||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2009 г. N 34-009-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ворожцова С.А.

судей Истоминой Г.Н. и Старкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2009 года кассационные жалобы осужденных Иванова С.В., Чаурова А.А., Голуба М.М. на приговор Мурманского областного суда от 28 ноября 2008 года, которым

Иванов С.В. <...> судимый

2 октября 2001 г. по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освободился 15 августа 2003 г. условно-досрочно на 1 год 11 месяцев 12 дней;

3 марта 2008 г. по п. "а" ч. 4 ст. 162, п. "а" ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 30 п. "а" ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 158 (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г.), ч. 1 ст. 221 УК РФ к 10 годам лишения свободы, наказание не отбыто

осужден по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания по настоящему приговору с наказанием, назначенным по приговору от 3 марта 2008 г. окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Чауров А.А. <...>, судимый

3 марта 2008 г. по п. "а" ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 161, п. "а" ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 30 п. "а" ч. 4 ст. 158 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, наказание не отбыто

осужден по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 4 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания по настоящему приговору с наказанием, назначенным по приговору от 3 марта 2008 г. окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Чауров на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от наказания по ч. 2 ст. 325 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Голуб М.М. <...>

осужден по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Иванова С.В., Голуба М.М., Чаурова А.А., Бессмертнова И.И., Велевко А.Н., Агеева Р.М. в солидарном порядке в возмещение материального ущерба в пользу К. <...> рублей, в пользу П. <...> рублей, в пользу К. <...> рублей.

По настоящему делу осуждены также Бессмертнов И.И., Велевко А.Н. и Агеев Р.М., приговор в отношении которых не обжалован.

Иванов, Чауров и Голуб осуждены за разбойное нападение на К. и П. с целью похищения имущества в крупном размере, организованной группой, с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено ими в период с ноября по 4 декабря 2006 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.П., объяснения адвоката Кузнецова Р.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы осужденного Голуба М.М. об изменении приговора, мнение прокурора Самойлова И.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Чауров А.А. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что установленные судом обстоятельства нападения на К. и П. не нашли подтверждения в судебном заседании.

Со ссылкой на показания Иванова, Бессмертнова, а также на свои показания в судебном заседании утверждает, что он договорился с остальными участниками преступления совершить хищение имущества К. путем обмана, проникнуть в его квартиру под видом работников милиции. Из показаний самих потерпевших К. и П. следует, что они воспринимали происходящее в их квартире как обыск. Сейф К. открыл, полагая, что находящиеся в квартире люди действуют в соответствии с предоставленными им полномочиями. Вплоть до самостоятельного освобождения потерпевшие не предполагали возможности хищения из их квартиры. Таким образом, характер и результат действий осужденных стал очевиден для потерпевших, когда участники преступления скрылись. В связи с этим считает, что не должен нести ответственность за разбойное нападение.

Не согласен он и с оценкой его действий как совершенных организованной группой, поскольку не существовало тесного объединения лиц, знаком он был только с Бессмертновым, с которым поддерживал дружеские отношения, а потому полагает, что отсутствует признак устойчивости группы. Считает, что правильно его действия надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Кроме того из объема обвинения как не нашедшее подтверждения в судебном заседании подлежит исключению хищение игрового устройства стоимостью <...> рублей, фоторамки "<...>" стоимостью <...> рублей, мужской сумки-барсетки стоимостью <...> рублей, визитницы стоимостью <...> рублей, кошелька стоимостью <...> рублей, часов "<...>" стоимостью <...> рублей, денежных средств в размере <...> рублей, а также имущества П. На сумму этого имущества должен быть уменьшен и размер гражданского иска.

Необоснованным считает и вывод суда о доказанности его участия в хищении военного билета К. поскольку умысла на хищение документов потерпевшего не имел, обыскав его карманы, нашел паспорт, который возвратил, а военного билета не видел. Потерпевший в суде также подтвердил отсутствие у него документов.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым. Суд не в должной степени учел его явку с повинной, принятие мер по возмещению ущерба К.

