||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2009 г. N 67-009-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего ЕРМИЛОВА В.М.,

судей ЛАМИНЦЕВОЙ С.А. и ПЕЙСИКОВОЙ Е.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Привалихина Н.П., кассационные жалобы осужденных Кривошеева С.А., Горбаченко И.В., Исакова Д.Д. и адвокатов Нотовой Г.А., Векшина Ю.А. на приговор Новосибирского областного суда от 22 июля 2008 года, которым

Кривошеев С.А., <...> судимый 13 мая 2003 года по ст. 166 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по постановлению суда от 22 июня 2004 года считается осужденным по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден от наказания 9 ноября 2006 года по отбытию срока наказания -

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Горбаченко И.В. <...> -

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Шихалев А.А., <...> -

осужден по ст. 226 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Исаков Д.Д., <...>, судимый 19 января 2004 года по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 9 апреля 2007 года по отбытию наказания -

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Митрохин А.В. <...>

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в пользу К.: с Кривошеева С.А., Горбаченко И.В., Митрохина А.В., Исакова Д.Д., Шихалева А.А. солидарно в возмещение ущерба от преступления <...> рублей; с Горбаченко И.В. в возмещение ущерба от преступления <...> рублей; с Кривошеева С.А. в возмещение расходов, связанных с погребением ее отца, в сумме <...> рублей и в счет компенсации морального вреда <...> рублей.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и мнение прокурора Савинова Н.В., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда признаны виновными: Кривошеев, Шихалев, Горбаченко, Митрохин и Исаков в приготовлении к разбойному нападению группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия;

Шихалев, Горбаченко, Исаков и Митрохин в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору;

Кривошеев в разбойном нападении на К., совершенном с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в умышленном убийстве К. сопряженном с разбоем;

Горбаченко в открытом хищении чужого имущества и Шихалев в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в <...> в период и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Шихалев вину признал, осужденные Кривошеев, Горбаченко, Исаков и Митрохин вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Привалихин Н.П. ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения Кривошеева по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, в части осуждения Шихалева, Горбаченко, Исакова и Митрохина по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ и в части осуждения Горбаченко по ст. 166 ч. 1 УК РФ вследствие неправильного применения уголовного закона, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и несправедливости приговора, вследствие неправильной квалификации действий, чрезмерной мягкости назначенного по этим статьям наказания. Указывает, что органом предварительного расследования Кривошееву, Шихалеву, Горбаченко, Исакову и Митрохину было предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения на К. по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в целях хищения принадлежащих ему автомобиля, мобильного телефона и денег в сумме <...> рублей, кроме того, Кривошеев обвинялся в причинении в процессе разбойного нападения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Полагает, что выводы суда о необходимости исключения части обвинения, и переквалификации действий осужденных по эпизоду разбойного нападения на К. противоречат исследованным и проверенным в ходе судебного разбирательства доказательствам, что, по его мнению, привело к несправедливости приговора вследствие его чрезмерной мягкости. Просит приговор в указанной части отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах:

