||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2009 г. N 12-О08-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Эрдыниева Э.Б. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Гайфуллина Д.Г., Гайфуллина А.И., Табала С.О., адвокатов Чайляна А.С., Васюкова И.А., Архипова А.В., Куклина С.Д., Полетило О.О. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 5 сентября 2008 года, которым

Гайфуллин Д.Г., <...> судимый: 1) 8 декабря 1995 года по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 2) 20 января 1997 года по ч. 5 ст. 148 УК РСФСР с присоединением наказания по приговору от 8.12.1995 г. к 7 годам лишения свободы;

- осужден по ч. 3 ст. 33, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Гайфуллин А.И., <...>;

- осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Табала С.О., <...> судимый 7 сентября 2005 года по ч. 1 ст. 131 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

- осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 7 сентября 2005 года и окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденных Гайфуллина Д.Г., Гайфуллина А.И., Табалы С.О., выступление адвокатов Чайляна А.С., Полетило О.О., потерпевшей С., мнение прокурора Химченковой М.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Гайфуллин А. и Табала признаны виновным в убийстве С., совершенном по предварительному сговору группой лиц, а Гайфуллин Д. в организации данного убийства. Также Гайфуллин А. и Табала осуждены за незаконное приобретение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступление совершено 16 июня 2007 года в г. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Гайфуллин Д.Г. выражает несогласие с приговором, считая, что не доказана его организаторская роль в убийстве С., наличие конфликта между ним и С., мотив совершенного преступления, показания свидетелей А., В., М., С., Н. судом не должны были приниматься во внимание, поскольку данные свидетели не называли источник своей осведомленности, не установлена судьба второго телефона С., подвергает сомнению показания потерпевшей С. и свидетеля С., полагая, что они оговаривают его. Просит приговор в отношении его отменить и дело прекратить в связи с его непричастностью к совершению преступления.

- осужденный Гайфуллин А.И. считает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, указывая, что не установлено наличие предварительного сговора между осужденными, причина конфликта между Гайфуллиным Д. и С., дополнительная химическая экспертиза не выявила продукты выстрела на нем и Табале, подвергает сомнению показания свидетелей А., В., М., С., потерпевшей С., распечатки телефонных соединений между осужденными. Считает себя непричастным к совершению убийства С., указывая, что в это время находился на озере <...>. Также считает предвзятым отношение судьи Рямзаевой М.И. к осужденным. Просит приговор в отношении его отменить и дело прекратить.

- осужденный Табала С.О. выражает несогласие с приговором, считая, что показания свидетелей А., В., М. являются недопустимыми доказательствами ввиду того, что основаны на слухах и предположениях и не соответствуют действительности, доказательств, подтверждающих наличие предварительного сговора между осужденными на убийство, мотив убийства, организаторскую роль Гайфуллина Д. по делу не имеется, подвергает сомнению показания потерпевшей С., свидетеля С., свидетеля С., считая их противоречивыми, также указывает, что в период с 15 до 16 часов в день убийства он и Гайфуллин А. находились на озере <...>, что подтверждают свидетели М., Б., А., в телефонных разговорах он и Гайфуллин А. обсуждали поездку на озеро, дополнительная химическая экспертиза не выявила продуктов выстрела на их одежде и руках, считает выводы эксперта С. необъективными, а проведенное опознание его свидетелем С. незаконным. Просит приговор в отношении его отменить и дело прекратить в связи с его непричастностью к совершению преступления.

