||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2009 г. N 93-О09-24сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего А.С. Червоткина

судей Е.П. Кудрявцевой

С.Р. Зеленина

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Борисенко В.А., кассационную жалобу осужденного Будзович О.Я. на приговор Магаданского областного суда от 19 октября 2009 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Будзович О.Я. <...>

осужден по ст. 286 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 года 8 месяцев в колонии-поселении с лишением его права занимать должности, связанные с осуществлением представителя власти в правоохранительных органах, а также выполнять организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях сроком на три года;

по ч. 5 ст. 33, п. п. "а", "в" ч. 1 ст. 256 УК РФ к штрафу в размере 200.000 рублей с освобождением его от этого наказания на основании п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Постановлено Будзовича О.Я. на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдать по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ за неустановлением события преступления.

По этому же делу осужден Зоц В.А. по п. п. "а", "в" ч. 1 ст. 256 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием в доход государства <...> заработка, от наказания освобожден в связи с истечением срока давности, приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступления адвоката Бондаренко В.Х., поддержавшей кассационную жалобу и возражавшей против доводов, изложенных в кассационном представлении; прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей кассационное представление и возражавшей на доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей Будзович О.Я. признан виновным в том, что занимая должность первого заместителя начальника Отдела внутренних дел <...> - начальника криминальной милиции, а в период с 10 мая по 21 июля 2007 года исполняя обязанности начальника ОВД <...>, договорился об оказании содействия Зоцу В.А. в осуществлении вылова рыбы лососевых видов без получения соответствующего разрешения.

Располагая в силу занимаемой им должности сведениями о времени и месте проведения сотрудниками органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности и управления Россельхознадзора <...> рейдовых мероприятий по охране водных и биологических ресурсов, Будзович О.Я. в обмен на денежное вознаграждение обязался не предпринимать меры по пресечению деятельности Зоца В.А., связанной с выловом рыбы без соответствующего разрешения, предоставлять информацию о безопасном времени производства такой добычи рыбы, ее перевозки к месту переработки и устранять препятствия в руководстве деятельности бригады, руководимой Зоцем.

Во исполнение этой договоренности Будзович О.Я. в целях обеспечения беспрепятственного вылова рыбы без соответствующего разрешения в ходе переговоров по телефонам сотовой связи в период с 10 июля по 3 августа 2007 года в указанное в вердикте время передавал Зоцу В.А. служебную информацию о времени и месте проведения сотрудниками указанных выше органов мероприятий <...>.

Узнав о том, что 19.07.2007 г. около 19 часов руководимая Зоцем бригада была задержана сотрудниками милиции на выезде <...> в момент перевозки добытой ими без соответствующего разрешения рыбы лососевых видов в количестве 800 экземпляров горбуши, Будзович О.Я. предпринял меры по поиску документов, призванных придать видимость соблюдения правил ее добычи. По его просьбе третьи лица передали Зоцу В.А. разрешение <...>, выданное 09.07.2007 г. управлением Россельхознадзора <...> на родовую общину малочисленных народов "<...>" и промысловый журнал к этому разрешению, которые затем были представлены сотрудникам милиции в качестве документов, подтверждающих соблюдение правил добычи рыбы, вследствие чего автомобиль с рыбой, выловленной без соответствующего разрешения, был отпущен.

После того, как 3 августа 2007 года руководимая Зоцем бригада была задержана на территории его домовладения с рыбой, выловленной без соответствующего разрешения, Будзович О.Я. в ходе телефонных переговоров с Зоцем В.А. в период с 12 час. 36 мин. до 15 часов давал последнему рекомендации о том, как избежать ответственности за добычу рыбы без соответствующего разрешения, путем покупки на членов бригады и представления разовых лицензий на вылов рыбы с целью придания видимости соблюдения правил ее добычи.

В результате этих действий в период с 10 июля до 3 августа 2007 года в местах нереста рыбы лососевых видов и на миграционных путях к ним, <...> Зоцем был осуществлен вылов рыбы лососевых видов без соответствующего разрешения (лицензии) на общую сумму <...> руб. <...> коп., в том числе:

19.07.2007 г. - 800 экземпляров горбуши, чем причинен ущерб рыбным запасам Российской Федерации на сумму <...> рублей;

02.08.2007 г. - 36255 экземпляров горбуши на <...> руб. <...> коп.;

03.08.2007 г. 3062 экземпляра горбуши и 130 экземпляров кеты - на <...> рублей.