осужденный Кривошеев С.А. не согласен с приговором в части квалификации его действий и назначенным чрезмерно суровым наказанием. Утверждает, что не было предварительного сговора на совершение разбойного нападения и подготовки к нему, а в каждом случае был эксцесс исполнителя. Его действия, связанные с требованием к таксисту ехать в <...> по окружной дороге, следовало квалифицировать не по ст. 162 ч. 4 п. "в", а по ст. 166 ч. 4 УК РФ. Считает, что в его действиях нет и состава преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, так как у него не было умысла на причинение смерти потерпевшему. Поясняет, что на спусковой крючок он нажал случайно, и не знал о том, что обрез заряжен, как произвел второй выстрел, не помнит, завладеть автомобилем не хотел. Предлагает, по каким статьям Уголовного кодекса квалифицировать его действия. Ссылается на недозволенные методы следствия при его допросе следователем, на лишение его возможности реализовать право на защиту и на другие нарушения норм уголовно-процессуального закона. Указывает, что при назначении наказания невозможно определить роль и степень вины каждого осужденного. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Горбаченко И.В. (основной и дополнительной) не согласен с приговором ввиду неправильной квалификации его действий, чрезмерной суровости назначенного наказания, а также нарушения норм материального и процессуального права. Излагает обстоятельства происшедшего, указывает на недозволенные методы допроса следователем. Признает полностью вину в том, что приискивал средства для разбойного нападения и один совершил грабеж, в остальной части обвинение и квалификацию его действий считает необоснованными. Отрицает совершение им разбоя и указывает, что объективная сторона разбоя так и не начата. Указывает, что по ч. 1, ч. 3 ст. 30, ст. 162 ч. 2 УК РФ не может быть назначено свыше 3 лет 9 месяцев лишения свободы, а ему за его деяния назначено 5 лет лишения свободы, что по своему размеру ему назначено чрезмерно суровое наказание, не соответствующее его личности. Просит приговор изменить, а если Судебная коллегия не найдет это возможным, то отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Исаков Д.Д. полагает, что его действия квалифицированы неправильно из-за того, что органами предварительного следствия неправильно установлены цели и мотивы конкретных отдельных действий каждого обвиняемого. Указывает, что изготовление обреза из ружья нельзя квалифицировать как приготовление к разбойному нападению, так как сговор и умысел на это преступление возник после того, как обрез был готов, что они даже не доехали до <...>. Утверждает, что действия каждого осужденного были эксцессом исполнителя, поэтому он не должен нести ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ, совершенное Горбаченко. Указывает, что в период следствия он оговорил себя, что большая часть показаний была записана со слов следователя, что он не собирался угонять машину. Просит приговор изменить;

адвокат Нотова Г.А. в защиту осужденного Кривошеева С.А. не согласна с приговором по следующим основаниям: считает, что Кривошеев по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ должен быть оправдан, так как в суде он пояснил, что после убийства К. он добровольно отказался от совершения преступления, о чем сказал всем остальным, что те, кроме Митрохина, подтвердили в суде; по эпизоду, квалифицированному по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, действия Кривошеева должны быть квалифицированы по ст. 166 ч. 1 УК РФ, так как умысла на завладение автомобилем в момент, как она считает неосторожного убийства, у Кривошеева не было, о чем он пояснил в суде, а после убийства машину он использовал как средство передвижения, не имея умысла на ее завладение; действия Кривошеева квалифицированные по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ должны быть переквалифицированы на ст. 109 ч. 1 УК РФ, так как Кривошеев пояснял, что выстрелил случайно, его показания не опровергаются показаниями других подсудимых. Просит приговор изменить, оправдать Кривошеева по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 166 ч. 1 УК РФ, со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. 109 ч. 1 УК РФ и снизить ему наказание;

адвокат Векшин Ю.А. в защиту осужденного Исакова Д.Д. считает приговор незаконным и необоснованным. Полагает, что лишь одних показаний обвиняемого Митрохина на предварительном следствии и противоречивых показаний обвиняемого Исакова на предварительном следствии и оглашенных в суде не достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что подсудимые вступили между собой в сговор, направленный на завладение автомобилем. Указывает, что как видно из приговора суд посчитал, что Исаков, Горбаченко, Митрохин и Шихалев совершили угон, а Кривошеев с помощью разбоя завладел автомобилем. Подобное, по его мнению, невозможно. Считает, что пояснения Исакова о том, что он отказался от доведения преступления до конца не опровергнуто, что в его действиях имеется добровольный отказ от преступления, а поэтому он не подлежит уголовной ответственности за приготовление к разбою. Просит приговор в отношении Исакова отменить и дело прекратить.

В возражениях на кассационное представление осужденные Горбаченко, Кривошеев и Шихалев утверждают, что доводы представления не соответствуют действительности и просят оставить представление без удовлетворения.

В возражении на кассационные жалобы осужденных и адвокатов государственный обвинитель Привалихин указывает на необоснованность доводов жалоб, и просит в их удовлетворении отказать.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и в кассационных жалобах, а также в возражениях на них, Судебная коллегия находит представление и жалобы, за исключением частично жалобы осужденного Горбаченко, не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на совокупности доказательств, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон, анализ и оценка которым даны в приговоре, в том числе и тем, на которые указывается в кассационном представлении и в кассационных жалобах.

Из показаний осужденных Кривошеева, Горбаченко, Шихалева и Исакова на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании и изложенных в приговоре, усматривается, что они подробно поясняли об обстоятельствах совершенных ими преступлений.