Просит приговор изменить, применить по эпизоду о разбойном нападении уголовный закон о менее тяжком преступлении, исключить квалифицирующий признак совершение преступления организованной группой и смягчить наказание.

По эпизоду обвинения в хищении паспорта оправдать за отсутствием события преступления.

В части разрешения гражданских исков К., К. и П. приговор отменить.

Осужденный Иванов С.В. в своей кассационной жалобе указывает, что исследованными в судебном заседании доказательствами не подтверждается совершение преступления организованной группой. Участники преступления действовали группой по предварительному сговору таких признаков как устойчивость, стабильная связь между членами группы, согласованность действий, распределение ролей, планирование их группа не имела. Он не являлся ни организатором, ни руководителем группы, что подтверждается распечаткой телефонных разговоров, в ходе которых он спрашивал совета у других участников, принимал решения единолично. При этом решения ими не планировались, а принимались в зависимости от обстановки. Инициатором преступления в отношении К. он не был. За потерпевшим не следили, а лишь ожидали удобного случая, чтобы обманным путем совершить преступление. Подробно приводя содержание телефонных разговоров с участниками преступления, отмечает, что суд дал им неправильную оценку. По его мнению, эти разговоры свидетельствуют о том, что никакой подготовки к преступлению не было, что все решения они принимали спонтанно, наобум, потому что не знали, как все будет происходить.

Не согласен он и с квалификацией его действий как разбойное нападение. Утверждает, что целью их действий было обмануть потерпевшего, выдать себя за работника милиции и таким образом похитить имущество и деньги потерпевшего. Для этого они переоделись в форму работников милиции, а для того, чтобы добиться подлинного сходства взяли наручники и винтовку. Полагает, что это им удалось. К. им поверил и сам открыл сейф. Сомнений у К. в правомерности их действий не было. П. также полагал, что все в их квартире происходит в рамках закона. Связали они потерпевших только после того, как похитили имущество и деньги и собирались уходить. Жизни и здоровью потерпевших ничего не угрожало. Никто потерпевшим оружием не угрожал. Винтовка служила лишь элементом формы сотрудника милиции.

Указывает также, что не похищал игрового устройства <...> стоимостью <...> рублей, фоторамки "<...>" стоимостью <...> рублей, двух пылесосов стоимостью <...> рублей и <...> рублей, визитницы стоимостью <...> рублей, часов "<...>" стоимостью <...> рублей, денежных средств в размере <...> рублей, а также имущества П. денег в размере <...> рублей, часов стоимостью <...> рублей, шубы стоимостью <...> рублей. Эти вещи не брали и другие участники преступления. После хищения все вещи привезли к нему домой, и перечисленного среди них не было.

Изъятые у него при задержании личные вещи не возвратили ему, и эта его просьба, высказанная в судебном заседании, осталась без удовлетворения.

Просит переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 159 УК РФ и снизить наказание.

Возвратить ему 24 компьютерных оптических диска, ДВД-плеер <...> с пультом дистанционного управления и диском, 3 мобильных телефона изъятые у него в ходе обыска.

Осужденный Голуб М.М. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней также просит переквалифицировать его действия на ст. 159 УК РФ, снизить назначенное ему наказание с применением ст. 73 УК РФ.

По доводам жалобы обязательным признаком разбоя является нападение, которое характеризуется внезапностью и агрессивностью. Из описательной же части приговора не следует, чтобы подсудимые действовали агрессивно и внезапно. Напротив, они, используя камуфлированную одежду, представившись сотрудниками милиции создали перед потерпевшими видимость законности своих действий. Наличие пневматической винтовки являлось необходимым атрибутом форменной одежды. Цели использовать это "псевдооружие" либо угрожать его применением у них не было. Более того, как следует из показаний потерпевших они до последнего момента действительно воспринимали их как сотрудников милиции. Крайне нелогична версия, что потерпевшие боялись незаконного применения оружия представителями власти. Изначально подсудимые планировали совершение хищения путем обмана, и все их действия являются мошенничеством. В подтверждение этого приводятся показания потерпевших П., К. подсудимых Иванова, Бессмертнова, Голуба, Валевко.

