||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2009 г. N 89-008-91

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Толкаченко А.А. и Эрдыниева Э.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2009 года

кассационные жалобы осужденных Крекниной И.В. и Нефедовой Е.В.

на приговор Тюменского областного суда от 10 ноября 2008 года, которым осуждены с применением ст. 62 УК РФ

Крекнина И.В., <...>

по ч. 1 ст. 161 УК РФ - к 2 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 115 УК РФ - к 6 месяцам исправительных работ, с удержанием <...> % заработка в доход государства;

по ч. 5 ст. 33 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69, ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, - к 12 годам лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Нефедова Е.В., <...>

п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 14 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осужден Яковлева В.Н., <...> по ст. 316 УК РФ, с применением ст. 62, 73 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 2 года, приговор в отношении которого не обжалуется.

Приговором также решены вопросы о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко А.А., мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Гулиева А.Г., полагавшего приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, объяснения осужденной Нефедовой Е.В., поддержавшей доводы своей кассационной жалобы,

Судебная коллегия

 

установила:

 

Крекнина признана виновной и осуждена:

за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества - мобильного телефона потерпевшей М. стоимостью <...> рублей,

за умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшей М., вызвавший кратковременное расстройство здоровья,

а также за пособничество Нефедовой в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти М. с целью скрыть другое преступление.

Нефедова признана виновной и осуждена за убийство, то есть умышленное причинение смерти М. с целью скрыть другое преступление.

Указанные преступления совершены в мае - июне 2008 года в городе <...> при установленных судом и указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Крекнина виновной признала себя полностью, Нефедова виновной себя не признала, показав, что в силу опьянения не помнит обстоятельств содеянного.

В кассационных жалобах:

осужденная Крекнина, не соглашаясь с приговором суда, просит изменить его вследствие чрезмерной суровости;

указывает, что у нее не было умысла и вмененной ей цели на убийство М., как не было и сговора с Нефедовой;

считает, что нож Нефедовой она передала для того, чтобы напугать М., а молоток принесла, находясь в состоянии шока;

утверждает, что телефон не похищала, а М. отдала его добровольно, поскольку должна была ей деньги;

осужденная Нефедова просить отменить приговор,

оспаривает квалификацию своих действий, указывая, что обстоятельства совершенного преступления не помнит в силу опьянения, а знает о них со слов Крекниной,

утверждает об отсутствии умысла и инкриминированной ей цели на убийство М., поскольку личная неприязнь к М. имелась не у нее, а у Крекниной;

считает, что судом не были приняты во внимание показания Яковлева о том, что она, Нефедова, находилась в сильном алкогольном опьянении и не могла передвигаться, а также ее показания о конкретизации ножа и об отсутствии на изъятых ножах отпечатков ее пальцев;

ссылается на недостаточное исследование ее психического состояния;

также выражает несогласие с ее отрицательной характеристикой.

В возражениях на жалобу Нефедовой осужденная Крекнина со ссылкой на материалы дела выражает несогласие с доводами Нефедовой, которые просит оставить без удовлетворения.

В возражениях на жалобы Нефедовой и Крекниной государственный обвинитель, анализируя приговор и материалы дела, опровергает содержащиеся в них доводы, просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Решения суда в части установления фактических обстоятельств содеянного Крекниной и Нефедовой, доказанности предъявленного осужденным обвинения в убийстве, а Крекниной, кроме того, в хищении носят обоснованный и мотивированный характер.

Содержащиеся в приговоре выводы обоснованы достаточной совокупностью исследованных и критически оцененных доказательств, как это предусмотрено ст. 88 и 307 УПК РФ. В том числе детальными показаниями Крекниной о своих действиях и действиях Нефедовой, неоднократно данными на предварительном следствии и в суде, с указанием мотивов, а также индивидуальных особенностей содеянного ими и обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, которые могли быть известны лишь очевидцам и соучастникам инкриминированного убийства.

Показания осужденной Крекниной о своих пособнических действиях и действиях Нефедовой как исполнительницы убийства, проверенные и подтвержденные на месте, согласуются с показаниями в ходе следствия осужденного Яковлева, очевидицы К., показаниями Нефедовой, подтвержденными ею в собственноручном заявлении и при их проверке на месте, протоколом осмотра места происшествия и других следственных действий, заключениями экспертов, вещественными доказательствами.