Хотя в судебном заседании они изменили свои показания, суд обоснованно признал достоверными их показания на предварительном следствии в той части, в которой они подтверждаются совокупностью доказательств по делу, в частности показаниями осужденного Митрохина, который отказался в судебном заседании от дачи показаний, но подтвердил свои показания на предварительном следствии.

Из оглашенных показаний Митрохина на предварительном следствии усматривается, что в сентябре 2007 года Шихалев украл у своего отца ружье и патроны, принес домой к Исакову. Когда все подсудимые были в доме у Исакова, кто-то предложил совершить разбой на какой-либо магазин в <...>, чтобы завладеть выручкой, и для этой цели использовать ружье, которое принес Шихалев. Все согласились с этим предложением. Потом кто-то предложил из ружья сделать обрез, и все тоже согласились. Все поочередно отпиливали стволы ружья, а потом Кривошеев с кем-то доделывал обрез дома, отпилив приклад. Ножовку для отпиливания стволов принес Горбаченко, взял ее у соседа в гараже. В момент, когда отпиливали стволы, обсуждали, что поедут в <...> с данным обрезом, чтобы завладеть деньгами в каком-либо магазине, определяться с ролями решили на месте, о чем им сказал Кривошеев. Когда обрез был готов, то они по дороге к Исакову зашли на дачи недалеко от <...>, там он зарядил два патрона и произвел один выстрел из обреза в какой-то деревянный столбик. Когда 20 сентября 2007 года пришли Кривошеев и Горбаченко, то они все впятером стали выпивать. Ближе к вечеру кто-то предложил поехать в <...> и совершить нападение на какую-либо точку, для чего использовать обрез ружья. По предложению Кривошеева в <...> решили ехать на такси. На привокзальной площади они договорились с таксистом <...> серебристого цвета, что он довезет их до <...>. Исаков заплатил таксисту <...> рублей, оставшиеся <...> рублей он предложил занять в <...>. Таксист довез их до <...>, остановился у одного из домов, в котором он хотел занять денег. Но в доме знакомых не оказалось, и когда он вышел, то всем сказал, что денег не взял. Кривошеев сел в автомашину на переднее пассажирское сиденье, а они вчетвером сели сзади. Водитель начал разворачиваться в сторону трассы <...> но Кривошеев достал обрез и сказал, чтобы таксист разворачивался и ехал за деревню. Водитель развернулся и поехал за деревню. Минут через 5 Кривошеев, держа обрез, направленный в туловище водителя, сказал, чтобы водитель выходил из машины. Водитель остановил машину и вышел, они тоже все вышли из машины. Кривошеев направив обрез на водителя, сказал: "Ну что, машину отдашь?", на что водитель ответил: "А куда деваться, жить-то охота". Кривошеев сказал ему садиться на заднее сиденье, а сам сел за руль, обрез был у него сначала на коленях, а потом спрятал его за пазуху. Они отъехали от деревни, ехали около 10-15 минут, после чего Кривошеев остановил машину. Пока ехали Горбаченко, который сидел рядом с таксистом, спросил у таксиста деньги, на что тот ответил, что у него только <...> рублей, которые они ему заплатили, и отдал их Горбаченко. Потом Горбаченко сказал таксисту, чтобы тот отдал ему телефон, таксист отдал ему "<...>", и Горбаченко положил его в карман своей куртки. Когда Кривошеев остановил машину, то велел таксисту из машины выйти и вышел сам. Они тоже все вышли из машины. Кривошеев указал жестом таксисту отойти в сторону. Таксист вместе с Кривошеевым отошли от машины. Кривошеев стал с ним о чем-то разговаривать, направив обрез в его сторону в область живота, при этом расстояние между срезами ствола и таксистом было около 0,5 метра. В этот момент раздался выстрел, он увидел вспышку от выстрела и услышал хрип таксиста, увидел, как таксист упал, а Кривошеев стоял и смотрел на него. В это время раздался второй выстрел, а когда он выглянул из машины, то увидел, что Кривошеев и Шихалев начали оттаскивать труп таксиста в сторону от проселочной дороги. После этого Кривошеев сел за руль, Горбаченко рядом с ним, а он, Исаков и Шихалев - сзади. Кривошеев поехал в <...>. По дороге Горбаченко передал Исакову деньги и телефон, а Исаков отдал телефон ему. По дороге заехали к бабушке Горбаченко, чтобы отвезти сумку с едой его матери к поезду, и поехали на железнодорожный вокзал, но по дороге Кривошеев не справился с управлением, и они въехали в стенд. После столкновения они все разбежались, кроме Кривошеева, который остался в машине за рулем. На следующий день они втроем: он, Шихалев и Горбаченко принесли обрез и спрятали его на чердаке дома. Телефон таксиста Шихалев сжег в печке. Когда забирали у таксиста машину, он сознавал, что на разбой они поедут без таксиста, так как тот будет им мешать. После того, как приехали в <...>, они хотели отдать продукты матери Горбаченко и ехать в <...> совершать разбой.

