||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 21-008-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего ЕРМИЛОВА В.М.,

судей ЛАМИНЦЕВОЙ С.А. и ПЕЙСИКОВОЙ Е.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Глинского В.А. и Чурсинова А.А. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 18 сентября 2008 года, которым

Глинский В.А., <...>, судимый: 14 августа 2003 года по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 5 июля 2004 года по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожден по отбытию наказания 27 апреля 2007 года -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Чурсинов А.А., <...>, <...> -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступления осужденных Глинского В.А. и Чурсинова А.А., поддержавших свои кассационные жалобы, и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Глинский В.А. и Чурсинов А.А. признаны виновными в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей П. и в умышленном убийстве потерпевшей, совершенном группой лиц и сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 9 ноября 2007 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Глинский и Чурсинов вину в совершенных преступлениях признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Глинский В.А. считает, что приговор в отношении него является необоснованным. Указывает, что лица, привлеченные следствием в качестве свидетелей, свидетелями не являются. Утверждает, что суд не взял во внимание явку с повинной обвиняемого Чурсинова, в которой тот указал правдивые обстоятельства совершенного преступления, что предъявленные вещественные доказательства сфабрикованы. Оспаривает, что обнаруженная на туфлях кровь, могла произойти от него. Поясняет, что он и Чурсинов давали показания на предварительном следствии под давлением следователя. Его же показания в судебном заседании суд не учел. Указывает, что суд взял во внимание заключение экспертизы от 9 ноября 2007 года и не взял во внимание экспертизу от 3 марта 2008 года, которые противоречат друг другу. Полагает, что суд взял в основу приговора ничем не подтвержденные доказательства о его причастности к убийству П. Просит приговор отменить;

осужденный Чурсинов А.А. частично не согласен с приговором. Указывает, что суд при вынесении приговора взял за основу его показания на предварительном следствии, и не учел тех показаний, которые он дал при судебном разбирательстве дела, несмотря на то, что первичные показания он давал в состоянии алкогольного опьянения. Поясняет, что он и Глинский, находясь в состоянии алкогольного опьянения, хотели совершить кражу, и были уверены, что в квартире П. никого нет. Когда они, проникнув в квартиру, стали искать деньги, его кто-то потянул за руку, это была П. Он хотел убежать, но так как был пьян, то упал на П. и чтобы не было слышно ее крика, он хотел рукой закрыть ей рот. Он не мог понять, что совершает убийство. Глинский участия в убийстве не принимал. Признает вину и раскаивается в том, что случайно задушил пожилую женщину. Просит пересмотреть приговор, переквалифицировать совершенные им преступления и снизить срок наказания.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Блощицына В.В. излагает доказательства, опровергающие доводы кассационных жалоб осужденных, и считает, что доводы жалоб несостоятельные. Просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражении на них, Судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных Глинского и Чурсинова в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании на основе состязательности и равенства сторон, анализ и оценка которым даны судом в приговоре.

Из оглашенных в судебном заседании показаний Глинского, допрошенного на предварительном следствии в качестве подозреваемого, усматривается, что 9 ноября 2007 года после распития спиртных напитков в квартире у Я. он и Чурсинов пошли домой. По дороге Чурсинов предложил кого-нибудь ограбить. Он предложил проникнуть в квартиру П., которая проживает одна. Когда они подошли к двери, то она оказалась закрыта, и Чурсинов предложил проникнуть в квартиру через балкон. Чурсинов полез на второй этаж, при этом что-то порвал. Когда Чурсинов залез, то сказал ему, что дверь на балконе открыта, и он полез за ним. Когда они зашли в квартиру, то стали искать деньги и золото, что-нибудь ценное. После того, как в зальной комнате они ничего не нашли, то пошли в другую комнату. Когда они подошли к входу в комнату, то он сказал Чурсинову, что если соседка проснется, то она его узнает, поэтому он не будет входить в комнату первым. Тогда Чурсинов направился в комнату, включил свет, после чего П. проснулась и стала кричать. Чурсинов направился к ней и толкнул ее, после чего она упала на пол, а Чурсинов накинулся на нее и стал душить. Когда он зашел в комнату, то Чурсинов сидел сверху на П. и душил ее, а он подбежал и стал держать П. за руки. Когда он услышал, что П. стала хрипеть, то сказал Чурсинову отпустить ее, так как она может задохнуться. Но П. опять стала кричать, и Чурсинов снова стал ее душить. Когда в очередной раз он отпустил подушку, то П. не кричала, и он понял, что она умерла. Когда Чурсинов встал с П., он взял лежащую рядом простыню и обмотал ею голову П. После этого они с Чурсиновым стали искать в комнате деньги, которые впоследствии нашли в паспорте П. купюрами по <...> рублей. Он взял их, не считая, положил в карман, и сказал Чурсинову, что нужно уходить. В это время в дверь раздался звонок. Чурсинов спрыгнул с балкона, а он слез и побежал следом за Чурсиновым. Когда он догнал Чурсинова, то они пошли к А., где легли спать. Утром он проснулся от того, что пришли сотрудники милиции, которые посадили его и Чурсинова в служебную машину и отвезли в опорный пункт участковых, расположенный в <...>. По дороге, когда они ехали, он в машине переложил часть денег из кармана в носки. Когда их привезли в опорный пункт, то поместили в комнату, где он оставшуюся часть денег спрятал на окне за деревянным ограждением. После, в присутствии понятых он выдал находившиеся у него в носках деньги и показал, где спрятал оставшуюся сумму в комнате участковых.

