и при проверке их показаний с выходом на место совершения преступлений.

Сведения, содержащиеся в протоколах явок с повинной, осмотра места происшествия, трупа потерпевшего, проверки показаний на месте происшествия, актах судебно-медицинских экспертиз, согласуются с показаниями осужденных, данных на предварительном следствии, и показаниями свидетелей.

Вина осужденных доказана помимо показаний их самих, показаниями потерпевшего С., свидетелей К., С. С. Б., Б. С. сведениями, содержащимися в письменных источниках, согласующимися между собой и с показаниями осужденных, данных на предварительном следствии.

Согласно сведениям, содержащимся в протоколах осмотра места происшествия, актах экспертиз, между шкафом и креслом разбросаны посуда, газеты, разбитое стекло с пятнами красно-бурого цвета, одежда, кошелек-портмоне, предметы бытового назначения, брюки, кирзовые ботинки с пятнами крови и другие вещи с оставленными на них следами. На постельных принадлежностях обнаружены брызги и пятна крови, происхождение которых за счет потерпевшего С. и осужденного Бугаева А.Ю. не исключается. На плеере оставлен след пальца правой руки Пэка Л.П. В огороде дома обнаружены две части стекла с пятнами крови, происхождение ее так же, как и на части стекла, изъятой из шкафа в квартире, не исключается от Бугаева.

На трупе С. обнаружены проникающие ранения грудной клетки справа с повреждением правого легкого, правого желудочка сердца и проникающие ранения живота с повреждением брыжейки, тонкой кишки, которые как каждое в отдельности, так и в совокупности оценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Они стоят в причинной связи со смертью. Кроме того, имелись непроникающие ранения грудной клетки со слепым повреждением тела и рукояткой грудины, причиненные колюще-режущим предметом, в короткий промежуток времени, исчисляемый десятками минут до момента наступления смерти. Имелись также кровоподтеки на лице, которые причинены тупым твердым предметом. Смерть С. наступила в результате обильной потери крови, вызванной ранениями грудной клетки с повреждением правого легкого, сердца, брыжейки, тонкой кишки.

На кожном лоскуте от трупа С. имеется две колото-резаные раны, которые могли быть образованы действием клинка ножа с деревянной ручкой, на кожном лоскуте с грудной клетки - три колото-резаные раны, которые могли быть образованы от воздействия ножниц, а 20 колотых ран - браншами ножниц.

У Бугаева А.Ю. имелась рана правого предплечья, причинение которой от стекла 13 апреля 2008 года не исключается, а у Пэка на момент его задержания 14 апреля 2008 года на пальцах кистей рук имелись повреждения, полученные в период нападения на потерпевшего.

Фактические данные, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия, трупа потерпевшего, самих осужденных и в актах экспертиз, также согласуются со сведениями, сообщенными осужденными при допросах на предварительном следствии.

Как видно из протокола судебного заседания, суд тщательно исследовал доказательства, выяснял причины противоречий в сведениях, содержащихся в письменных источниках доказательств, в показаниях осужденных с их показаниями, данными на предварительном следствии, и, вопреки доводам жалоб, дал им надлежащую оценку в совокупности.

Доводы о том, что показания об убийстве потерпевшего при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Пэк Л.П. и Бугаев А.Ю. давали в результате слабоумия Бугаева, из-за боязни, обмана и т.п., проверялись и не подтвердились.

Нет оснований для исключения из числа доказательств как показаний осужденных, данных на предварительном следствии, поскольку доводы о причинах их дачи, о чем они заявляли, в судебном заседании, проверялись и не подтвердились.

Ссылаясь на выводы, содержащиеся в акте амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, в кассационных жалобах в защиту осужденных утверждается, что показания об участии в убийстве и совершении хищения имущества он давал из-за психического состояния. Эти доводы обоснованно отвергнуты в приговоре.

Так, из актов амбулаторных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз усматривается, что Бугаев А.Ю. действительно обнаруживает врожденное умственное недоразвитие в форме легкой умственной отсталости. Однако у него сохранена способность к приобретению знаний и трудовых навыков, отсутствуют выраженные эмоционально-волевые нарушения и декомпенсации, в юридически значимой ситуации он способен планировать и прогнозировать свои действия и скрывать следы преступления. Степень нарушений не столь выражена, чтобы в период совершения правонарушения Бугаев А.Ю. не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период совершения преступлений не обнаруживалось также и какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, а находился Бугаев А.Ю. в состоянии простого алкогольного опьянения, поэтому мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Пэк Л.П. тоже хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным психическим расстройством не страдал и не страдает. В период времени, относящийся к правонарушению, у него также не обнаруживалось какого-либо временного психического расстройства, а находился в состоянии острой интоксикации алкоголем. Не находился он в момент совершения правонарушения и в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения - аффекта.

С учетом выводов указанных экспертиз и материалов дела Пэк Л.П. и Бугаев А.Ю. обоснованно признаны вменяемыми и ответственными за содеянное.

Таким образом, анализ доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом, свидетельствует, что фактические обстоятельства содеянного и данные, касающиеся осужденных Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю., в приговоре отражены правильно.

При расследовании и рассмотрении дела нарушения, влекущие отмену или изменение приговора, не были допущены.

Действия Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю. квалифицированы правильно, оснований для иной квалификации, как просят в кассационных жалобах в их защиту, не имеется.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю.

Как видно из приговора, помимо характера и степени общественной опасности преступлений, при назначении наказания учтены данные о личностях осужденных Пэка Л.П. и Бугаева А.Ю., возраст, в отношении Бугаева состояние здоровья, а также явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

В отношении Пэка Л.П. обстоятельством, отягчающим наказание, обоснованно признан рецидив преступлений.

Доводы о суровости наказания, назначенного Пэку Л.П. и Бугаеву А.Ю., приводимые в кассационных жалобах, не являются основанием для смягчения справедливого наказания, которое соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 11 декабря 2008 года в отношении Пэка Л.П. Бугаева А.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы в их защиту - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"