- адвокат Васюков И.А. в интересах осужденного Гайфуллина А.И. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, подвергает сомнению показания матери и жены потерпевшего С., полагая, что они могут быть заинтересованными лицами, считает недопустимыми доказательствами показания свидетелей С., Н., тайных свидетелей А., В., М. ввиду того, что они не могут указать источник своей осведомленности. Также считает, что выводы суда о том, что Гайфуллин А. и Табала накануне убийства находились возле подъезда дома С., что они применили при убийстве две единицы оружия не подтверждаются доказательствами, а факт того, что Гайфуллины и Табала созванивались накануне убийства, непосредственно перед ним и после не подтверждает их вину, т.к. они созванивались в связи с наличием между ними родственных и дружеских отношений. Считает, что доказательств приобретения, перевозки, ношения оружия и боеприпасов Гайфуллиным А. и Табалой по делу не имеется. Просит приговор в отношении Гайфуллина А. отменить и уголовное преследование прекратить.

- адвокат Архипов А.В. в интересах осужденного Гайфуллина А.И. считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, указывая, что показания свидетелей С., Н., А., В., М. являются недопустимыми доказательствами, поскольку они не указали источник своей осведомленности, показания свидетеля С. и эксперта С. являются противоречивыми, информация о телефонных соединениях носит предположительный характер, свидетель А. не находилась с осужденными в дружеских отношениях и вывод суда о ее стремлении помочь им является необоснованным, Гайфуллин А. и Табала сами хорошо знали о распорядке дня С., его марке машины и месте жительства и не нуждались в этих сведениях. Считает вину Гайфуллина А. недоказанной, просит приговор в отношении его отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

- адвокат Чайлян А.С. в интересах осужденного Табалы С.О. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что по делу не установлен факт сотрудничества Гайфуллина Д. с правоохранительными органами, наличие телефонных переговоров между осужденными не свидетельствует о наличии между ними предварительного сговора на убийство С., показания свидетелей С., Н., А., В., М., опознание С. Табалы являются недопустимыми доказательствами, подвергает сомнению показания свидетеля С., считая их противоречивыми, дополнительная судебно-химическая экспертиза не обнаружила на волосах и одежде Гайфуллина А. и Табалы продуктов выстрела, т.е. считает Табалу непричастным к совершенному убийству, просит приговор в отношении его отменить и дело прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

- адвокат Куклин С.Д. в интересах осужденного Гайфуллина Д.Г. считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, указывая, что не установлен мотив совершенного преступления, отсутствуют доказательства организации им убийства С., показания свидетелей С., Н., А., В., М. являются недопустимыми доказательствами, подвергает сомнению показания потерпевшей С. и свидетеля С., просит приговор в отношении Гайфуллина Д. отменить и дело прекратить в связи с его непричастностью к совершению преступления.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Полетило О.О. в интересах осужденного Гайфуллина Д.Г.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Демидова С.А. и потерпевшая С. считают доводы жалоб несостоятельными и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью исследованных по делу доказательств.

Доводы осужденных о своей непричастности к убийству С. и нахождении во время совершения данного преступления вне пределов г. <...> опровергаются следующими доказательствами.

Так, из показаний свидетеля С. - жены С. следует, что около 12 часов 16 июня 2007 года к ней на работу приехал Гайфуллин Д. и поинтересовался о местонахождении ее мужа, она ответила, что муж находится дома. Около 13 часов она пришла домой, через некоторое время на сотовый телефон мужа позвонил Гайфуллин Д., она поняла это по мелодии звонка. Переговорив по телефону, муж подтвердил, что звонил Д. и стал собираться, сказав, что вернется, а ей сказал идти ночевать к его матери. Через 5 минут после разговора с Д., муж вышел на улицу, а она подошла к окну на кухне, которое выходит во двор, живут они на первом этаже в третьем подъезде, автомашину муж ставил напротив подъезда. Она увидела, что со стороны первого подъезда к автомашине бегут Табала и Гайфуллин А. Табалу она увидела первым, узнала его, еще подумала, что он здесь делает, затем ее внимание переключилось на А., муж их не видел, так как находился к ним спиной. Табала подбежал к передней пассажирской двери, а А. к водительской двери, С. в это время садился в машину, одна нога была еще на земле, руку А. держал за спиной и когда он ее вытащил, то в ней было небольшое черное оружие, он первым стал стрелять в ее мужа, выстрелил три раза, затем послышался другой глухой выстрел, стрелял Табала, который находился возле передней пассажирской двери, но его действия ей не были видны из-за оконной планки, а действия Гайфуллин А. ей были видны хорошо, так как он находился на близком расстоянии от окна и стрелял в мужа он с расстояния около метра, выстрелы чередовались, по звуку они были разные. Она выбежала на улицу, стала кричать, пыталась подойти к машине, но ее удерживал сосед. Табала и Гайфуллин А. ей хорошо знакомы, они являются близкими людьми Гайфуллина Д., ежедневно они приезжали на базу, где находилась пекарня, в которой она работала, несколько раз приходили к мужу домой и находились в прихожей, она хорошо знает их внешний вид, то, как они двигаются, поэтому сразу узнала их, когда увидела во дворе дома, и опознала на предварительном следствии.