Помимо вышеизложенных доказательств, вина осужденных в совершенных преступлениях подтверждается показаниями свидетелей Х., Я. Ш. и других, протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Из протокола осмотра усматривается, что труп К. с признаками насильственной смерти был обнаружен в поле около 5 км в северо-восточном направлении от <...>.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила от обильной кровопотери, развившейся вследствие причинения огнестрельного ранения (картечью) передней поверхности грудной клетки слева, проникающего в левую плевральную полость с повреждением ребер слева, сердечной сорочки, сердца, левого легкого, данные повреждения оцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Кроме указанных повреждений обнаружено также огнестрельное ранение (картечью) лопаточной области справа с повреждением (переломом) правой лопатки, переломы ребер справа и другие телесные повреждения.

Доводы кассационных жалоб о том, что на предварительном следствии применялись недозволенные методы следствия, и что осужденные давали показания под воздействием следователя, являются необоснованными.

Как правильно указывается в приговоре, в судебном заседании проверялись доводы подсудимых о том, что показания ими в стадии предварительного расследования, даны под принуждением. Однако эти доводы не нашли своего подтверждения.

Допрошенный по данным обстоятельствам работник милиции О. показал суду, что беседовал со всеми подсудимыми и никакого давления в отношении подсудимых не применял, об убийстве водителя он узнал от Кривошеева, который пояснил, что застрелил его, и рассказал об обстоятельствах преступления, аналогичные пояснения дали и остальные подсудимые. При этом Горбаченко написал явку с повинной.

Допрошенный по данным обстоятельствам следователь В. показал суду, что все следственные действиям с участием подсудимых выполнял в присутствии защитников, никакого давления на подсудимых не оказывал, и жалоб ни от подсудимых, ни от их защитников на применение недозволенных методов следствия не было.

Мать Митрохина, допрошенная в качестве свидетеля, показала суду, что она присутствовала при проверке показаний сына на месте, и видела, что все показания сын давал добровольно, без принуждения, и эти его показания, как она считает, являются правдивыми.

Учитывая, что показания подсудимых на предварительном следствии получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии защитников, суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами, как и явку с повинной Горбаченко.