Не доказано и совершение им преступления в составе организованной группы. С Ивановым он познакомился в 2005 году, после чего год не виделись и встретились только перед совершением преступления. Чауров и Бессмертнов являлись для него малознакомыми людьми. Какие-либо постоянные связи с другими участниками преступления он не поддерживал, общую материальную базу они не создавали, с учетом этого полагает, что отсутствует необходимый признак организованной группы ее устойчивость.

В подтверждение этого приводит показания свои и подсудимых Иванова, Бессмертнова, Чаурова, а также свидетеля Б.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым. При назначении ему наказания суд не учел влияние назначенного наказания на его исправление. Он имеет постоянное место жительства, работает, ранее к уголовной ответственности не привлекался, не страдает зависимостью от каких-либо психотропных веществ, помогает жене и ребенку.

Все эти обстоятельства позволяли суду применить к нему условное осуждение в соответствии со ст. 73 УК РФ.

С учетом этого считает приговор незаконным и несправедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в разбойном нападении правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт похищения имущества потерпевших не оспаривается в кассационных жалобах.

Осужденные Чауров и Иванов оспаривают лишь объем похищенного, утверждая, что не похищали имущества П. а также игрового устройства, фоторамки, визитницы, часов, барсетки, кошелька и денежных средств в размере <...> рублей.

Однако эти доводы жалоб осужденных опровергаются последовательными показаниями потерпевших К., П., которые как на предварительном следствии, так и в судебном заседании называли указанные выше вещи как похищенные из их квартиры.

Оснований не доверять показаниям потерпевших суд не имел, а потому обоснованно признал их достоверными.

Принимая во внимание показания потерпевших, то обстоятельство, что в совершении хищения имущества из квартиры потерпевших принимали участие помимо Чаурова и Иванова и другие осужденные, наличие у них реальной возможности распорядиться похищенным после сокрытия с места преступления, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в похищении имущества потерпевших в полном объеме, в том числе и игрового устройства, фоторамки, визитницы, часов "<...>", барсетки, кошелька и денежных средств в размере <...> рублей, принадлежащих К., а также имущества и денег П. на общую сумму <...> рублей.

Что касается доводов жалобы Иванова о том, что им и другими осужденными не похищались два пылесоса, то, как следует из приговора, Иванов, Чауров, Голуб и Бессмертнов не осуждены за хищение двух пылесосов.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалоб о неправильной квалификации действий осужденных по п. "а" ч. 4 ст. 164 УК РФ.

Как установлено судом, и эти обстоятельства не оспариваются в жалобах, Иванов, Бессмертнов, Чауров и Голуб договорились совершить хищение имущества К. С целью незаконного проникновения в жилище потерпевшего Иванов разработав план, избрал способ нападения с использованием форменной одежды и пневматической винтовки "Юнкер-2" для маскировки своих действий под видом законных мероприятий, проводимых сотрудниками милиции. В ходе подготовки к совершению нападения они осуществляли наблюдение за потерпевшим. К совершению преступления они привлекли также Валевко и Агеева. 4 декабря 2006 года они приступили к непосредственному исполнению плана нападения. Иванов, Бессмертнов и Чауров, переодевшись в камуфлированную форму сотрудников милиции, взяв с собой шапки-маски, наручники и пневматическую винтовку модели "Юнкер-2", вместе с Голубом на автомашине под управлением Валевко прибыли к дому потерпевшего, где стали его ожидать. В период с 00 часов 8 минут до 00 часов 26 минут Иванов, Чауров, Бессмертнов и Голуб остановили потерпевшего, при этом Голуб представился по имени действующего сотрудника милиции и продемонстрировал свое служебное удостоверение, не давая К. возможности рассмотреть его, и потребовал К. сесть в автомашину. Потерпевший, заметив винтовку, подчинился их требованиям. В салоне автомашины участники нападения потребовали от К. провести их к нему домой якобы для проведения обыска. Таким образом они незаконно проникли в квартиру потерпевшего. Потребовав от К. и находившейся в квартире П. пройти в спальню, Иванов пристегнул их друг к другу наручниками, при этом в комнате постоянно находился кто-нибудь из участников нападения с пневматической винтовкой.

