||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2009 г. N 89-009-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - СВИРИДОВА Ю.А.

судей - БОНДАРЕНКО О.М. и ТОНКОНОЖЕНКО А.И.

рассмотрев в судебном заседании 10 февраля 2009 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного ВЕРГУНОВА Ю.В. и адвоката РЕУТОВА А.Е. на приговор Тюменского областного суда 28 октября 2008 года, по которому

ВЕРГУНОВ Ю.В. <...>

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 22 января 2008 года.

Постановлено взыскать с осужденного ВЕРГУНОВА Ю.В. в пользу потерпевшей Н. в качестве компенсации морального вреда - <...> рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав осужденного ВЕРГУНОВА Ю.В. и адвоката СЛЮСАРЕНКО М.И. поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора ХИМЧЕНКОВОЙ М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

ВЕРГУНОВЫМ совершено умышленное убийство, с особой жестокостью, потерпевшего Н.

Преступление было совершено в ночь на 15 октября 2007 года на <...> - <...> при обстоятельствах, которые были установлены судом и изложены в приговоре суда.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый ВЕРГУНОВ свою вину в совершении преступления не признал.

В кассационной жалобе осужденный ВЕРГУНОВ, утверждая, что он осужден незаконно, просит Судебную коллегию отменить приговор и направить уголовное дело для нового судебного разбирательства со стадии предварительного слушания дела.

По утверждениям осужденного в период предварительного следствия и судебного заседания были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона:

судом незаконно был признан допустимым доказательством и приведен в качестве доказательства его виновности - протокол его допроса в качестве подозреваемого от 22 января 2008 года. При производстве этого следственного действия, по назначению следователя, участвовал адвокат ЕРОШЕНКО В.В., права которого незаконно ограничивались, и который отказался подписывать протокол. Адвокат ШЕНБЕРГЕР Р.В., с которой у него к этому времени уже было заключено соглашение, к участию в проводимом допросе допущена не была. Приговор не содержит оценки заявлению защиты о признании - протокола допроса ВЕРГУНОВА в качестве подозреваемого от 22 января 2008 года недопустимым доказательством;

по отношению к нему оперативными работниками применялось психологическое давление, физическое насилие и пытки. Указанное обстоятельство подтверждено показаниями адвоката ЕРОШЕНКО В.В., заключением врача. Жалобы адвоката ЕРОШЕНКО В.В. о применение незаконных методов следствия прокурором оставлены без ответа;

недопустимыми доказательствами являются и исследованные в суде, а затем приведенные в приговоре: протоколы проверок показаний подозреваемых ВЕРГУНОВА и Ч. от 23 января 2008 года с выходом на место. Как видно из протоколов непосредственное участие в проведении этих следственных действий принимали, помимо следователя К., одни и те же понятые - сотрудники милиции, а сами следственные действия проводились фактически в одно время, что физически невозможно. Из протокола проверки следует, что интересы подозреваемого ВЕРГУНОВА во время указанного следственного действия защищал адвокат МИРЕНСКИЙ В.Д., а из ордера адвоката следует, что защиту ВЕРГУНОВА он осуществляет "по соглашению". Вместе с тем, ни сам ВЕРГУНОВ, ни его родственники соглашений с адвокатом МИРЕНСКИМ В.Д. не заключали;

при допросе свидетеля М., его гражданской жены и матери его пятерых детей, суд не разъяснил ей конституционное право не свидетельствовать против себя и своего супруга.

В жалобе осужденного ВЕРГУНОВА указывается, что судом, в результате обвинительной позиции, в приговоре неправильно изложены фактические обстоятельства дела:

произвольными и не основанными на экспертном заключении являются приведенные в приговоре выводы о том, что "потерпевший был сожжен заживо", а также то, что потерпевший был им облит бензином "с головы по всему телу". Показания эксперта Л. и специалиста П. оценены судом необъективно, а их ответы о возможности случайного воспламенения потерпевшего от искры оставлены без внимания;

не соответствующие действительности, ложные показания свидетеля Ч. судом оценены необъективно, а очевидные противоречия в его показаниях судом проигнорированы;

проявленная судом необъективность не позволила ему дать и правильную оценку показаниям свидетелей М., Г., П. и С.

Следствием допущенных процессуальных нарушений и проявленной необъективности, по мнению осужденного, явилось то, что суд неправильно квалифицировал его действия и пришел к ошибочному выводу о том, что смерть Н. наступила в результате умышленных действий, а не по случайному стечению обстоятельств и его неосторожных действий.