Кроме того, объясняя наличие противоречий с показаниями, данными ею на предварительном следствии под псевдонимом "С." в части того, что она назвала другое место наблюдения за действиями Табалы и Гайфуллина А. С. пояснила, что она умышленно назвала другое место наблюдения, чтобы не быть узнанной, опасаясь за свою безопасность и дочери, так как боялась Гайфуллина Д. и его людей, Д. постоянно спрашивал ее спрашивал, какие она дает показания. В настоящее время она также боится, что с ней могут поступить, как с мужем, но она решила дать показания под своим именем и в судебном заседании она пояснила о том, что имело место в действительности.

Также, в судебном заседании С. схематично изобразила месторасположение автомашины ее мужа по отношению к окну кухни, откуда она наблюдала действия Табалы и Гайфуллина А. и продемонстрировала действия Гайфуллина А. во время производства выстрелов, при этом пояснила, что она не помнит, в какой руке у него был пистолет, а также пояснила, что кроме рябины, никаких других насаждений под окном нет, эта рябина не мешает обзору, так как листья дерева расположены выше окна и все прекрасно видно.

Из протоколов опознания видно, что С. на предварительном следствии, в условиях, исключающих ее опознание, опознала Табалу и Гайфуллина А., как лиц, стрелявших в ее мужа С., оснований для признания данных протоколов опознания недопустимыми доказательствами не имеется, опознание Табалы и Гайфуллина А. проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, после допроса С., где она дала показания о приметах опознаваемых ею лиц.

Суд обоснованно признал показания свидетеля С. достоверными, поскольку, они также подтверждаются другими исследованными по делу доказательствами.

Из информации о телефонных соединениях абонентского номера, принадлежащего С. видно, что 16 июня 2007 года на его номер в 15.19 с абонентского номера Гайфуллина Д. поступил входящий звонок, продолжительностью разговора 29 секунд, и данный звонок зарегистрирован в это же время как исходящий с абонентского номера Гайфуллина Д. на номер С., при этом последний во время данного разговора находился в зоне действия базовой станции "Билайн", охватывающую район улицы <...>, д. <...>, что подтверждает показания свидетеля С.

Из показаний свидетеля Н. следует, что после 15 часов со своего балкона она видела около первого подъезда двух парней, которые через некоторое время быстрым шагом пошли в сторону третьего подъезда, далее она за ними не наблюдала и почти сразу услышала три тихих и три или четыре громких хлопка, похожих на выстрелы, после этого она увидела этих двух парней, отбегающих от автомашины, расположенной напротив третьего подъезда, и как они добежали до угла д. <...> по ул. <...>, затем, она с балкона ушла.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в углублении крыльца первого подъезда дома N <...> по ул. <...> обнаружен окурок сигареты "Кент" и принадлежность слюны, обнаруженной на данном окурке, Табале и Гайфуллину А. по заключению судебно-биологической экспертизы, не исключается.

