||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 февраля 2009 г. N 69-009-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - СВИРИДОВА Ю.А.

судей - БОНДАРЕНКО О.М. и ХИНКИНА В.С.

рассмотрев в судебном заседании 17 февраля 2009 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя СУХАРЕВОЙ А.Б., кассационным жалобам осужденного ЛАХНО П.В., адвоката НЕМОЙТИНА Е.Р., потерпевших К., В. ЗАО "<...>", гражданского ответчика ОАО "<...>" на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра от 31 октября 2008 года, по которому

ЛАХНО П.В. <...>

осужден по ст. 263 ч. 3 УК РФ к 5 (пяти) годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 (три) года.

Постановлено взыскать с ОАО "<...>":

в пользу К.: в возмещение материального ущерба - <...> рублей <...> коп.; в счет компенсации морального вреда - <...> рублей;

в пользу К. в счет компенсации морального вреда - <...> рублей;

в пользу П. в возмещение материального ущерба - <...> рублей; в счет компенсации морального вреда - <...> рублей;

в пользу В. в возмещение материального ущерба - <...> рублей; в счет компенсации морального вреда - <...> рублей;

в пользу Б. в возмещение материального ущерба - <...> рублей; в счет компенсации морального вреда - <...> рублей.

пользу Т. в возмещение материального ущерба - <...> рублей <...> коп.; в счет компенсации морального вреда - <...> рублей;

в пользу Р. в счет компенсации морального вреда - <...> рублей.

Постановлено признать за ЗАО <...> право на удовлетворение исковых требований о возмещении материального ущерба, причиненного в результате авиакатастрофы, в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела, доводах кассационного представления и кассационных жалоб, выслушав осужденного ЛАХНО П.В. и адвоката НЕМОЙТИНА Е.Р., представителя гражданского ответчика ШАБАЛИНА В.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора ХИМЧЕНКОВОЙ М.М., поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей приговор суда отменить, а уголовное дело передать на новое судебное разбирательство, Судебная коллегия

 

установила:

 

ЛАХНО, работавший летным директором ОАО "<...>", в ходе подготовки к полету и при пилотировании воздушного судна, вертолета КА-32Т, бортовой номер <...> нарушил правила безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, которые в силу занимаемой должности и выполняемой работы обязан был соблюдать, что повлекло по неосторожности: смерть К., П., Б., В.; причинение тяжкого вреда здоровью Т.; причинение средней тяжести вреда здоровью Р.

Преступление было совершено 18 августа 2005 года в районе г. <...> при обстоятельствах, которые были установлены судом и изложены в приговоре.

Допрошенный в качестве подсудимого ЛАХНО себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 263 ч. 3 УК РФ не признал и показал, что нарушений правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта он не допускал и его действия причиной авиакатастрофы не являлись.

В кассационном представлении государственного обвинителя СУХАРЕВОЙ А.Б. ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По утверждениям государственного обвинителя назначенное осужденному ЛАХНО наказание является чрезмерно мягким, не соответствующим характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

В дополнительном кассационном представлении также указывается, что суд при назначении ЛАХНО наказания в недостаточной степени учел тяжесть совершенного преступления, характер наступивших последствий и данные о личности виновного.

По мнению автора представления, суд, без достаточных на то оснований, из обвинения ЛАХНО исключил указания о нарушении им требований п. 18 раздела 5 ФАП ПВП РФ, п. 4а.2.1.5, п. 4а.2.1.6 РЛЭ Ка-32, что необоснованно уменьшило объем обвинения, отразилось на объективности установления фактических обстоятельств дела, причин произошедшей по его вине авиакатастрофы.

Кроме того, в представлении отмечается, что ошибочным является вывод суда о принадлежности вертолета МИ-8 <...> ЗАО <...> лишь на праве хозяйственного владения и отказ, в связи с этим, в рассмотрении исковых требований ЗАО "<...>".

Осужденный ЛАХНО в своей кассационной жалобе просит Судебную коллегию отменить приговор суда и прекратить уголовное дело за отсутствием в его действиях состава преступления.

По мнению осужденного, суд, основываясь на противоречивых показаниях свидетелей и спорных выводах экспертиз, признав его виновным в нарушении правил Наставления по производству полетов в ГА-85 по шести пунктам: п. п. 5.5.1; 3.4.1; 3.5.1; 5.3.1; 5.3.5; 7.1.9; вместе с тем, ни по одному из этих пунктов НПП ГА-85, убедительных доказательств его виновности не привел, не опроверг выдвинутой защитой версии причин катастрофы.