Этим же вердиктом Будзович признан заслуживающим снисхождения.

Со ссылкой на вердикт коллегии присяжных заседателей Будзович осужден за соучастие в форме пособничества в незаконной добыче рыбы с причинением крупного ущерба в местах нереста и на миграционных путях к ним. Пособничество выражалось в предоставлении Зоцу информации, даче советов и указаний, устранении препятствий в деятельности Зоца, связанной с незаконной добычей рыбы.

Кроме того Будзович осужден за превышение должностных полномочий, т.е. за совершение должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившиеся в подрыве авторитета органов внутренних дел Российской Федерации и причинении крупного ущерба рыбным запасам Российской Федерации.

В кассационном представлении государственный обвинитель считает, что приговор в отношении Будзовича подлежит отмене в связи с неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона. При этом государственный обвинитель обращает внимание на противоречивые выводы суда относительно квалифицирующего признака преступления, инкриминированного осужденному, связанного с определением размера ущерба и тяжести последствий содеянного. С учетом изложенного государственный обвинитель оспаривает обоснованность квалификации действий Будзовича по ч. 1 ст. 286 УПК РФ. В силу такой квалификации государственный обвинитель считает назначенное осужденному наказание чрезмерно мягким. Ссылаясь на повышенную общественную опасность личности осужденного, государственный обвинитель оспаривает обоснованность решения суда относительно вида исправительного учреждения, определенного для отбывания наказания. Государственный обвинитель также обращает внимание на то, что суд, указав размер наказания 200.000 рублей, не указал вид этого наказания.

Осужденный Будзович О.Я. в своих возражениях на доводы, изложенные в кассационном представлении, считает их необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Будзович О.Я. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. В этой связи осужденный ссылается на чрезмерную суровость наказания в виде лишения свободы, которое ему назначено без соответствующего обоснования и без учета вердикта коллегии присяжных заседателей о снисхождении при наличии альтернативных более мягких видов наказания, предусмотренных санкцией примененного в отношении него уголовного закона. По мнению осужденного, суд должен был в приговоре обсудить возможность применения в отношении него наказания по правилам ст. 73 УК РФ.

Кроме того, осужденный считает неправильным применение в отношении дополнительного наказания в виде лишения права занимать указанные в приговоре должности в силу необоснованности такого решения в приговоре и незаконности его применения по тем основаниям, что такая мера наказания указана в санкции закона в качестве основной.

Осужденный также считает, что гражданский иск разрешен судом без учета роли каждого из осужденных в содеянном. Обращая внимание на то, что он оправдан по наиболее тяжкой статье обвинения, а от наказания по ст. 256 УК РФ он освобожден за истечением срока давности, считает незаконным и решение суда о взыскании с него в возмещение судебных издержек, связанных с оплатой труда адвоката.

С учетом изложенного осужденный просит приговор изменить: смягчить назначенное ему наказание; снизить сумму процессуальных издержек, подлежащих взысканию с него, а в части разрешения гражданского иска приговор отменить, оставив этот вопрос на разрешение в порядке гражданского судопроизводства.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора либо для его изменения.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями отмены приговора по делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

В силу ст. 381 УПК РФ нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора, являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Таких нарушений по уголовному делу не имеется.

Материалы дела исследованы полно, всесторонне. С участием присяжных заседателей исследованы лишь допустимые доказательства. Не было в судебном заседании и нарушений процедуры судебного разбирательства, предусмотренной ст. 335 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей (как оправдательный, так и обвинительный) обязателен для председательствующего судьи. Обстоятельств для вынесения оправдательного приговора при наличии обвинительного вердикта, предусмотренных ч. 4 ст. 348 УПК РФ по делу не было.

Приговор по данному уголовному делу председательствующим судьей постановлен в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ со ссылкой на вердикт коллегии присяжных заседателей. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора содержит описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным. Квалификация содеянного осужденным, мотивы назначения наказания и обоснование решения в отношении гражданского иска приведены в приговоре в соответствии с требованиями материального и процессуального закона.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами, изложенными в кассационном представлении о том, что суд, квалификация содеянного Будзовичем О.Я. по ч. 1 ст. 286 УК РФ в отличии от предъявленного осужденному обвинения в этой части по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ не соответствует уголовному закону и осуществлена председательствующим судьей без приведения в приговоре соответствующего обоснования.