Представленные сторонами доказательства оценены судом по правилам УПК РФ, с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в их совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При этом суд, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, проверил доводы стороны защиты, в том числе те, которые содержатся в кассационных жалобах, указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе отдельные показания осужденных в ходе следствия и в суде.

Содержащиеся в приговоре выводы суда о достоверности указанных доказательств, об их получении по правилам УПК РФ, о разрешении имеющихся в доказательствах противоречий носят мотивированный характер.

Выводы суда в этой части Судебная коллегия признает обоснованными, а доводы кассационных жалоб осужденных о несоответствии приговора фактическим обстоятельствам, о неполноте судебного следствия, об обвинительном уклоне судебного разбирательства, о нарушении по делу норм УПК РФ, в том числе правил доказывания, - несостоятельными.

Так, приговором суда достоверно установлен факт совершенного Нефедовой убийства, с указанием места, времени, способа, орудий его совершения.

Вывод о наличии у Нефедовой прямого умысла на лишение жизни М. обоснован показаниями К., Яковлева, потерпевшего, заключениями экспертов, вещественными доказательствами, показаниями осужденной Нефедовой, данными ею в ходе предварительного следствия, которые проверены в суде по правилам УПК РФ и признаны согласующимися между собой.

Показания Нефедовой в суде о том, что об изложенных ею добровольно в ходе следствия обстоятельствах убийства М. ей стало известно со слов Крекниной, а сама она преступление не совершала ввиду сильного алкогольного опьянения, проверены в ходе судебного следствия, своего подтверждения не нашли и мотивированно опровергнуты в приговоре.

Указанные доводы отвергнуты на основе показаний Крекниной И.В., свидетеля К. о том, что Крекнина И.В. принесла нож и передала его Нефедовой, которая нанесла удар под лопатку М. Затем Нефедова взяла М. за шиворот, села на кровать, М. посадила на пол спиной к себе, между ног, обхватила ее ногами и ударила в шею, перерезав переднюю часть шеи слева направо.

Достоверность указанных показаний обоснована, в том числе и тем, что они согласуются с соответствующим заключением судебно-медицинского эксперта о механизме, локализации и тяжести вреда здоровью М.

Кроме того, по заключению судебно-психиатрической экспертизы ссылка Нефедовой на частичную потерю памяти об обстоятельствах происшедшего является позицией ее защиты.

Аналогичным образом оценено изменение показаний в суде Яковлевым, а именно его желанием избежать уголовной ответственности за содеянное и помочь избежать ответственности Нефедовой.

Показания Яковлева, данные в судебном заседании оценены критически и не приняты во внимание, поскольку они противоречат его показаниям на следствии, взаимосвязанным с показаниями Крекниных, Нефедовой, данных ими в ходе предварительного следствия, и иным материалам дела.

При этом в суде исследовался и мотивированно не нашел своего подтверждения довод стороны защиты о том, что на Яковлева оказывалось какое-либо незаконное воздействие.

Данные им и иными лицами в ходе следствия показания судом первой инстанции проверены в судебном заседании и обоснованно признаны полученными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами Нефедовой о неустановлении достоверных орудий убийства М.

Содержащиеся в приговоре выводы о признании установленными орудий убийства основаны на показаниях всех осужденных в ходе следствия, свидетеля К. и осужденной Крекниной в суде, заключении эксперта, с учетом внесенных в него экспертом уточнений, как об этом, вопреки утверждениям жалобы Нефедовой, указано в приговоре.

Ссылки Нефедовой на то, что на орудиях преступления не найдены отпечатки ее пальцев, проверены и отвергнуты судом с учетом неоднократных показаний К., взаимосвязанных с другими доказательствами, о том, что после убийства М. Нефедова вымыла орудия убийства, а также совместно с К. убрала кровь и все иные следы преступления.

Вопреки доводам жалобы Нефедовой, исследованная в суде характеристика ее личности, данная участковым уполномоченным милиции, признана соответствующей действительности, поскольку подтверждается справками из наркологического и психоневрологического диспансеров, заключением психиатрической экспертизы и другими материалами дела.

Выводы суда о вменяемости Нефедовой и Крекниной сделаны судом на основе заключений экспертов, в совокупности с другими доказательствами, с учетом установленных обстоятельств дела и потому сомнений не вызывают.

Отраженные в протоколе ход судебного заседания и порядок исследования доказательств соответствуют положениям УПК РФ. С протоколом, как и со всеми материалами дела, включая заключения всех экспертиз, осужденные ознакомлены, замечаний по этому поводу от них не поступило.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что выводы суд о том, что действия Нефедовой носили осознанный, целенаправленный характер и об оценке их, как умышленное причинение смерти М., носят обоснованный и мотивированный характер.