В своей жалобе осужденный ЛАХНО утверждает, что он сам и экипаж его вертолета КА-32 выполнил все требования правил, регламентирующих полет, но увидеть вертолет МИ-8, летевший справа и на 100 метров ниже не мог, не мог тем самым и предотвратить столкновение машин.

По версии осужденного, причиной катастрофы явилось не то, что его вертолет КА-32 столкнулся в воздухе с вертолетом МИ-8, а то, что экипаж вертолета МИ-8 допустил столкновение в воздухе с препятствием - емкостью, которую транспортировал его вертолет КА-32.

В кассационной жалобе адвоката НЕМОЙТИНА Е.Р., защищающего законные интересы осужденного ЛАХНО ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях ЛАХНО состава преступления.

Приводя в своей кассационной жалобе анализ перечисленных судом в приговоре доказательств, адвокат НЕМОЙТИН Е.Р. утверждает, что ЛАХНО не допустил указанных в приговоре нарушений правил полета (НПП ГА-85), а произошедшая катастрофа не находится в причинно-следственной связи с совершенными ЛАХНО и экипажем его вертолета действиями.

В жалобе, в частности, указывается:

признание ЛАХНО виновным в нарушении п. 5.5.1 НПП ГА-85, в части обеспечения "готовности экипажа к выполнению полета", противоречит предъявленному ЛАХНО обвинению, т.к. текст обвинительного заключения не содержит указаний на нарушение этого пункта правил;

осуждение за несоблюдение правил, предусмотренных п. п. 3.4.1 (формирование экипажей воздушных судов) и 3.5.1 (допуск к самостоятельным полетам лиц летного состава) НПП ГА-85 основано на противоречивых заключениях экспертов ОРАП, в отсутствие окончательного решения Межгосударственного Авиационного Комитета (МАК) о профессиональной подготовке членов экипажа Ка-32;

обвинение ЛАХНО в нарушении п. 5.3.1 (правила визуальных полетов, выдерживание установленных интервалов между воздушными судами); п. 5.3.5 (полеты с максимальной осмотрительностью всех членов экипажа) и п. 7.1.9 (полеты в местах пересечения (схождения) воздушных трасс) НПП ГА-85, противоречит фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного заседания и не соответствует выводам повторной экспертизы ОРАП.

По мнению защиты, суд, сделав вывод суда о возможности обнаружения командиром экипажа КА-32 ЛАХНО вертолета МИ-8, при этом не указал, по каким именно причинам он отверг показания очевидцев происшествия, результаты повторной экспертизы, а также выводы Окончательного отчета МАК.

Судом фактически не опровергнута версия осужденного и его защиты о том, что действительной причиной произошедшей авиационной катастрофы явилось несоблюдение правил НПП ГА-85 экипажем вертолета МИ-8, который в условиях нормальной видимости допустил столкновения с препятствием, а именно с грузом - емкостью, который транспортировался на тросах вертолетом КА-32.

В кассационной жалобе представителя потерпевшего ЗАО "<...>" и дополнениях к ней ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

В жалобе отмечается, что суд без достаточных на то оснований исключил из обвинения ЛАХНО допущенные им нарушения требований: п. 18 раздела 5 ФАП ПВП РФ, п. 4а.2.1.5; п. 4а.2.1.6 РЛЭ Ка-32 - касающиеся режима снижения высоты пилотируемого вертолета; п. 7.5.2; п. 7.5.3 и п. 7.5.4 НПП ГА-85 - относительно выбора маршрута полета, что в свою очередь привело к необоснованному уменьшению объема обвинения.

По мнению автора жалобы, судом недостаточно объективно были оценены данные о личности ЛАХНО и не были приняты во внимание данные, которые свидетельствовали о серьезных недостатках в его летной работе и в организации безопасности полетов его подразделения.

Кроме того, в жалобе оспаривается правильность принятого судом решения об отказе рассмотрения гражданского иска ЗАО "<...>" о возмещении материального ущерба. По утверждениям автора жалобы, суд необоснованно отверг имеющиеся в материалах дела документы, а именно "Свидетельство о регистрации гражданского воздушного судна N <...>" от 16 декабря 2003 года на вертолет МИ-8Т <...>, которые подтверждают, что собственником разрушенного в результате катастрофы вертолета являлось ЗАО "<...>".

Потерпевшая К. в своей кассационной жалобе просит Судебную коллегию отменить приговор, т.к. считает назначенное ЛАХНО наказание несправедливо мягким.

По мнению потерпевшей, обстоятельства совершенного преступления, поведение осужденного, не признавшего свою вину и не раскаявшегося в содеянном, должны повлечь назначение ему не условного, а реального наказания в виде лишения свободы.