Глава 30 УПК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в качестве квалифицирующих признаков деяний имеет градацию, как по размеру причиненного вреда (крупный и особо крупный размер), определяемого в соответствии с законом в денежном эквиваленте, так и вреда, связанного с последствиями должностных преступлений (существенное нарушение прав, тяжкие последствия).

В качестве крупного размера установлена сумма бюджетных средств, превышающая один миллион 500 тысяч рублей; особо крупный - семь миллионов 500 тысяч рублей.

Законодательного определения понятия тяжких последствий, дающих основание для уголовного преследования по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, не имеется.

Разграничение обстоятельств, касающихся квалифицирующих признаков должностных преступлений, свидетельствует о том, что в одних случаях, прямо указанных в законе, для привлечения к уголовной ответственности по конкретной статье Уголовного кодекса названной Главы, достаточно установления размера причиненного вреда в денежном выражении, в других случаях установление одного денежного размера ущерба для соответствующей юридической квалификации содеянного недостаточно.

При таких обстоятельствах для определения последствий преступлений как тяжких, необходимо установление не только вреда, определяемого в денежном выражении, но и установление с учетом специфики преступления иных обстоятельств, связанных с наступлением невосполнимых потерь, к примеру, в экологическом, промысловом значении (как в данном случае) либо требующих для восполнения таких потерь длительного времени и больших финансовых и материальных затрат.

Из приговора усматривается, что, принимая решение о юридической оценке содеянного, суд привел соответствующее обоснование и мотивы, по которым не согласился с квалификацией содеянного по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ (т. 17 л.д. 125 - 126). В этой связи суд указал на то, что органы предварительного следствия согласно предъявленному Будзовичу обвинению связывают тяжкие последствия по делу с размером крупного ущерба, определяемого суммой <...> копеек. В предъявленном Будзовичу обвинении не были приведены и вердиктом коллегии присяжных заседателей не устанавливались обстоятельства, указывающие на то, что незаконный вылов рыбы лососевых видов в инкриминированном ему количестве, существенным образом повлиял размеры ее популяции либо причинил иные вредные последствия, устранение которых требует длительного времени и больших материальных и финансовых затрат.

Наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности содеянного им, роли Будзовича в совершении преступлений. Учел при этом суд и то, что Будзович ранее преступлений не совершал, характеризуется положительно, а также семейные обстоятельства, связанные с обучением сына в учебном заведении и предстоящим увольнением супруги. Учел суд также и то, что осужденный вердиктом коллегии присяжных заседателей признан заслуживающим снисхождения.

Оснований для применения в отношении Будзовича положений ст. 73 УК РФ не имелось.

Дополнительное наказание осужденному назначено в соответствии с положениями ст. 47 УК РФ с приведением соответствующих мотивов принятого решения.

В соответствии с Главой девятой УК РФ, определяющей понятие, цели и виды наказания, только одно наказание - штраф устанавливается в денежном выражении (ст. 46 УК РФ). По данному уголовному делу в резолютивной части приговора суд назначил в отношении Будзовича по ч. 3 ст. 33, п. п. "а", "в" ч. 1 ст. 256 УК РФ наказание в виде конкретного денежного взыскания, освободив его от наказания в связи с истечением срока давности. Изложенное в этой части и то, что суд технически не продублировал в резолютивной части приговора наименование денежного взыскания термином "штраф", судебная коллегия не считает возможным расценить как основание для отмены приговора.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания осужденному избран судом в соответствии с требованиями п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Судебная коллегия не усматривает оснований также для отмены приговора в части разрешения гражданского иска, так как решение по этому вопросу в описательно-мотивировочной части обосновано и принято с учетом указанной выше роли Будзовича в совершении преступления и его семейного положения. С учетом изложенного судебная коллегия находит вывод суда относительно принципа долевого возмещения причиненного ущерба обоснованным.

Согласно ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки, в том числе расходы из средств федерального бюджета на оплату труда адвоката, подлежат взысканию с осужденного. Возражений по заявлению адвоката об оплате его труда осужденный не заявлял (т. 17 л.д. 97). Взыскание судебных издержек осуществлено в соответствии с требованиями ст. 132 УПК РФ и с приведением соответствующих расчетов. При этом суд, как это усматривается из приговора, располагал сведениями о семейном и материальном положении осужденного.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного Будзовичем и со смягчением назначенного ему наказания, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Магаданского областного суда от 19 октября 2009 года в отношении Будзовича О.Я. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"