||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2009 г. N 83-О09-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей Степанова В.П. и Похил А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 18 февраля 2009 г. кассационные жалобы осужденного Гунова И.А., адвоката Мнацаканян Т.В. на приговор Брянского областного суда от 16 декабря 2008 года, которым

ГУНОВ И.А., <...>

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 лет; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 17 лет в исправительной колонии строгого режима, исчислением срока отбытия наказания с 11 марта 2008 года.

Осужден Гунов за незаконное хранение, перевозку огнестрельного оружия - обреза охотничьего ружья 16 калибра; разбойное нападение на К. и его убийство, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснение адвоката Мнацаканян Т.В. в поддержку жалоб и мнение прокурора Кокориной Т.В. об оставлении кассационных жалоб без удовлетворения, а приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Гунов, считая приговор незаконным и необоснованным, просит о снижении наказания до минимально возможного.

В защиту Гунова в кассационной жалобе адвокат Мнацаканян указывает, что судом не было учтено то обстоятельство, что Гунов сам явился в правоохранительные органы и заявил о совершенном убийстве; также не было учтено судом и то, что сам Гунов в ходе предварительного следствия и судебного заседания испытывал чрезвычайное волнение и страшные внутренние переживания, что (по мнению защитника) помешало осужденному произвести хорошее впечатление на суд и, как следствие, повлияло на вынесение объективного и справедливого приговора; у суда имелись основания для назначения наказания с применением правил ст. 64 УК РФ, либо близкое к минимальному; суд, установив по делу смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ, назначил по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ наказание в нарушение ст. 62 УК РФ (более 3/4 максимального срока наказания); вина Гунова в разбойном нападении не нашла свое подтверждение в ходе судебного заседания; к показаниям свидетеля К. следует отнестись критически, так как они основаны на догадках, а не на реальных событиях и опровергаются показаниями допрошенного в судебном заседании (по ходатайству стороны защиты) свидетеля Б. из показаний свидетеля С. следует, что Гунов говорил ему о том, что машину К. он "скинул", а следовательно речь идет о безвозмездной передаче автомобиля, а не с корыстной целью; после разговора с К. о необходимости возврата долга осужденный был поставлен потерпевшим в безвыходное положение, что и послужило причиной убийства К., поскольку автомобиль Гунов перегнал в <...> с целью сокрытия следов преступления, то его действия следует квалифицировать как кражу чужого имущества, а не как разбойное нападение; ввиду того, что в ходе следствия оружие, из которого Гунов произвел выстрелы в К. не было найдено, по ст. 222 ч. 1 УК РФ осужденного следует оправдать.

В возражениях потерпевшая К. и государственный обвинитель Щербаков просят кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Виновность Гунова в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

В суде Гунов показал, что убил К. из-за возникших с ним неприязненных отношений, вследствие его обмана; умысла на похищение автомашины у него не было, а забрал ее с целью сокрытия следов преступления. Обреза у него не было, а стрелял в К. из пистолета-ракетницы. Однако эти его доводы не нашли подтверждения, поскольку опровергнуты исследованными судом доказательствами.

Свидетель Б. в суде показал, что во время встречи К. и Гунова, разговоры велись на общие темы и Гунов выстрелил в К. неожиданно для них, а затем преследовал убегавшего К. и произвел в него второй выстрел из обреза ружья, после чего, по указанию Гунова они вывезли на его автомашине труп К. в лесной массив, откуда осужденный скрылся на автомашине потерпевшего.

Свидетель К. в суде показал, что 7 мая 2007 года около 21 часа 30 мин. ему звонил осужденный о срочной продаже автомашины <...> серебристого цвета с документами, а утром 8 мая сообщил ему о месте нахождения автомашины, ключ от которой затем от имени Гунова ему передал общий знакомый Д.

По заключению судебной медико-криминалистической экспертизы N <...> на 10, 12 ребрах справа имеются три сквозных повреждения, являющихся по механизму образования выходными огнестрельными повреждениями.

По заключению судебно-баллистических экспертиз N <...> и <...> и N <...> повреждения на куртке и футболке, изъятых с трупа К., являются огнестрельными и нанесены снарядом крупной и более мелкой картечью, а 13 и 5 картечи являются составными частями патронов (снарядов), предназначенных для стрельбы из охотничьего гладкоствольного оружия и использовались как снаряд при стрельбе из охотничьего гладкоствольного оружия.

Поэтому судом сделан обоснованный вывод о наступлении смерти К. в результате двух огнестрельных ранений, причиненных в жизненно важные органы, повлекшего тяжкий вред для здоровья потерпевшего по признаку опасности в момент причинения.

Что касается доводов кассационной жалобы о том, что выстрелы в К. он производил не из обреза охотничьего ружья 16 калибра, а из приспособленного для стрельбы патронами 16 калибра сигнального пистолета ("ракетницы"), то они являются несостоятельными.