С учетом изложенного, содержащиеся в ее кассационной жалобе доводы Судебная коллегия признает не основанными на фактических обстоятельствах дела, достоверно установленных в судебном заседании, и противоречащими достаточной совокупности доказательств, анализ и оценка которых приведен в приговоре.

Нельзя согласиться и с доводами Крекниной, виновность которой в пособничестве Нефедовой в умышленном причинении смерти М. также установлена на основе необходимой и достаточной совокупности доказательств, исследованных судом и изложенных в приговоре.

Действия Крекниной, предоставившей орудия убийства (нож и молоток) Нефедовой, судом правильно признаны пособничеством в умышленном причинении смерти М., выразившемся в содействии совершения преступления предоставлением орудий преступления, как это предусмотрено ч. 5 ст. 33 и ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает, что содержащиеся в приговоре выводы в части оценки убийства М., как совершенного в целях скрыть другое преступление, не соответствуют установленным в суде фактическим обстоятельствам дела, не основаны на совокупности исследованных в суде доказательств, которые бы бесспорно свидетельствовали об инкриминированной осужденным цели, а потому носят предположительный характер.

Приговор в части установления мотивов и целей содеянного Крекниной и Нефедовой в отношении М. содержит противоречия, которые судом не устранены и не разрешены в пользу подсудимых, как того требуют ст. ст. 14, 302 УПК РФ.

Так, решение суда о наличии у Нефедовой цели скрыть преступление не уточнено ссылками на конкретные преступления и противоречит имеющимся в этом же приговоре выводам о том, что Нефедова своими действиями поддерживала Крекнину, у которой имелись личные неприязненные отношения с М. по поводу хищения сотового телефона последней.

Согласно установленным судом фактическим обстоятельствам, между Крекниной и М. по указанным мотивам возникла ссора, переросшая в драку, сопровождавшаяся причинением осужденной Крекниной потерпевшей М. легкого вреда здоровью.

Указанные действия Крекниной обусловили мотивацию последующих действий Нефедовой по умышленному лишению М. жизни.

В приговоре не приведено доказательств того, что убийство М. совершено в целях скрыть преступление, а приведенные в приговоре данные такой цели не подтверждают.

Между тем, установление указанной цели исключает квалификацию убийства по признакам иных целей и мотивов, в том числе личных неприязненных отношений.

При таких обстоятельствах приговор в указанной части подлежит изменению ввиду неправильного применения уголовного и уголовно-процессуального закона, действия осужденных, как совершенные по мотивам личных неприязненных отношений, подлежат переквалификации:

Крекниной - с ч. 5 ст. 33 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ;

Нефедовой - с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, в приговоре имеются неразрешенные противоречия в части оценки причиненных М. телесных повреждений.

Так, Крекниной инкриминировано, что она дважды ударила по спине М. горлышком от разбитой бутылки, чем причинила ей легкий вред здоровью по признаку кратковременности его расстройства.

В то же время судом на основе исследованного заключения эксперта N <...> установлено, что при экспертизе трупа М. обнаружены следующие телесные повреждения: три ранения спины, два ранения в области левой брови и нижнего левого века, причиняющие легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства; ранение переднелевой поверхности шеи в верхней трети с повреждением внутренней яремной вены, ранение передней поверхности грудной клетки во 2-ом межреберье между среднеключичной и окологрудинной линиями, проникающее в левую плевральную полость со слепым ранением верхней доли легкого, причиняющие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; кровоподтеки лица, правого надплечья и спины, кровоизлияние в мягкие ткани лба, не причиняющие вреда здоровью. Не исключается возможность причинения резаных и колото-резаного ранения одним предметом.

Смерть М. наступила в результате резаного ранения шеи с повреждением внутренней яремной вены и проникающего колото-резаного ранения грудной клетки с повреждением легкого, приведших к развитию острой кровопотери.