Кроме того, в жалобе приводятся доводы, оспаривающие назначенное наказание, которое, по мнению осужденного, является несправедливо суровым; не учитывает наличия у него на иждивении пятерых несовершеннолетних детей, отсутствие у умысла на причинение Н. смерти.

Адвокат РЕУТОВ А.Е. в своей жалобе в защиту интересов осужденного ВЕРГУНОВА ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

По мнению адвоката, основаниями для отмены приговора являются: нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, нарушения норм материального права.

В жалобе утверждается, что органами следствия было нарушено право ВЕРГУНОВА на защиту, выразившееся в том, что адвокат ШЕНБЕРГЕР Р.В., с которой ВЕРГУНОВЫМ было заключено соглашение, не была допущена к участию в первоначальных его допросах. Это обстоятельство, должно было повлечь признание недопустимыми доказательствами протоколов тех следственных действий, которые были проведены с участием других, назначенных следствием адвокатов ЕРОШЕНКО В.В. и МИРЕНСКИМ Д.В., а именно: протокол допроса ВЕРГУНОВА от 22 января 2008 года и от 9 ноября 2007 года; протоколы проверки показаний ВЕРГУНОВА и Ч. на месте от 23 января 2008 года.

По мнению защиты, в ходе судебного заседания не было добыто убедительных доказательств опровергающих версию о том, что возгорание потерпевшего произошло по случайному стечению обстоятельств, а не в результате умышленных действий осужденного. Заключение экспертизы, допрос эксперта Л. и специалиста П. не опровергают показаний ВЕРГУНОВА о том, что возгорание Н. произошло в результате несчастного случая.

"Явка с повинной" ВЕРГУНОВА от 22 января 2008 года, которую суд положил в обоснование его виновности, не может быть признана допустимым доказательством, т.к. ее получение и оформление не соответствует требованиям процессуального закона.

Судом приняты противоречивые решения, в результате которых фактическое признание "явки с повинной" ВЕРГУНОВА и приведение этого документа в качестве доказательства, не признаются обстоятельством - смягчающим наказание для осужденного.

Не получили объективной оценки суда противоречивые и непоследовательные показания свидетеля Ч. Утверждения этого свидетеля о том, что ВЕРГУНОВ облил Н. бензином из канистры с головы по всему телу, с учетом разницы роста ВЕРГУНОВА - <...> см и роста Н. - <...> см, вызывают сомнения.

Необоснованным, защите осужденного, представляется и решение суда о взыскании с ВЕРГУНОВА в пользу Н. <...> рублей. Принятое судом решение, по мнению адвоката РЕУТОВА А.Е. не учитывает того, что причиной возникшего конфликта явилось то, что сам Н. противоправно завладел значительными средствами ВЕРГУНОВА, чем поставил его многодетную семью в тяжелое материальное положение.

Государственный обвинитель ШЕВНИНА Т.Ш. в возражениях на поступившие кассационные жалобы просит Судебную коллегию, признав необоснованными приведенные в них доводы, оставить приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора суда.

Виновность осужденного ВЕРГУНОВА в совершении умышленного убийства Н., при изложенных в приговоре обстоятельствах, подтверждается доказательствами, которые были добыты в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

Так, виновность осужденного подтверждена:

показаниями подсудимого ВЕРГУНОВА о том, что Н. был должен ему значительную сумму денег и автомобиль "<...>". Указанный долг, общая сумма которого равнялась <...> рублей, Н. признавал, но деньги возвращать отказывался и от встреч уклонялся. Вечером 14 октября 2007 года, разыскивая Н., он заезжал к нему домой, но должника не застал. Возмущенный поведением Н. он сказал его жене, что "если бы у них был свой дом, то он бы его сжег". Вместе со своим знакомым Ч. они искали Н. по игровым клубам, т.к. знали, что тот часто играет на автоматах, а затем попросили знакомых работников ГИБДД задержать принадлежащий ему автомобиль "<...>". Около 22 часов ему сообщили, что автомобиль и Н. были остановлены на посту ДПС <...>. Вместе с Ч. он приехал на этот пост, забрал свой автомобиль и Н. Находясь за городом, на <...>, он стал требовать от Н. возврата долга, оскорблять его. Н., говоря о том, что у него денег нет, сказал "возьми последнее" и разделся. Тогда он схватил канистру и ударил Н. канистрой. Крышка канистры слетела и бензин пролился на Н., остальной бензин из канистры он вылил на одежду Н. Ч. в это время находился, на некотором расстоянии, около машины. Неожиданно "Н. вспыхнул", упал и стал кататься по земле. Он пытался потушить огонь, но сделать этого не смог. Подумав, что Н. умер, они с Ч. решили уехать. Когда они в машине разворачивались и проезжали мимо места пожара, то Н. видно не было. Посчитав, что ожоги были несмертельными, он решил, что Н. самостоятельно ушел;