Из показаний свидетеля Ф. следует, что после того, как он услышал не менее 6 хлопков со стороны д. <...> по ул. <...>, он увидел двух бегущих парней от автомашины С., стоявшей напротив третьего подъезда, которые забежали за угол д. <...>, а в это же время из подъезда выбежала жена С., которая рвалась в машину, была в истерике, он ее успокаивал.

Из показаний свидетеля С., данных на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании следует, что она слышала не менее пяти хлопков и видела, как от автомашины соседа А. в сторону домов по <...> отбегают двое парней, у одного из них за спиной в брюки был заправлен пистолет.

Также, показания С. согласуются и с данными осмотра места происшествия о взаиморасположении автомашины С. относительно третьего подъезда дома N <...> по ул. <...>, т.е. автомашина марки "<...>" стоит напротив данного подъезда, расстояние от подъезда до заднего бампера автомашины составляет 11,5 метра. Кроме того, осмотром установлено, что труп С. находится на передних сиденьях автомашины, ноги вытянуты на водительском сиденье, в трусах обнаружена пуля, на голове трупа справа в височной и лобно-височной области имеются раны звездчатой формы. Возле правой передней двери автомашины обнаружена рассыпанная по поверхности песчаного грунта в диаметре 1,2 метра осыпь стекла, левая передняя дверь автомашины находится в открытом состоянии и распахнута, правая передняя, задние левая и правая двери находятся в закрытом состоянии. В салоне автомашины обнаружены повреждения обшивки водительского сиденья, левой стойки автомашины, передней и задней левой двери. На прилегающей к автомашине территории на различном расстоянии от нее обнаружены гильзы калибра 9 мм в количестве пяти штук и гильзы калибра 7,62 мм в количестве четырех штук. При осмотре автомашины обнаружены три пули.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила в результате огнестрельного сквозного пулевого ранения головы с ранением головного мозга, всего обнаружено десять огнестрельных ранений в области левого и правого предплечий, левой ключицы, спины, левого и правого бедер, глотки, головы и т.д. с выходными огнестрельными ранами. В конце раневого канала, проходящего в подкожно-жировую клетчатку живота слева направо и при исследовании оскольчатого перелома тела левой ключицы у грудинного конца обнаружены две оболочечные пули.

По заключению судебно-баллистической экспертизы три пули, изъятые в ходе осмотра автомашины, являются частью 9 мм пистолетного патрона - боеприпаса промышленного изготовления, штатного к нарезному оружию: ПМ, ПММ, АПС, "КЕДР", "КИПАРИС" и др. Указанные пули; а также пуля, изъятая при судебно-медицинском исследовании трупа; пуля, изъятая из автомашины при осмотре места происшествия и пуля, обнаруженная в трусах при осмотре трупа, выстреляны из одного экземпляра оружия.

Показаниями свидетелей У., Ф., протоколом осмотра участка местности напротив подъезда д. <...> по ул. <...> установлено, что на следующий день после убийства С. к зданию УБОП г. <...> был подброшен пистолет, который по заключению судебно-баллистической экспертизы является пневматическим пистолетом "МР-65-4К", а с учетом внесенных изменений является пистолетом 9 мм, относящимся к самодельному нарезному огнестрельному оружию, обнаруженный в пистолете 9 мм пистолетный патрон ПМ является боеприпасом.

Из заключения судебно-баллистической экспертизы также следует, что пуля, изъятая из автомашины С., пуля, обнаруженная в его трусах при осмотре трупа и пуля, изъятая из тела С. при судебно-медицинском исследовании трупа являются частью пистолетного патрона калибра 9 мм, штатного к пистолету Макарова и выстреляны из пистолета, обнаруженного возле здания УБОП г. <...>; в этом же пистолете стреляны и четыре гильзы, обнаруженные при осмотре места происшествия возле автомашины С.