Между тем, как указано в приговоре, судом было установлено, что Нефедова, используя нож в качестве орудия преступления, умышленно нанесла им ранения в жизненно важные органы человека - в область шеи и грудной клетки, от которых М. упала на пол. При этом Нефедова осознавала, что в результате ее действий М. будут причинены телесные повреждения, не совместимые с жизнью, от которых наступит ее смерть, и желала этого. Далее Нефедова с целью реализации умысла на причинение смерти М. продолжала наносить последней удары молотком в жизненно важный орган - по голове и прекратила причинять телесные повреждения М. после того, как последняя перестала подавать признаки жизни. При таких обстоятельствах Крекнина и Нефедова не могли не осознавать, что результатом их действий станет смерть потерпевшей. Смерть М. наступила на месте преступления. О направленности умысла Нефедовой на убийство М. свидетельствуют способ и орудия преступления, характер и локализация телесных повреждений, последующее после совершения преступления поведение виновной.

Крекниной же было вменено нанесение двух ударов горлышком от разбитой бутылки по спине М., повлекшие легкий вред здоровью потерпевшей по признаку кратковременности его расстройства.

Как видно из приговора, причинение иных повреждений, подпадающих под признаки легкого вреда здоровью, Крекниной и Нефедовой не вменялось и указанные противоречия о количестве и механизме нанесения М. легкого вреда здоровью в приговоре не разрешены.

При таких обстоятельствах, с учетом объема предъявленного обвинения и изменения судом кассационной инстанции оценки мотива убийства, когда по делу не добыто бесспорных доказательств наличия в содеянном как Крекниной, так и Нефедовой, действовавшей в целях убийства М., совокупности преступлений против личности, вменение Крекниной преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, является излишним, в связи с чем приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению ввиду ее непричастности к указанному преступлению.

Судебная коллегия также признает подлежащим изменению приговор в части оценки хищения Крекниной мобильного телефона М., поскольку, правильно установив фактические обстоятельства содеянного, суд дал им неверную юридическую оценку, т.е. неправильно применил уголовный закон.

Содержащиеся в приговоре выводы о совершении Крекниной грабежа не соответствуют признанными установленными судом фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены исследованными в суде доказательствами.

Так, согласно указанным в его описательно-мотивировочной части обстоятельствам содеянного, Крекнина встретила свою знакомую М. и попросила у нее ее сотовый телефон для звонка. Потерпевшая выполнила указанную просьбу и добровольно передала Крекниной сотовый телефон, после чего последняя решила завладеть им и открыто похитила его.

Из исследованных в суде доказательств, в том числе показаний Крекниной, очевидцев, включая Нефедову, не следует вывод о том, что хищение указанного чуждого имущества на сумму <...> рублей совершено путем грабежа, а оценка суда о совершении Крекниной хищения именно таким способом носит предположительный характер.

Сделанный судом вывод не вытекает и из первоначальных заявлений в милицию и объяснений М., согласно которым Крекнина открыто, без применения насилия завладела ее сотовым телефоном, который потерпевшая добровольно передала ей.

Между тем, содеянное Крекниной, как установлено судом и указано в приговоре, хотя и являлось открытым, корыстным, совершенным с прямым умыслом, в присутствии посторонних лиц хищением чужого имущества, которым она распорядилась по своему усмотрению, однако для его совершения использовался обман и злоупотребление доверием потерпевшей. То есть способ, не связанный с подавлением воли потерпевшей и предусмотренный специальной нормой УК РФ, подлежащей применению при конкуренции с общей нормой, как это предусмотрено ч. 3 ст. 17 УК РФ.

При таких обстоятельствах действия Крекниной в части завладения сотовым телефоном потерпевшей М., которая добровольно передала его Крекниной, подлежат переквалификации, с учетом объема предъявленного ей обвинения, на ч. 1 ст. 159 УК РФ как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием.

С учетом уменьшения объемов обвинения наказания, назначенные Крекниной и Нефедовой с применением положений ст. 62 УК РФ, подлежат смягчению.

Вопреки доводам осужденных, судом проверены и признаны отсутствующими основания для применения к ним положений ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 10 ноября 2008 года в отношении

Крекниной И.В. в части ее осуждения по ч. 1 ст. 115 УК РФ отменить и дело прекратить ввиду ее непричастности к этому преступлению;

этот же приговор о ее осуждении и в отношении Нефедовой Е.В. изменить;

переквалифицировать их действия в части убийства:

Крекниной И.В. - с ч. 5 ст. 33 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ в виде 10 лет лишения свободы;

Нефедовой Е.В. с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ в виде 11 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

переквалифицировать действия Крекниной И.В. в части хищения с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ в виде 1 года лишения свободы;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159, ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Крекниной И.В. наказание в виде 10 лет и 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор об их осуждении - оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"