Свидетель С. допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста, пояснил, что заявленная подсудимым версия о том, что выстрелы в потерпевшего он производил из приспособленного для стрельбы патронами 16 калибра сигнального пистолета несостоятельна, поскольку исходя из огнестрельных ранений, причиненных К., выстрелы в потерпевшего были произведены именно из обреза одноствольного гладкоствольного охотничьего ружья 16 калибра, на что указывают определенные обстоятельства - кучность дробового заряда, резкость боя самого оружия и т.д.

То, что обрез охотничьего ружья 16 калибра не удалось найти в ходе предварительного следствия не свидетельствует об отсутствии в действиях Гунова состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Свидетель М. показал, что видневшуюся из пакета у Гунова стальную трубку вороненого металла, он воспринимал как обрезанное ружье.

Из показаний свидетеля С. следует, что осужденный сообщил об убийстве им "со ствола" К. а из показаний свидетеля К. видно, что Гунов искал "нелегальное" охотничье ружье.

Правильно установлен судом и корыстный мотив совершения преступлений.

Доводы кассационной жалобы о том, что убийство К. Гунов совершил на почве личных неприязненных отношений, также являются несостоятельными.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Е. и К. поясняли, что в марте - мае 2007 года К. не собирался продавать свой автомобиль.

Доводы защитника о том, что осужденный лишь пытался избавиться от автомобиля К. являются надуманными, поскольку перегон автомобиля из <...> без документов на право управления а/м "<...>" принадлежащего потерпевшему, на расстояние более 100 километров, несомненно связано с определенной опасностью быть задержанным сотрудниками ГИБДД.

Говорит само за себя и то обстоятельство, что ключи от а/м "<...>" Гунов передал Д. для последующей передачи К.

Как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания, достоверно установлено, что Гунов заранее обговаривал с К. вопрос о продаже автомобиля "<...>" серебристого цвета. При этом К. понимал, что речь идет об автомобиле К., что и подтвердил в суде.

Более того, версия защитника о том, что автомобиль Гунов перегнал в <...> с целью сокрытия следов преступления, в судебном заседании заявлялась осужденным и обоснованно отвергнута судом в приговоре.

Версия адвоката о том, что Гунов с К. договаривался о продаже автомобиля принадлежащего Б. также не нашла своего подтверждения в ходе судебного заседания.

Так, свидетель Б. в судебном заседании пояснил, что разговор о продаже его автомобиля - <...> черного цвета действительно состоялся с Гуновым, но не в апреле 2007 г., а в январе - феврале 2007 г. Кроме этого, Б. пояснил, что принадлежащий ему автомобиль <...> <...>-ой серии <...> и модель кузова имеет буквенно-цифровое обозначение <...>. У К. же в собственности был автомобиль <...> <...>-ой серии <...> года выпуска, модель кузова имеет буквенно-цифровое обозначение <...> и по своей сути является автомобилем следующего поколения относительно а/м Б.

Поэтому К. и подтвердил, что осужденный с ним вел разговор о продаже именно автомобиля К. и никакого другого.

Что касается доводов жалобы о том, что фраза "скинул автомобиль" означает безвозмездную передачу автомашины, то они по своей сути являются не более чем рассуждениями защитника о смысловом значении указанного выражения и его субъективном восприятии данной фразы.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что после разговора с К. о необходимости возврата долга осужденный был поставлен потерпевшим в безвыходное положение, что и послужило причиной убийства К. является некорректной, поскольку действия Гунова накануне разбойного нападения и убийства К. свидетельствуют отнюдь не о крайней необходимости, а о тщательном планировании совершенных преступлений - разбоя и убийства.

Поэтому суд, оценив доказательства в их совокупности, обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденного по данным составам преступлений и правильно квалифицировал его действия.

Правильно разрешен судом и вопрос о наказании осужденного. Суд исходил из характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств их совершения и наступивших последствий, данных о личности виновного и смягчающих наказание обстоятельств - наличие малолетнего ребенка, возмещение морального вреда и частичное признание вины.

Действительно, Гунов сам явился в правоохранительные органы, после того, как почти год скрывался на территории <...> находясь в федеральном розыске. Однако осужденным, с целью избежать ответственности за содеянное была представлена версия о том, что убийство К. было совершено неизвестными лицами, сам же Гунов к совершенному преступлению никакого отношения не имеет. В последующем Гунов от дачи показаний отказывался на протяжении всего предварительного следствия. Данное обстоятельство, по мнению адвоката, свидетельствующее о раскаянии осужденного в содеянном, на самом деле не соответствует действительности, поэтому явки с повинной таковой, как это предусмотрено законом, осужденным не было сделано.

Назначенное наказание является справедливым, требования ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ судом не нарушены и оснований для смягчения наказания не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 16 декабря 2008 года в отношении Гунова И.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Гунова И.А. и адвоката Мнацаканян Т.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Н.ЛУТОВ

 

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

А.И.ПОХИЛ

 

Верно:

Судья

Верховного Суда РФ

В.П.СТЕПАНОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"