показаниями потерпевшей Н. о том, что летом 2007 года ее муж занимался строительством коттеджа для ВЕРГУНОВА, брал у него деньги и автомобиль. Условий их договора и расчетов она не знает. Вечером 14 октября 2007 года ВЕРГУНОВ приезжал к ним домой, искал ее мужа, говорил, что тот ему должен <...> рублей. ВЕРГУНОВ был возбужден, говорил о том, что он из Н. "сделает растение", а также то, что "если бы они жили в своем доме, то он бы сжег их". Угрозы ВЕРГУНОВА она воспринимала как реальные. Больше ее муж домой не вернулся, а 24 октября 2007 года в морге она опознала его труп;

показаниями свидетеля М. о том, что Н. летом 2007 года получил от ее мужа - ВЕРГУНОВА на строительство дома <...> рублей, а также в счет предоплаты автомобиль "<...>". Дом Н. им не построил, за деньги не отчитался и стал уклоняться от встреч;

показаниями свидетеля С. о том, что вечером 14 октября 2007 года ВЕРГУНОВ искал Н., требуя возврата долга, был настроен агрессивно, угрожал, что "если бы у них (Н.) был дом, то он бы его сжег";

показаниями свидетеля Р. о том, что Н. не смог отчитаться перед ВЕРГУНОВЫМ, которому должен был построить дом, за полученные деньги. 14 октября 2007 года он вместе с ВЕРГУНОВЫМ искал Н., приезжал к нему домой, но того в доме они не застали. После этого вечера Н. домой не вернулся. На следующий день, встретив ВЕРГУНОВА, он спросил его, нашел ли тот Н. ВЕРГУНОВ ответил что нашел, купил тому билет и отправил в <...> за деньгами. ВЕРГУНОВУ он не поверил, а через некоторое время узнал о гибели Н.;

показаниями свидетеля К. работника ГИБДД, о том, что в соответствии с ориентировкой дежурной части и по личной просьбе Ч. вечером 14 октября 2007 года на посту ДПС им был остановлен автомобиль "<...>", которым управлял таджик. Он позвонил Ч. и тот вскоре приехал с ВЕРГУНОВЫМ. Они о чем-то поговорили с задержанным и вместе с ним уехали;

показаниями свидетеля Ч. о том, что вечером 14 октября 2007 года он помогал ВЕРГУНОВУ разыскать Н., который отказывался вернуть долг. После того, как они с ВЕРГУНОВЫМ нашли Н. на посту ДПС, ВЕРГУНОВ вывез Н. в район <...> и стал с ним разговаривать. Н. никакой агрессии не проявлял. Он слышал, как Н. говорил ВЕРГУНОВУ: "хочешь, убей, сожги меня, делай, что хочешь, нет у меня сейчас денег". После этих слов ВЕРГУНОВ сказал Н., чтобы тот разделся. Н. спокойно разделся и сложил всю свою одежду на обочине дороги. ВЕРГУНОВ достал из автомобиля канистру с бензином, облил одежду Н. и поджег ее. После этого, ВЕРГУНОВ вновь стал разговаривать с Н. От костра с горящей одеждой они находились на расстоянии 1,5 - 2 метра. Затем он увидел, как ВЕРГУНОВ из канистры обливает Н. бензином. На его крик, что тот делает, ВЕРГУНОВ не отреагировал. Ему все происходящее "не понравилось" и он отошел за автомобиль. Неожиданно Н. "вспыхнул как факел", отбежал на несколько метров, упал и стал кататься по земле. Шел дождь, земля была сырая и огонь через несколько минут погас. Он подумал, что Н. умер, т.к. пламя было большим. Вдвоем с ВЕРГУНОВЫМ они оттащили Н. с дороги на обочину и уехали;