Также экспертизой установлено, что вторая пуля, изъятая из тела С., является частью пистолетного патрона отечественного производства калибра 7,62 мм штатного к пистолету ТТ и выстреляна не из пистолета, обнаруженного возле здания УБОП, а из другого оружия; четыре гильзы, обнаруженные при осмотре места происшествия возле автомашины С., являются частью 7,62 мм пистолетного патрона ТТ калибра 7,62 мм отечественного производства и также были стреляны не из пистолета, обнаруженного возле здания УБОП, а в другом экземпляре оружия, которое в ходе предварительного расследования найдено не было.

Кроме того, показания С. о расстоянии, с которого Табала и Гайфуллин А. производили выстрелы в С. и об их взаиморасположении соответствуют как заключению судебной медико-криминалистической экспертизы, из которого усматривается, что часть огнестрельных повреждений, обнаруженных на одежде С. причинена в результате выстрелов из огнестрельного оружия с дальней дистанции, а часть - в результате выстрелов из огнестрельного оружия с близкой дистанции, так и заключению судебно-медицинской экспертизы трупа С., в котором отражена локализация обнаруженных у С. огнестрельных повреждений, свидетельствующая о производстве выстрелов с двух сторон.

По заключению судебно-химической экспертизы, на смывах с рук и на смывах с ушных раковин Гайфуллина А. и Табалы, а также на брюках Гайфуллина А. обнаружены частицы черного цвета, в состав которых входят вещества, содержащие ионоокислители, вероятно нитраты или нитросоединения, входящие в состав бездымных порохов. Эксперт С. разъяснил в судебном заседании, что поскольку обнаруженные им вещества входят в состав продуктов выстрела из огнестрельного оружия, то образовались они именно в результате выстрела.

Оснований считать данное заключение экспертизы недопустимым доказательством не имеется, поскольку, экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, экспертом, о компетентности которого свидетельствовали исследованные в судебном заседании и представленные на обозрение соответствующие документы, а также в заключении экспертизы полно и подробно приведена исследовательская часть, используемая методика, оснований сомневаться в достоверности выводов экспертизы не имеется.

В отношении заключения дополнительной судебно-химической экспертизы, из которого следует, что на марлевых тампонах со смывами с рук и ушных раковин Гайфуллина А. и Табалы, на их волосах и на одежде Гайфуллина А. продуктов выстрела не обнаружено, допрошенный в качестве специалиста эксперт С. разъяснил, что при производстве дополнительной экспертизы, что следует из самого заключения, исследование проходило только на наличие металлов и согласно методике при исследовании использовались нитросоединения, в связи с чем, поиск нитросоединений, входящих в состав продукта выстрела, не производился, что объективно подтверждается данными, изложенными в исследовательской части заключения дополнительной судебно-химической экспертизы, т.е. выводы данной экспертизы носят не категоричный, а вероятностный, предположительный характер и сами по себе не могут достоверно свидетельствовать о непричастности осужденных к преступлению.

Кроме того, доводы осужденных об их алиби, т.е. доводы Гайфуллина Д. о нахождении его в день убийства С. за пределами г. <...>, по пути в <...>, и доводы Гайфуллина А. и Табалы о том, что в этот день они около 15 часов уехали на озеро <...> опровергаются следующими доказательствами.

Из показаний свидетелей Б., М. следует, что 16 июня 2007 года они около 15 часов выехали из г. <...> на озеро, добирались примерно около 30 минут и на озере они пробыли около 1 - 2 часов, там же встретили Гайфуллина А. и Табалу, которые приехали позже их.

Из показаний свидетеля А. следует, что на озеро он с компанией и своей сестрой приехали около 16 часов, затем позвонил Табале и сообщил о своем приезде, предложив тоже приехать. Из г. <...> до озера он примерно доехал за 30 минут.

Вместе с тем, из информации о телефонных соединениях его абонентского номера следует, что по состоянию на 15 часов 37 минут 16 июня 2007 года А. еще находился в г. <...>. Первое соединение в зоне действия базовой станции "Билайн", расположенной за пределами г. <...> зафиксировано в 16.37.