Проанализировав и оценив доказательства в их совокупности, суд установил, что Кривошеев, Горбаченко, Шихалев, Исаков и Митрохин, будучи знакомыми между собой, вступили в предварительный сговор на совершение разбойного нападения с применением оружия на какую-либо торговую точку, расположенную в <...>. Для реализации задуманного они решили воспользоваться похищенным Шихалевым у своего отца охотничьим ружьем и боеприпасами к нему. После этого, изготовили из охотничьего ружья обрез путем отпиливания дульных срезов и приклада охотничьего ружья пилкой, при этом каждый из них пилил поочередно, получив таким образом орудие для совершения задуманного преступления. 20 сентября 2007 года около 23 часов подсудимые, реализуя преступный умысел, направленный на совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением оружия на какую-либо торговую точку в <...>, решили завладеть автомобилем "такси", высадив водителя по пути следования, и использовать автомобиль для перемещения в <...> к месту совершения преступления. С этой целью они пришли к стоянке такси, расположенной на привокзальной площади <...>, где подошли к стоявшему на привокзальной площади автомобилю <...> под управлением К. занимавшегося частным извозом, и предложили ему довезти их до <...>, а по дороге заехать в <...> на что получили согласие. Все впятером они сели в машину и около 23-24 часов прибыли в <...> расположенный на 5 км от <...>, где они намеревались высадить К. и завладеть его автомашиной без цели хищения. В ходе угона автомашины, которой они завладели, Кривошеев, выйдя за пределы договоренности на угон автомашины, решил завладеть данной автомашиной путем разбойного нападения на водителя К. Действуя самостоятельно, не согласовывая свои действия с Горбаченко, Шихалевым, Митрохиным и Исаковым, не ставя их в известность о своих намерениях, Кривошеев вытащил из-за пазухи обрез охотничьего ружья, и, угрожая К. обрезом, приказал ему ехать за <...> в северо-восточном направлении. Проехав 400-500 метров от поселка, Кривошеев приказал К. выйти из машины и пересесть на заднее сиденье автомашины. К. выполнил требования Кривошеева, пересел на заднее сиденье, а Кривошеев сел за руль автомашины, и продолжил движение. В это время у Горбаченко, сидящего рядом с К. на заднем сиденье автомашины, возник умысел на открытое хищение его имущества. Реализуя задуманное, Горбаченко потребовал от К. передать ему имевшиеся при себе деньги и мобильный телефон. К. передал Горбаченко имевшиеся у него деньги <...> рублей и телефон "<...>", стоимостью <...> рублей. Находясь за рулем автомашины, Кривошеев с находившимися в салоне автомашины Горбаченко, Шихалевым, Исаковым и Митрохиным продолжал движение. Отъехав по проселочной дороге на расстоянии 5 км от <...>, Кривошеев, реализуя свой умысел, направив обрез охотничьего ружья в сторону К., велел последнему выйти из машины. К. вышел из машины, после чего Кривошеев не согласовывая свои действия с Горбаченко, Шихалевым, Митрохиным и Исаковым также вышел из машины, и, действуя умышленно, с целью убийства, сопряженного с разбоем, произвел 2 выстрела в область передней поверхности грудной клетки и лопаточную область К. справа. От полученных телесных повреждений потерпевший скончался на месте. Лишив К. жизни, Кривошеев совместно с Шихалевым оттащили труп К. с полевой дороги в небольшую канавку, и на похищенной у К. автомашине <...> под управлением Кривошеева, намереваясь на ней поехать в <...>, чтобы совершить разбойное нападение на торговую точку. Однако, следуя по <...> Кривошеев, совершил дорожно-транспортное происшествие, наехав на информационный стенд, после чего был задержан работниками милиции, а Горбаченко, Шихалев, Митрохин и Исаков от работников милиции скрылись, в связи с чем запланированное ими разбойное нападение не было доведено ими до конца по независящим от них обстоятельствам.

Суд тщательно исследовал доводы в защиту подсудимых, на которые указывается и в кассационных жалобах, о том, что после убийства К., совершенного Кривошеевым, они добровольно отказались от совершения разбойного нападения, а также доводы в защиту осужденного Кривошеева о том, что убийство потерпевшего он совершил по неосторожности и что у него не было умысла на хищение автомобиля.

Суд обоснованно признал доводы о добровольном отказе от совершения разбойного нападения несостоятельными, как вызванные желанием избежать ответственности за содеянное, поскольку они опровергаются вышеизложенными доказательствами, из которых видно, что подсудимые не могли реализовать свой умысел на разбойное нападение по независящим от них обстоятельствам.

Умысел подсудимого Кривошеева на завладение автомашиной К. путем разбойного нападения подтверждается и тем, что совершив убийство водителя К. Кривошеев распорядился этой автомашиной по своему усмотрению, как собственной, а когда работники милиции потребовали остановить машину, то пытался уехать на похищенной автомашине, но наехал на стенд, и был задержан.

Суд обоснованно не согласился и с доводами Кривошеева о том, что убийство К. он совершил неосторожно, что выстрелы произвел случайно, из-за того, что кто-то из подсудимых хлопнул дверью автомашины.

Судом установлено на основании показаний подсудимых, признанных в этой части правдивыми и достоверными, что когда прозвучали выстрелы, все подсудимые находились на улице, возле машины, и никто из подсудимых дверью автомашины не хлопал. Перед выстрелом Кривошеев держал обрез направленным на потерпевшего К., а палец - на спусковом крючке. При этом расстояние между ними было не более 0,5 метра, выстрелов было два, с интервалом через 1-2 секунды. Как следует из заключения экспертизы, обрез был в технически исправном состоянии и производство выстрелов из него без нажатия на спусковой крючок, невозможно. При таких данных оснований для вывода о том, что выстрелы были случайными, не имеется.