показаниями свидетеля П. о том, что ночью 15 ноября в дежурную часть ГОМ поступило сообщение об обнаружении на <...> обнаженного мужчины. Дежурный экипаж на обочине дороги обнаружил мужчину, на котором не было одежды. Мужчина был жив, но находился в шоковом состоянии и в контакт не вступал;

показаниями свидетеля С. о том, что в составе бригады "скорой помощи" он выезжал на <...> где был обнаружен неизвестный мужчина. Они осмотрели обожженного мужчину, визуально ожог составлял не менее 70% поверхности тела. Мужчина был полностью раздет, в контакт не вступал, находился в состоянии шока и был доставлен ими в больницу;

медицинскими документами областной больницы о том, что Н. был доставлен в больницу с <...> в экстренном порядке 15 октября 2007 года в 02 часа 45 минут; с термическим ожогом 1 - 2 степени и ожоговым шоком. При поступлении от больного исходил запах гари и бензина. В 18 часов 15 октября 2007 года была констатирована смерть потерпевшего;

показаниями свидетеля Р. о том, что в трупе мужчины, скончавшегося от ожогов в областной клинической больнице, потерпевшая Н. уверенно опознала своего мужа;

заключением судебно-медицинской экспертизы, которой установлено, что смерть Н. наступила в результате термического ожога 100% поверхности тела, 3а - 3б степени, и слизистых верхних дыхательных путей. Указанные повреждения были причинены за несколько часов до поступления в больницу и возникли от действия открытого пламени. Объективные данные исследования свидетельствуют о том, что Н. был сожжен заживо.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности ВЕРГУНОВА, были получены в соответствии с требованиями процессуального закона и являются допустимыми.

Изложенные в кассационных жалобах осужденного и его адвоката доводы о приведении судом в приговоре, в качестве доказательств виновности осужденного недопустимых, по их мнению, доказательств, являются несостоятельными.

Проводимые в период предварительного следствия допросы, в том числе и те, допустимость которых оспаривается в кассационных жалобах, осуществлялись в соответствии с действующим процессуальным законом, сопровождались составлением соответствующих протоколов, правильность и полнота которых была удостоверена всеми участниками проводимых следственных действий.

Доводы жалоб о том, что процессуальные права адвоката ЕРОШЕНКО В.В., участвовавшего при допросе ВЕРГУНОВА в качестве подозреваемого 22 января 2008 года, ограничивались, а сам он, якобы, заявлял протест против допущенных следователем нарушений, являются несостоятельными и опровергаются показаниями самого адвоката ЕРОШЕНКО В.В., который по этим обстоятельствам был допрошен в суде. В своих показаниях адвокат ЕРОШЕНКО В.В. опроверг утверждения ВЕРГУНОВА и его защитника о том, что он, якобы отказывался подписать протокол проведенного с его участием допроса ВЕРГУНОВА, а подпись под этим документом выполнена не им, а другим лицом.

Изложенное в кассационных жалобах несогласие осужденного и его адвоката с критической оценкой суда показаний свидетелей М., Г., П. и С. а также оспаривание ими признания судом достоверными показаний свидетеля Ч. - очевидца совершенного преступления, является выражением их субъективных и заведомо заинтересованных оценок указанных доказательств. Судебная коллегия отмечает, что исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе и показания указанных выше свидетелей, получили в приговоре объективную и мотивированную оценку, которая основана на сопоставлении их со всеми иными добытыми в ходе следствия доказательствами, а также с учетом мотивов поведения этих лиц и их взаимоотношений с ВЕРГУНОВЫМ.

Предусмотренные законом процессуальные права ВЕРГУНОВА, в том числе и его право на защиту от обвинения, на всех этапах расследования уголовного дела и его рассмотрения в суде, были реально обеспечены.

Доводы кассационных жалоб об ограничении прав ВЕРГУНОВА и якобы отказе следователя в допуске к проведению следственных действий адвоката ШЕНБЕРГЕР Р.В., с которой было заключено соглашение, Судебная коллегия признает необоснованными. Проведение следственных действий с подозреваемым ВЕРГУНОВЫМ: допроса 22 января 2008 года с участием адвоката ЕРОШЕНКО В.В., проверки показаний подозреваемого на месте с участием адвоката МИРЕНСКОГО В.Д.; было осуществлено с участием назначенных адвокатов, в период времени, когда следствие не располагало данными о заключенном родственниками ВЕРГУНОВА соглашении с адвокатом ШЕНБЕРГЕР Р.В. Подозреваемый ВЕРГУНОВ против участия адвокатов ЕРОШЕНКО В.В. и МИРЕНСКОГО В.Д. в проводимых допросах не возражал.