Иванов, Чауров, Бессмертнов, Голуб и Валевко стали обыскивать квартиру и укладывать в сумки найденные ценности и имущество. По указанию Иванова в квартиру прибыл Агеев, который, выдав себя за сотрудника милиции, поддержал действия участников преступления.

Испытывая психологическое давление, К. по требованию Агеева и Валевко вынужден был открыть сейф, в котором находились денежные средства в крупном размере, золотые часы и крест, которые были похищены. Уложив похищенное в сумки, Агеев, Валевко и Голуб вышли из квартиры, а Иванов, Чауров и Бессмертнов с целью обеспечить себе возможность беспрепятственно скрыться с похищенным, сняв с потерпевших наручники, связали К. и П. руки и ноги шнуром от шторы, а рот заклеили скотчем.

Из показаний потерпевшего К. следует, что его и П. пристегнули друг к другу наручниками, не разрешали выйти из спальни, с ними постоянно находился кто-то из пришедших, они боялись за свою жизнь, поскольку видели у лиц в камуфлированной форме автомат.

Из показаний П. на предварительном следствии, которые она подтвердила в судебном заседании, также следует, что вошедшие в квартиру мужчины требовали от нее и К. полного повиновения, при этом Голуб и Агеев указывали, что им надо делать, угрожая тем, что будет хуже, она была сильно напугана, так как у мужчин в форме постоянно видела автомат.

Кроме того потерпевшие К. и П. пояснили в судебном заседании, что как только освободились, сразу убедились в похищении их имущества и денег.

Таким образом, установленные судом фактические обстоятельства содеянного, показания потерпевших о характере действий осужденных, после ухода которых они сразу обнаружили пропажу имущества и денег, свидетельствуют об открытом способе хищения имущества и денежных средств потерпевших. При этом сами осужденные осознавали открытый характер своих действий по хищению имущества потерпевших. Использование ими форменной одежды работников милиции, заявление о необходимости производства обыска в квартире потерпевшего позволило им лишь беспрепятственно проникнуть в квартиру.

Находясь же в квартире, осужденные достигли цели похищения имущества и денежных средств путем применения насилия к потерпевшим, надев на К. и П. наручники, а также путем угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, выразившейся в демонстрации имевшейся у них винтовки, которую потерпевшие воспринимали как огнестрельное оружие.

Уходя из квартиры, Иванов, Бессмертнов и Чауров связали К. и П., заклеили им рты скотчем. Эти действия осужденных, как правильно отметил суд в приговоре, свидетельствуют о том, что они осознавали, что им не удалось убедить потерпевших в правомерности и законности своих действий.

При таких обстоятельствах доводы жалоб о совершении осужденными тайного хищения нельзя признать обоснованными.

Не могут быть расценены действия осужденных и как мошенничество, объективная сторона которого выражается в добровольной передаче потерпевшим своего имущества под влиянием обмана или злоупотребления доверием. Такие обстоятельства по настоящему делу не установлены. Имущество и деньги потерпевшие не передавали осужденным. Последние завладели имуществом и денежными средствами К. и П. открыто с угрозой применения насилия, опасного для их жизни и здоровья.

Принимая во внимание изложенное, суд правильно квалифицировал действия осужденных по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбойное нападение, совершенное организованной группой в целях хищения имущества в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище.

Совершение Ивановым, Бессмертновым, Чауровым и Голубовым разбойного нападения в составе организованной группы подтверждается не только вступившим в законную силу приговором Мурманского областного суда от 3 марта 2008 года, которым признано установленным создание Ивановым, Чауровым и Бессмертновым организованной группы, но и обстоятельствами совершения разбойного нападения.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что осужденные тщательно подготовились к совершению преступления, предварительно разработали план нападения, распределив роли. Для облегчения совершения преступления ими осуществлялось наблюдение за потерпевшим, были подготовлены и использованы форменная одежда, наручники, пневматическая винтовка, средства связи, транспортные средства. При подготовке к совершению преступления Иванов вовлек в состав организованной группы и Голуба. В ходе подготовки к нападению члены группы постоянно общались, встречались друг с другом.