Из показаний свидетеля А. следует, что на озеро они приехали около 15 часов, затем она позвонила своему другу Табале С. и объяснила как их найти. Табала и Гайфуллин А. приехали в 15 часов 20 минут, она их встретила и от них же узнала об убийстве С.

Вместе с тем, из информации о телефонных соединениях абонентского номера А. следует, что по состоянию на 15 часов 09 минут 16 июня 2007 года А. и Табала еще находились в г. <...>, поскольку телефонное соединение между ними в вышеуказанное время состоялось в зоне действия базовых станций "Билайн", расположенных в г. <...>, при этом первое соединение с абонентским номером Табалы в этот день за пределами г. <...> зафиксировано у А. в 16 часов 34 минуты, а в 16 часов 47 минут второе соединение между ними, что свидетельствует о том, что по состоянию на 16.47 Табала и А. не находились в одном месте и Табала с А. на озере <...> еще не встретились.

Кроме того, о несостоятельности доводов А. о ее встрече на озере <...> с Табалой и Гайфуллиным А. в 15 часов 20 минут свидетельствует и то, что в 15 часов 19 минут С. был еще жив и разговаривал по телефону с Гайфуллиным Д., поэтому встретиться с А. и сообщить ей об убийстве С. Табала и Гайфуллин А. могли лишь в более позднее время, что вместе с тем также подтверждает их причастность к совершению ими убийства С.

Также из показаний свидетелей Г., Г., Г. следует, что домики для празднования дня рождения А. были заказаны на 14 часов, но они прибыли на озеро значительно позже назначенного времени и Табала с Гайфуллиным А. появились в их компании когда они уже сидели за столом, о времени их появления пояснить не смогли.

Давая оценку показаниям свидетелей М., Б., А., Г., Г., Г., суд обоснованно пришел к выводу о том, что данные свидетели лишь свидетельствуют о присутствии Табалы с Гайфуллиным А. на озере <...> в день убийства С., но не подтверждают доводы осужденных об их пребывании за пределами г. <...> во время убийства С.

Кроме того, из информации о телефонных соединениях следует, что в 15 часов 19 минут 16 июня 2007 года Гайфуллин Д. позвонил С. домой, находясь при этом в зоне действия одной из базовых станций "Билайн", расположенной в г. <...>, а в 15 часов 26 минут непосредственно после убийства С. Гайфуллин Д. позвонил Гайфуллину А., который в это время находился в районе места жительства С., сам Гайфуллин Д. в зоне действия одной из базовых станций "Билайн", расположенной в г. <...>. Также в 14.29.11 (время разговора 9 секунд), в 14.38 и в 14.45, т.е. во время, предшествующее убийству, на абонентский номер Табалы поступали входящие звонки с абонентского номера Гайфуллина А., при этом Табала перемещался в зону действия базовой станции "Билайн", расположенной в районе места жительства С., а в 14.29.42, т.е. сразу после звонка Табале, Гайфуллин А. позвонил Гайфуллину Д., также в 14.26 Гайфуллин Д. звонил Табале.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о постоянных контактах между осужденными во время, предшествующее убийству С., о нахождении Гайфуллина А. и Табалы во время убийства в районе места жительства С., а Гайфуллина Д. в г. <...>, что опровергает доводы осужденных об их нахождении во время убийства С. вне пределов г. <...> и вместе с тем, в совокупности с другими доказательствами, подтверждают их причастность к совершению убийства С.