Неосновательны доводы Кривошеева и о том, что он не знал, что обрез был заряжен.

Показаниями подсудимых судом установлено, что Шихалев принес не только ружье, но и патроны, а после того как подсудимые изготовили обрез, они производили выстрелы из обреза с целью посмотреть, исправен ли обрез, когда же подсудимые пошли искать такси, чтобы уехать в <...>, то Кривошеев взял с собой обрез и несколько патронов. Из тела потерпевшего К. были извлечены дробь и войлочные пыжи. При таких данных доводы Кривошеева о том, что он не знал, что обрез был заряжен, являются несостоятельными.

Производя выстрелы в потерпевшего с расстояния около 0,5 метра из заряженного обреза, Кривошеев сознавал, что в результате его действий неизбежно наступит смерть потерпевшего, и желал ее наступления, то есть действовал с прямым умыслом лишение жизни К.

Судебная коллегия считает, что оценка доказательствам судом дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

В соответствии с требованиями п. п. 2, 3 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора содержит доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Суд также указал основания и мотивы изменения обвинения, и обосновал квалификацию преступлений в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления с учетом обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, поэтому правильность квалификации действий всех осужденных сомнений не вызывает.

Вышеизложенные доказательства, на основании которых судом сделаны правильные и обоснованные выводы, опровергают как доводы кассационного представления о том, что выводы суда об исключении части обвинения, и переквалификации действий осужденных по эпизоду разбойного нападения на К. противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам, так и доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о недоказанности их вины и о неправильной квалификации их действий.

Неосновательными являются и доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о якобы допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов уголовного дела, ни органами предварительного следствия, ни судом не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли бы либо могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Назначенное наказание осужденным Кривошееву, Шихалеву и Митрохину соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о личностях виновных и обстоятельствам дела.

Оснований как для смягчения им наказания, так и для отмены приговора за мягкостью назначенного наказания, не имеется.

Назначая наказание осужденному Горбаченко, суд учел обстоятельством, смягчающим наказание - явку с повинной, и отсутствие отягчающих обстоятельств, однако назначил ему наказание по ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ с нарушением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При назначении наказания за приготовление к преступлению при наличии оснований, предусмотренных ст. 62 УК РФ, следует исчислять три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания от максимального наказания, предусмотренного за приготовление к преступлению (то есть три четверти от половины - за приготовление к преступлению). Следовательно, по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ Горбаченко может быть назначено не более 3 лет 9 месяцев лишения свободы, а суд назначил ему 5 лет лишения свободы, поэтому приговор подлежит изменению.

При назначении наказания осужденному Исакову суд ошибочно учел обстоятельством, отягчающим наказание - наличие рецидива.

Между тем, преступление, за которое Исаков был ранее осужден по приговору от 19 января 2004 года, он совершил в несовершеннолетнем возрасте.

В соответствии с п. б ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет.

В связи с исключением из приговора указания на рецидив преступления Исакова, Судебная коллегия считает необходимым соответственно смягчить ему назначенное наказание по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ и по совокупности преступлений, заменить режим исправительной колонии со строгого на общий.

Оснований для смягчения Исакову наказания по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ не имеется, поскольку ему назначено минимальное наказание, предусмотренное за данное преступление, исключительных обстоятельств для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, судом не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 22 июля 2008 года в отношении Горбаченко И.В. и Исакова Д.Д. изменить: смягчить назначенное Горбаченко И.В. наказание по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ до 3 лет 9 месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 161 ч. 1 УК РФ, окончательно назначить Горбаченко И.В. 4 (четыре) года 9 (девять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

исключить из приговора указание суда на обстоятельство, отягчающее наказание Исакова Д.Д. - рецидив преступления, и смягчить назначенное ему наказание по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а" УК РФ, окончательно назначить Исакову Д.Д. 6 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении Горбаченко И.В. и Исакова Д.Д., а также Кривошеева С.А., Шихалева А.А. и Митрохина А.В. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"