Судебная коллегия признает необоснованными утверждения осужденного и его адвоката о применении к ВЕРГУНОВУ недозволенных методов следствия. Указанные обстоятельства, по заявлению защиты были предметом прокурорской проверки, по результатам которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

В период предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов о доказанности виновности ВЕРГУНОВА, повлиять на правильность квалификации его действий, допущено не было.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия ВЕРГУНОВА по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с особой жестокостью.

Мотивом совершения убийства явились неприязненные отношения между ВЕРГУНОВЫМ и Н. из-за невыполнения последним своих финансовых обязательств, отказа возмещать материальный ущерб.

Способ совершения убийства, по обоснованной оценке суда дает основание признать, что сознанием ВЕРГУНОВА охватывалось причинение потерпевшему особых страданий и мучений.

Судебная коллегия считает, что приведенные в приговоре доказательства убедительно опровергают версию защиты и доводы осужденного о том, что возгорание Н. было вызвано случайным стечением обстоятельством, явилось следствием проявленной неосторожности.

Предложенные защитой версии о возможном возгорании Н. от искры костра или от окурка, опровергнуты результатами проведенной экспертизы и выводами эксперта Л. и пояснениями специалиста П. Анализ установленных обстоятельств свидетельствует о том, что от действия окурка или от искры костра, расположенного от пострадавшего на расстоянии 1,5 - 2 метров, возгорание тела потерпевшего произойти не могло. Для того, чтобы человек получил 100% ожога поверхности тела, необходимым условием является попадание бензина на все участки его тела. Возгорание же бензина в этом случае может произойти только в результате воздействия открытого источника, от спички, зажигалки или тому подобного. Повреждения, которые были получены Н., могли быть получены им в результате мгновенной вспышки потерпевшего, как "факела", в том случае, когда поверхность его тела была облита горючей жидкостью, бензином.

При назначении ВЕРГУНОВУ наказания суд первой инстанции, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности ВЕРГУНОВА, обстоятельства смягчающие наказание: в том числе и то, что он ранее преступлений не совершал, положительно характеризуется и имеет на своем иждивении пять несовершеннолетних детей. Судом обоснованно отмечено отсутствие отягчающих обстоятельств.

Объективно оценив обстоятельства, влияющие на вид и размер назначаемого наказания, суд обоснованно отметил, что каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведения осужденного во время или после совершения преступления, равно как и других обстоятельств, которые существенно уменьшали бы степень общественной опасности совершенного им преступления, что в свою очередь могло явиться основанием для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ, не имеется.

Доводы жалобы адвоката РЕУТОВА А.Е., оспаривающего отказ суда в признании обстоятельством, смягчающим наказание ВЕРГУНОВА его заявление о явке с повинной, не могут быть признаны обоснованными.

Оценивая это обстоятельство, суд в приговоре правильно указал, что заявление, которое защита называет "явкой с повинной" было сделано ВЕРГУНОВЫМ, после того как он был задержан по подозрению в убийстве Н. Это заявление не содержит признания ВЕРГУНОВЫМ своей вины, а излагаемые им обстоятельства, которые привели к гибели Н., не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления, как они были установлены приговором суда. В этих условиях утверждение защиты об использовании судом "явки с повинной" в качестве доказательства виновности ВЕРГУНОВА нельзя считать обоснованными.

Судебная коллегия отмечает, что наказание назначенное осужденному ВЕРГУНОВУ полностью соответствует требованиям закона, соразмерно содеянному им преступлению и является справедливым.

Принятое судом решение о возложении на осужденного ВЕРГУНОВА обязанности компенсировать потерпевшей Н. моральный вред за совершенное им убийство ее мужа полностью соответствует требованиям закона. Размер установленной компенсации определен судом исходя из требований разумности и справедливости, с учетом всех обстоятельств дела, материального положения осужденного, который на своем иждивении имеет 5 несовершеннолетних детей. Судебная коллегия, отмечая правильность принятого судом решения, не находит оснований для удовлетворения доводов жалобы адвоката РЕУТОВА А.Е. и уменьшения размера компенсации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 28 октября 2008 года в отношении ВЕРГУНОВА Ю.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката РЕУТОВА А.Е. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"