Кроме того, из показаний свидетелей С. - начальника УБОП МВД <...>, Н. - начальника <...>-ого отдела УБОП МВД <...>, следует, что по имевшимся у них оперативным данным потерпевший С. имел статус "положенца" - лица, исполняющего в полном объеме функции "вора в законе" на конкретной территории, а именно в г. <...>, поддерживающего криминальную субкультуру, организовывавшего "сходки" лидеров, участников организованного преступного формирования на данной территории и направлявшего деятельность преступного формирования, а также исполнявшего функции по сбору денежных средств в воровской "общак". Под руководством С. находился ряд активных организованных преступных группировок. Одной из таких группировок под названием "<...>" руководил Гайфуллин Д., активными участниками данной группировки были Табала С.О. и племянник Гайфуллина Д. - Гайфуллин А. Незадолго до убийства С. планировал организовать "сходняк", на котором должны были присутствовать более высокие представители уголовно-преступной среды, чтобы решить вопрос в отношении Гайфуллина Д. и предполагалось озвучить факты его общения с правоохранительными органами. Также Н. пояснил, что неоднократно наблюдал Гайфуллина Д. в помещении отдела УБОП г. <...>, знает, что он общался с бывшим руководителем отдела и согласно имевшейся оперативной информации к данному общению С. относился резко отрицательно.

Из показаний свидетелей А., В., М. также следует, что С. имел претензии к Гайфуллину Д. по поводу сотрудничества последнего с правоохранительными органами и именно по этому поводу С. намеревался на предстоящем в ближайшее время "сходняке" публично предъявить ему эти претензии и заставить объясниться. Слово С. как "положенца" значило многое и после этого схода Гайфуллин мог лишиться всего, если бы выжил, группировке Д. также это было не нужно, так как они потеряли бы всякий авторитет, источники дохода и все нажитое имущество, поэтому у них были основания для убийства С. В итоге Гайфуллин Д. решил убить С. до схода и предпринял действия по его устранению, т.е. организовал его убийство, дав указание Табале и Гайфуллину А., с данным предложением Гайфуллин Д. обращался еще к одному лицу из своего окружения, но тот отказался. В результате "сходняк" не состоялся, поскольку Д. сработал на опережение, организовав убийство С.

Оснований для признания показаний данных свидетелей недопустимыми доказательствами ввиду сокрытия ими источников своей осведомленности и информированности не имеется, поскольку С. и Н. являются должностными лицами Управления по борьбе с организованной преступностью <...>, деятельность которых регламентирована Законом "Об оперативно-розыскной деятельности", в соответствии с которым они не вправе раскрывать сведения, составляющие государственную тайну. Также показания свидетелей А., В., М., данные о личности которых на основании постановления следователя в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК РФ были сохранены в тайне и в судебном заседании они допрашивались в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками судебного процесса, судом обоснованно признаны допустимыми доказательствами, поскольку, установление источника информации неизбежно привело бы к установлению настоящих данных о личности этих свидетелей, что могло бы повлиять на безопасность свидетелей и их родственников и угрожать их жизни и здоровью. Кроме того, свидетелями указывался источник своей осведомленности - сам С., а также их показания, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании являются последовательными, согласуются с показаниями свидетелей С., Н., и соответствуют имеющимся в материалах дела данным о результатах оперативно-розыскной деятельности, а также подтверждаются показаниями потерпевшей С., свидетеля С., из которых, в частности, следует, что они знали о положении С. в криминальном мире и с его слов знали о причине конфликта с Гайфуллиным Д., т.е. связях последнего с правоохранительными органами, и в связи с этим о намерениях С. организовать сход, на котором предъявить ему претензии, что для Д. могло иметь плохие последствия, что в последние дни люди Д. - Табала и Гайфуллин А. следят за ним, также свидетель С. пояснила, что утром 16 июня 2007 года муж ей рассказал, что накануне между ним и Д. состоялась встреча, где он подтвердил свои намерения заставить Д. ответить перед людьми, на что Гайфуллин Д. стал угрожать убийством, сказав, что "положенцы" тоже погибают, но муж не верил, что Гайфуллин Д. решится на его убийство; а в ночь на 16 июня 2007 года С. видела возле своего подъезда двух молодых людей, которые увидев ее, убежали, в одном из них она узнала Табалу, что согласуется с информацией о телефонных соединениях, из которой следует, что в ночь на 16 июня 2007 года Табала и Гайфуллин А. находились в зоне действия базовой станции "Билайн", расположенной в районе места жительства С., разговаривая по телефону с Гайфуллиным Д.