Вопреки доводам жалоб анализ телефонных переговоров между осужденными, который подробно приведен в приговоре, подтверждает, что создателем и руководителем группы являлся Иванов. Именно он планировал преступление, распределял роли участников, давал им указания, решал вопрос о времени нападения, об обеспечении группы автотранспортом, о составе участников, по согласованию с ним Голуб вовлек в совершение преступления Валевко. Кроме того Иванов приискал каналы сбыта похищенного, распределил доли участников.

Из телефонных переговоров между осужденными также следует, что Голуб знал о преступной деятельности участников группы, активно участвовал в подготовке преступления, выполняя отведенную ему роль по приисканию транспорта, привлечению к совершению преступления Валевко, осуществлению наблюдения за домом потерпевшего. В нападении на потерпевшего Голуб, Чауров и Бессмертнов приняли активное участие, выполняя отведенную каждому из них роль согласно достигнутой предварительно договоренности.

По изложенным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий осужденных на ст. ст. 158, 159 УК РФ, а также для исключения квалифицирующего признака совершение разбоя организованной группой, о чем ставится вопрос в жалобах.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Смягчающее наказание Чаурова обстоятельство: явку с повинной, частичную компенсацию им материального ущерба К., а также положительные данные о личности Голуба, на которые имеются ссылки в жалобе, а именно, отсутствие у него судимости, наличие у него постоянного места жительства и работы, нахождение на иждивении малолетнего ребенка, частичное возмещение материального ущерба К. в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденным. Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым и для его снижения, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Не является основанием отмены приговора и то обстоятельство, что в резолютивной части приговора не разрешена судьба изъятых в ходе обыска у Иванова 24 компьютерных оптических дисков, ДВД-плеера "<...>" с пультом дистанционного управления и диском, 3 мобильных телефонов, о чем указывается в жалобе Иванова.

Данный вопрос разрешен отдельным постановлением суда.

Правильным является и решение суда об освобождении Чаурова и Бессмертнова от наказания по ст. 325 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Доводы жалобы осужденного Чаурова о непричастности к похищению военного билета К. опровергаются показаниями потерпевшего К. на предварительном следствии и в первом судебном заседании о том, что Чауров и Бессмертнов избили его в автомашине и кто-то из них вытащил из карманов его одежды военный билет и паспорт.

Показания потерпевшего подтвердила с его слов свидетель К. которая кроме того пояснила, что в отделе милиции она услышала, что работники милиции нашли документы сына недалеко от подъезда дома.

Свидетель М., выезжавший в составе патрульно-постовой службы по вызову потерпевшего, пояснил, что в квартире К. были задержаны Чауров и Бессмертнов. При доставлении задержанных в отдел милиции К. рассказал о похищении у него личного имущества, паспорта и военного билета. Предположив, что Бессмертнов и Чауров могли выбросить документы при задержании, он вернулся во двор дома, где у подъезда в том месте, где ранее стояла автомашина задержанных он обнаружил паспорт, военный билет, мобильный телефон и упаковку с металлическими шариками.

Показания свидетеля М. подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на проезжей части у подъезда дома, где проживает потерпевший, обнаружены и изъяты военный билет и паспорт на имя К., мобильный телефон и пакет с металлическими шариками.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал достоверными показания потерпевшего К. на предварительном следствии, признал доказанным факт похищения Чауровым важных личных документов потерпевшего и в связи с истечением сроков давности уголовного преследования освободил его от наказания.

Оснований для отмены этого решения суда Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 28 ноября 2008 года в отношении Иванова С.В. Чаурова А.А. Голуба М.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

ВЕРНО:

Судья Верховного Суда РФ

Г.Н.ИСТОМИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"