Потерпевшая В. в своей кассационной жалобе также ставит вопрос об отмене приговора в связи с чрезвычайно мягким наказанием, которое было назначено осужденному ЛАХНО.

В жалобе отмечается, что после совершенного преступления ЛАХНО своевременно не оказал помощи пострадавшим, что лишило их необходимой срочной медицинской помощи. Осужденный не раскаялся в совершенном преступлении, не стремился загладить причиненный им вред.

В кассационной жалобе гражданского ответчика ОАО "<...>" ставится вопрос об отмене приговора в части, касающейся удовлетворения гражданских исков в пользу потерпевших К., К., П., Т., Р., В. и Б. о возмещении им материального ущерба и компенсации морального вреда, а также о передаче вопроса о разрешении гражданских исков в порядке гражданского судопроизводства.

В жалобе обращается внимание на то, что при рассмотрении гражданского иска судом были существенно нарушены процессуальные права гражданского ответчика. В приговоре не приведены мотивы принятого решения о размере компенсации морального вреда, в частности, компенсации морального вреда потерпевшим К. и К.

Кроме того, из текста приговора не ясно: были ли судом приняты во внимание и учтены при разрешении иска, установленные этим же приговором обстоятельства того, что авиакатастрофа произошла, в том числе и по вине погибшего экипажа; а именно: и из-за отсутствия радиоосмотрительности экипажа вертолета МИ-8Т, и допущенной пилотом К. дезинформации диспетчера о своем местонахождении.

Участники судебного процесса, после ознакомления с поданными кассационными жалобами, принесли на них свои письменные возражения, которые приобщены к материалам уголовного дела.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора суда.

Виновность осужденного ЛАХНО в совершении преступления при установленных приговором обстоятельствах полностью подтверждена доказательствами, которые были добыты в ходе предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

Так, виновность осужденного ЛАХНО подтверждается:

его показания на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что в состав экипажа им был включен в качестве второго пилота С., занявший правое пилотское сиденье. В ходе полета он планировал проверить технику пилотирования С. в аэродромных условиях и совместить тренировочный и производственный полеты. Полетным заданием предполагалась транспортировка на внешней подвеске к вертолету КА-32 емкости с авиационным керосином. Вскоре после начала полета, он увидел впереди парящую птицу и принял решение обойти птицу низом, учитывая при этом наличие тяжелого груза и расчетную безопасную высоту. Через несколько секунд после начала снижения, он почувствовал рывок вертолета. Посмотрев вниз, он увидел падающий вертолет МИ-8, который столкнулся с землей. До авиапроисшествия он вертолета МИ-8 не видел, экипаж этого вертолета в радиоэфир не выходил, диспетчер о работе воздушного судна в зоне полета его не предупреждал;

показаниями потерпевших Т., Р., К., П., Б., В. показаниями свидетелей С., Л., К. Л., Г. М., А., Т., Б., Ш. С., С. Г., И., Ж. показаниями эксперта Е. специалистов К. К.

материалами уголовного дела:

заключением Окончательного отчета по результатам расследования катастрофы вертолета МИ-8Т <...> при его столкновении с системой внешней подвески вертолета КА-32Т <...> составленной Комиссией по расследованию авиационных происшествий при Межгосударственном авиационном комитете (МАК);

выводами проведенных комплексных авиационно-технической судебной экспертиз;

заключениями судебно-медицинских экспертиз N <...> о причинах наступления смерти В., К., П., Б. о характере и тяжести телесных повреждений и механизме их образования; заключениями судебно-медицинских экспертиз N <...> в отношении потерпевших Т. и Р.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности ЛАХНО, были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованным в суде доказательствам суд в приговоре дал объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом процессуальные права ЛАХНО, в том числе и его право на защиту от обвинения, на всех стадиях процесса были реально обеспечены.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности осужденного ЛАХНО и на правильность квалификации его действий, допущено не было.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного ЛАХНО по ст. 263 ч. 3 УК РФ, как нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта лицом, в силу выполняемой работы и занимаемой должности обязанным соблюдать эти правила, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему и смерть более двух (четверых) лиц.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы кассационных жалоб осужденного ЛАХНО и защищающего его интересы адвоката НЕМОЙТИНА Е.Р. о недоказанности виновности осужденного, об отсутствии в действиях осужденного состава преступления.