Давая оценку изложенным доказательствам, суд обоснованно пришел к выводу, что между С. и Гайфуллиным Д.Г. имел место конфликт, причиной которого явились конфиденциальные отношения Гайфуллина Д.Г. с сотрудниками правоохранительных органов, что повлекло негативное отношение С. к поведению и действиям Гайфуллина Д.Г., а последующие намерения С. в отношении Гайфуллина Д.Г. послужили для последнего основанием для лишения С. жизни.

Также судом обоснованно дана критическая оценка доводам Гайфуллина Д.Г. о возможной причастности к убийству С. лиц из преступных группировок г. <...>, наличию между ним и С. в последнее время хороших отношений и отсутствии конфликтов, его оговоре потерпевшей С. и свидетелем С., при этом последние пояснили, что сохраняли видимость каких-то отношений с Гайфуллиным из-за страха перед ним.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора органами предварительного следствия и судом не допущено. Доводы Табалы и Гайфуллина А. о предвзятом отношении к ним председательствующего судьи Рямзаевой М.И. являются несостоятельными и не основанными на материалах дела, каких-либо заявлений и ходатайств, касающихся нарушения и ущемления председательствующим процессуальных прав участников судебного процесса не имелось.

Таким образом, суд, оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных и правильно квалифицировал действия Гайфуллина Д.Г. по ч. 3 ст. 33, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, а действия Табалы и Гайфуллина А. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, поскольку, установлено, что Гайфуллин Д. привлек в качестве исполнителей близких подчиненных ему людей из своего окружения: племянника Гайфуллина А. и его друга Табалу; для установления за С. наблюдения он сообщил им информацию о местах, где тот проводит свое свободное время, местах, где решает иные вопросы, когда и куда выезжает на своей автомашине и возвращается по месту жительства и спланировал убийство С. на 16 июня 2007 года - на день, предшествующий дню осуществления С. своих намерений в отношении него. Получив 16 июня от жены С. информацию о нахождении ее мужа С. по месту жительства, Гайфуллин Д. с целью реализации задуманного передал данную информацию Гайфуллину А. и Табале. Сам же предпринял меры для вызова С. из квартиры, предварительно позвонив ему, после чего непосредственно находился в зоне, расположенной вблизи места жительства С., контролировал действия Табалы и Гайфуллина А., которые, получив от Гайфуллина Д. информацию о нахождении С. в своей квартире, прибыли к месту его жительства и, дождавшись, когда С. выйдет из подъезда дома и разместится в своей автомашине, произвели в него многочисленные выстрелы из имевшегося при себе огнестрельного оружия, причинив ему смерть.

Действия Гайфуллина А. и Табалы также правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, но вместе с тем, судебная коллегия исключает осуждение по квалифицирующему признаку - перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку, в описании преступного деяния в приговоре не приведены данные действия осужденных.

Наказание Гайфуллину Д., Гайфуллину А. и Табале назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, данных, характеризующих их личность, и является справедливым. С учетом вносимых изменений в приговор, наказание, назначенное Гайфуллину А. и Табале по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 5 сентября 2008 года в отношении Гайфуллина А.И. и Табалы С.О. изменить, исключить их осуждение по квалифицирующему признаку ч. 1 ст. 222 УК РФ - перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов, снизив назначенное каждому наказание по ч. 1 ст. 222 УК РФ до 1 года 8 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Гайфуллину А.И. 14 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Табале С.О. 14 лет 8 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 7 сентября 2005 года и окончательно назначить Табале С.О. 15 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении их, а также этот же приговор в отношении Гайфуллина Д.Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"