||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2009 г. N 46-Г08-29

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего В.Н. Пирожкова,

судей В.Б. Хаменкова и В.П. Меркулова

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению исполняющего обязанности прокурора Самарской области на решение Самарского областного суда от 10 ноября 2008 года, которым заместителю прокурора Самарской области отказано в удовлетворении заявления о признании противоречащими федеральному закону и недействующими отдельных положений Закона Самарской области "О пассажирском автомобильном и городском наземном электрическом транспорте" от 09.07.02 N 53-ГД.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей, что решение суда подлежит частичной отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

заместитель прокурора Самарской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, а потому недействующими статьи 3 в части слов "удостоверяющий право перевозчика использовать транспортное средство на данном маршруте", статьи 7.3 в части полномочий заказчика перевозок изымать маршрутные карты, в части установления запрета на осуществление пассажирских перевозок транспортным средством, на которое не оформлена маршрутная карта, пункта д. 4 части 2 статьи 6 и пункта н. 5 части 1 статьи 7, части 1 статьи 8 в части определения организатором перевозок только юридических лиц Закона Самарской области "О пассажирском автомобильном и городском наземном электрическом транспорте в Самарской области" от 09.07.02 N 53-ГД.

В обоснование требований указал на отсутствие в федеральном законодательстве понятия "маршрутная карта".

Считал, что оспариваемыми положениями ограничиваются права хозяйствующих субъектов, заключивших договор с органами местного самоуправления и государственными органами субъекта Российской Федерации на осуществление регулярных пассажирских перевозок по городским, внутрирайонным, междугородным внутриобластным и пригородным маршрутам.

Полагал, что в противоречие требованиям Гражданского кодекса РФ оспариваемые нормы ограничивают конкуренцию и права индивидуальных предпринимателей, осуществляющих данный вид деятельности.

Решением Самарского областного суда от 10 ноября 2008 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном представлении исполняющий обязанности прокурора Самарской области просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение суда подлежит частичной отмене.

Отказывая прокурору в признании недействующими отдельных положений статьи 3, статьи 7.3, пункта д. 4 части 2 статьи 6 и пункта н. 5 части 1 статьи 7 оспариваемого Закона, суд обоснованно исходил из того, что предметом их правового регулирования являются отношения по организации перевозки пассажиров транспортом общего пользования на территории Самарской области и обеспечению безопасности дорожного движения.

При этом суд правильно указал на то, что они приняты в полном соответствии с компетенцией субъекта Российской Федерации, определенной Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", согласно подпункту 12 пункта 2 статьи 26.3 которого организация транспортного обслуживания населения автомобильным, железнодорожным, внутренним водным, воздушным транспортом (пригородное и межмуниципальное сообщение) относится к полномочиям именно органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

Вывод суда о том, что введение оспариваемыми нормами Закона Самарской области положений о маршрутной карте является мероприятием по организации дорожного движения, направленное на предупреждение причин возникновения дорожно-транспортных происшествий, снижение тяжести их последствий, обеспечение мер защиты жизни, здоровья и имущества граждан, их законных интересов, полностью согласуется и с положениями статей 2 и 21 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", в соответствии с которыми осуществление комплекса организационно-правовых, организационно-технических мероприятий и распорядительных действий по управлению движением на дорогах также отнесено к ведению органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления.

Отвергая довод прокурора о том, что федеральное законодательство не содержит таких понятий как "маршрутная карта", суд правомерно указал на то, что данное обстоятельство не может рассматриваться как нарушение субъектом Российской Федерации закона, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов.

Ссылка в кассационном представлении на то, что оспариваемыми нормами создается административный барьер, ограничивающий права хозяйствующих субъектов на осуществление предпринимательской деятельности, является необоснованной.

Понимая под конкуренцией состязательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров и услуг на соответствующем товарном рынке, следует отметить, что установленный Законом Самарской области конкурсный отбор перевозчиков не оказывает влияния на конкуренцию, так как каждый хозяйствующий субъект самостоятельно принимает решение об участии в конкурсе, все участники конкурса равны между собой, самостоятельные действия каждого из них влияют на результаты конкурса, победителем которого определяется лучший из перевозчиков, то есть более конкурентоспособный. Целью проведения конкурса на право осуществления перевозок пассажиров на регулярных маршрутах является подбор перевозчиков, обеспечивающих наиболее безопасные условия перевозки пассажиров, укрепление транспортной дисциплины предприятий и индивидуальных предпринимателей, удовлетворение потребностей населения в пассажирских перевозках и качество его обслуживания.

Вместе с тем нельзя согласиться с выводом суда о том, что часть 1 статьи 8 оспариваемого Закона Самарской области, предусматривающая право заказчика перевозок на договорной основе привлекать в качестве организатора перевозок юридическое лицо, соответствует требованиям федерального закона, не ограничивая права других хозяйствующих субъектов, действующих в данной сфере предпринимательской деятельности.

Согласно частям 1 и 3 статьи 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" органам государственной власти субъектов Российской Федерации запрещается принимать акты, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещаются:

1) введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров;

2) необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами;

3) установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров;

4) дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров;

5) установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары.

Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации.

Как следует из статьи 6 оспариваемого Закона Самарской области, организатором транспортного обслуживания населения области, выполняющим функции заказчика перевозок, является Министерство транспорта, связи и автомобильных дорог Самарской области. При этом заказчик перевозок может передать свои административно-распорядительные функции, включая вопросы организации транспортного обслуживания населения, уполномоченной организации, но в порядке, установленном федеральным законодательством.

В соответствии с оспариваемыми положениями части 1 статьи 8 областного Закона в целях повышения безопасности и качества регулярных пассажирских маршрутных перевозок заказчик перевозок вправе привлекать по договорам для организации регулярных пассажирских маршрутных перевозок организатора перевозок - юридическое лицо, имеющее соответствующую материально-техническую базу и квалифицированных специалистов пассажирского транспорта.

Между тем, подобного совмещения хозяйствующим субъектом своих функций с функциями органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации федеральное законодательство не содержит.

Более того, из содержания приведенных правовых положений областного Закона можно сделать вывод и о том, что к организации транспортного обслуживания населения на основании договора, заключаемого по усмотрению органа государственной власти, могут привлекаться и сами перевозчики, что не исключает возможности создания последними дискриминационных условий для других хозяйствующих субъектов и недобросовестной конкуренции, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов ставятся в неравное положение, а действия такого организатора перевозок направляются на получение им преимуществ при осуществлении данного вида предпринимательской деятельности.

При таких обстоятельствах считать, что часть 1 статьи 8 областного Закона соответствует федеральному законодательству, у суда не было оснований.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

 

определила:

 

решение Самарского областного суда от 10 ноября 2008 года в части отказа заместителю прокурора Самарской области в признании недействующей части 1 статьи 8 Закона Самарской области от 9 июля 2002 года N 53-ГД "О пассажирском автомобильном и городском наземном электрическом транспорте" отменить и принять новое решение, которым признать часть 1 статьи 8 Закона Самарской области от 9 июля 2002 года N 53-ГД "О пассажирском автомобильном и городском наземном электрическом транспорте" недействующей и не подлежащей применению со дня вступления настоящего решения в законную силу.

В остальной части решение этого же суда оставить без изменений, а кассационное представление исполняющего обязанности прокурора Самарской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"