Приведенными в приговоре доказательствами подтверждено то, что осужденный ЛАХНО своими действиями нарушил правила безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, которые предусмотрены Наставлением по производству полетов гражданской авиации СССР, утвержденные Приказом МГА СССР от 8 апреля 1985 года (НПП ГА-85), действующие до настоящего времени, а именно:

- п. 5.5.1 согласно которому: командир воздушного судна принимает решение на вылет на основании готовности экипажа к выполнению полета;

- п. 3.4.1 согласно которому: формирование экипажей воздушных судов проводится в порядке, устанавливаемом МГА, с учетом уровня подготовленности, деловых и моральных качеств членов экипажа;

- п. 3.5.1 согласно которому: допуск к самостоятельным полетам лиц летного состава, имеющих свидетельства специалистов, осуществляется в порядке, устанавливаемом программами подготовки летного состава (ППЛС) по типам воздушных судов.

В ходе судебного заседания установлено, что включение в состав экипажа в качестве второго пилота, пилота-стажера С. занимавшее правое пилотское сиденье, было осужденным ЛАХНО осуществлено в нарушение указанных выше регламентов, поскольку его профессиональная подготовка была недостаточна для выполнения планируемых экипажем работ.

Кроме того, осужденным ЛАХНО были нарушены:

- п. 5.3.1 НПП ГА-85 согласно которому: правила визуальных полетов предусматривают необходимость выдерживания установленных интервалов между воздушными судами путем визуального наблюдения экипажем за полетами других воздушных судов;

- п. 5.3.5 НПП ГА-85 согласно которому: полеты по ПВП выполняются с максимальной осмотрительностью всех членов экипажа воздушного судна;

- п. 7.1.9 согласно которому: на протяжении всего полета и особенно в местах пересечения (схождения) воздушных трасс, экипаж обязан соблюдать осмотрительность, непрерывно следить за внешним радиообменом и анализировать воздушную обстановку в зоне, где находится воздушное судно.

Результатами проведенных экспертных исследований и заключением Окончательного отчета МАК установлено, что ведение визуальной и радиоосмотрительности экипажа КА-32 не соответствовало требованиям существующих наставлений.

Именно несоблюдение указанных выше правил, явилось причиной, наряду с ошибками, допущенными экипажем вертолета МИ-8, произошедшей авиакатастрофы, причиной гибели экипажа вертолета МИ-8.

Утверждения осужденного и его адвоката о невозможности, в условиях возникшей воздушной обстановки, обеспечения визуального наблюдения и своевременного обнаружения вертолета МИ-8, а также об отсутствии причинной связи между, включением в состав экипажа вторым пилотом С. и произошедшим столкновением воздушных судов, необоснованны.

Инструкция по правилам ведения осмотрительности на земле и в воздухе экипажами воздушных судов гражданской авиации предусматривает, что ведение осмотрительности - это действия экипажа (пилота) направленные на получение информации о воздушной обстановке и начинается с момента посадки в воздушное судно и продолжается в процессе полета до заруливания на место стоянки. В силу требований п. п. 5.3.5 и 7.1.9 НПП ГА-85 обязанность ведения осмотрительности была возложена на весь экипаж воздушного судна, следовательно, и на второго пилота С. который занимал правое пилотское сиденье.

Анализируя факторы, влияющие на ведение осмотрительности и учитывая конкретные условия происходившего полета, суд, на основании заключений экспертов и специалистов пришел к объективному выводу о том, что с учетом полетной видимости 18 августа 2005 года (7 000 метров), солнечного дня (7 октанов), нахождения солнца сзади слева вертолета КА-32 и освещения им вертолета МИ-8, цветовой раскраски МИ-8, контрастной на фоне болотисто-лесистой местности, с учетом конструктивных особенностей кабины вертолета КА-32, командир воздушного судна ЛАХНО, начиная с 10 час. 05 мин. 30 сек., т.е. до начала разворота и маневра по снижению высоты полета, мог и должен был наблюдать вертолет МИ-8, т.к. расстояние между суднами в этот период времени было около 3 000 метров и только начиная с расстояния около 1 500 метров, вертолет МИ-8 по вертикали "уходил под нижний правый обрез остекления кабины вертолета КА-32.

Приведенные в приговоре, и оцененные судом, наряду со всеми иными доказательствами, выводы заключения Окончательного отчета МАК о том, что помимо изложенных выше нарушений правил полетов, допущенных осужденным ЛАХНО, катастрофа произошла "в том числе и из-за отсутствия радиоосмотрительности экипажа вертолета МИ-8", а также из-за того, что пилот вертолета МИ-8 К. "дезинформировал диспетчера о своем местонахождении", не опровергают окончательных выводов суда о причинах катастрофы и степени виновности в ней осужденного ЛАХНО.

Судебная коллегия считает необоснованными доводы кассационного представления и кассационной жалобы ЗАО "<...>" об ошибочном, по их мнению, исключении судом из обвинения ЛАХНО указаний о нарушении ряда положений и требований НПП.

Приговор суда содержит тщательный анализ каждого пункта предъявленного ЛАХНО обвинения, мотивированные оценки доказательств обвинения и версий защиты, оценки достаточности представленных доказательств и их соотношению к предъявленному обвинению.

При определении окончательного объема обвинения, суд первой инстанции обоснованно исключил из обвинения указания органов следствия на нарушения тех норм и правил, в том числе и указанные в кассационных представлении и жалобе, а именно: нарушения требований п. 18 раздела 5 ФАП ПВП РФ - п. 4а.2.1.5; п. 4а.2.1.6 РЛЭ КА-32; п. 7.5.2; п. 7.5.3; п. 7.5.4 НПП ГА-85; которые не нашли своего достаточного подтверждения в судебном заседании, либо не находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями.

Судебная коллегия отмечает, что суд первой инстанции при назначении ЛАХНО наказания, руководствуясь требованиями ст. 60 УК РФ, объективно учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления его тяжесть (преступление относится к преступлениям средней тяжести), характер наступивших последствий, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, отсутствие обстоятельств отягчающих наказание.

Судом в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 61 УК РФ, в качестве обстоятельств смягчающих наказание признано: наличие у ЛАХНО правительственных наград, а также оказание им помощи потерпевшим, т.е. принятие мер к доставке их с места падения вертолета МИ-8 к месту оказания им медицинской помощи.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о возможности назначения условного наказания.

Судебная коллегия отмечает, что назначенное осужденному ЛАХНО наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, а доводы кассационного представления и кассационных жалоб потерпевших К. и В. о чрезмерной мягкости назначенного наказания признает необоснованными.

Не подлежат удовлетворению и доводы кассационных жалоб представителей ЗАО "<...>" и гражданского ответчика ОАО "<...>", оспаривающих обоснованность принятых судом решений по заявленным гражданским искам.

Принятое судом, на основании ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ, решение о взыскании с ОАО "<...>", которое является собственником вертолета КА-32 и надлежащим ответчиком, в пользу потерпевших К., П. Т., В., Б. денежных сумм в возмещение причиненного материального ущерба: средств затраченных на установку надгробных памятников, на оплату услуг представителям, на приобретение лекарств и лечение, обоснованно и подтверждено представленными документами.

Удовлетворение исков о компенсации причиненного потерпевшим К., К., П., Т., Р., В. и Б. морального вреда соответствует правилам, предусмотренным ст. 1100 ГК РФ. Признавая правильность принятого судом решения о частичном удовлетворении заявленных потерпевшими исковых требований, кассационная коллегия считает, что размер определенной судом компенсации морального вреда, отвечает требованиям соразмерности и разумности, соответствует степени их моральных и нравственных страданий, учитывает материальное положение истцов.

Допущенные судом нарушения гражданско-процессуального порядка рассмотрения заявленных потерпевшими гражданских исков, выразившиеся в определенном ограничении прав гражданского ответчика, о чем указывается в кассационной жалобе, не могут быть признаны существенными. Судебная коллегия считает, что указанные процессуальные нарушения не могут являться основанием для отмены принятого судом правильного и справедливого решения.

Обоснованным, по мнению Судебной коллегии, является и принятое судом первой инстанции решение о невозможности объективного разрешения исковых требований ЗАО "<...>" к ОАО "<...>" о возмещении имущественного ущерба на сумму <...> рублей, в связи с авиакатастрофой и разрушением вертолета МИ-8.

Рассмотрение заявленного иска с необходимой полнотой и объективностью требует уточнения правовых оснований и обоснованности исковых требований, проверки юридических оснований предъявления иска ЗАО "<...>" и размера ущерба, с учетом фактически понесенных убытков. Выяснение указанных обстоятельств повлечет, как это правильно отмечается в приговоре, необходимость истребования дополнительных документов, допроса свидетелей и выполнения иных продолжительных действий, которые представляются суду затруднительными в рамках рассмотрения настоящего уголовного дела.

Принятое судом решение о рассмотрении исковых требований ЗАО "<...>" в порядке гражданского судопроизводства, в условиях признания судом права на удовлетворение исковых требований, не нарушает законных прав и интересов сторон.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра от 31 октября 2008 года в отношении ЛАХНО П.В. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя СУХАРЕВОЙ А.Б., кассационные жалобы осужденного ЛАХНО П.В., адвоката НЕМОЙТИНА Е.Р., потерпевших К., В., гражданского ответчика ОАО "<...>", ЗАО "<...>" - оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"