Из показаний Чурсинова на предварительном следствии, усматривается, что когда П. стала кричать, то он и Глинский стали ее душить. Сколько времени они ее душили, он не помнит. Наверное где-то 2-3 минуты. Когда она замолчала, он вместе с Глинским продолжили искать в квартире деньги и золото. В этот момент они услышали звонок в дверь, и решили убежать через балкон. Спрыгнув с балкона, они убежали.

Хотя в судебном заседании Глинский и Чурсинов изменили показания, и стали утверждать, как и в кассационных жалобах, о том, что в квартиру П. проникли с целью совершения кражи, и что Глинский участия в убийстве потерпевшей не принимал, а ее задушил Чурсинов, когда закрывал ей рот рукой, чтобы она не кричала, при этом умысла на ее убийство не было, суд обоснованно признал достоверными вышеизложенные показания Глинского и Чурсинова на предварительном следствии, поскольку они объективно подтверждаются совокупностью доказательств, собранных по делу.

Так, по заключениям судебно-медицинских экспертиз от 9 ноября 2007 года, у Глинского В.А. и Чурсинова А.А. на внутренних поверхностях правых предплечий обнаружены ссадины, происхождение которых не исключается от ногтей руки человека.

Указанные заключения экспертов подтверждают показания Глинского и Чурсинова об их совместных действиях по подавлению сопротивления П.

Согласно заключения экспертизы от 3 марта 2008 года, кровь П. и Чурсинова А.А. одногруппна. Обнаруженные на срезах с ногтевых пластин с рук П. следы крови с примесью безъядерных клеток эпидермиса не исключают происхождение, как от самой потерпевшей, так и от Чурсинова.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа П. видно, что у П. обнаружены телесные повреждения в виде ссадины и кровоподтека на лице, раны на слизистой нижней губы, кровоподтека на правом плече, которые причинены при воздействии твердых тупых предметов с ограниченной поверхностью воздействия, непосредственно перед наступлением смерти. Смерть П. наступила от механической асфиксии в результате закрытия дыхательных путей ладонями рук, что подтверждается кровоподтеком на лице, раной на слизистой нижней губы, мелкоточечными кровоизлияниями в коньюнктиву век, мелкоточечными кровоизлияниями под висцеральную плевру, отеком мозга, эмфиземой легких, полнокровия внутренних органов. Нападавшие по отношению к потерпевшей могли находиться в различных положениях, в момент удушения потерпевшая вероятнее всего находилась в горизонтальном положении, лежа на полу. Закрытие дыхательных путей, которое в дальнейшем вызвало развитие механической асфиксии, причинило П. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, и стоит в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Суд первой инстанции сделал обоснованный вывод в приговоре о том, что вышеизложенные доказательства полностью подтверждают показания Глинского и Чурсинова на предварительном следствии, в частности о причиненных потерпевшей телесных повреждениях и их локализации, и изобличают их в совершении инкриминируемых им преступлений.

Вина осужденных Глинского и Чурсинова подтверждается также протоколами осмотров мест происшествия, показаниями свидетелей Т., С., К., А. и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

В частности, свидетель Т. пояснил, что после задержания Глинского В.А., Чурсинова А.А. и доставления их в опорный пункт милиции, последние сознались в том, что задушили П., при этом Глинский выдал деньги, пояснив, что похитил их из квартиры потерпевшей. Данные пояснения Глинский и Чурсинов давали добровольно, без оказания какого-либо на них давления, при этом Глинский изобличал Чурсинова в совершении убийства П., а Чурсинов, наоборот, указывал на Глинского, как на лицо, совершившее убийство потерпевшей. При этом какого-либо давления на задержанных со стороны сотрудников милиции не оказывалось.

Свидетель З. показал, что, являясь оперуполномоченным ОВД, он 9 ноября 2007 года находился в помещении опорного пункта милиции, где принимал участие в опросе Глинского и Чурсинова, задержанных по подозрению в совершении разбоя и убийства П. В ходе беседы Глинский рассказал ему, что он и Чурсинов проникли в квартиру П., откуда похитили <...> рублей. Также он сказал, что сам он П. не убивал, это преступление совершил Чурсинов, а он только удерживал потерпевшую. Данные показания давались добровольно, какого-либо давления на задержанных со стороны сотрудников милиции не оказывалось.

Из протокола личного досмотра Глинского В.А. видно, что в носке левой ноги Глинского были обнаружены и изъяты <...> купюры достоинством по <...> рублей, которые, с его слов, он похитил у П.

Оценка доказательствам по делу дана судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждому доказательству с точки зрения допустимости и достоверности, а всем имеющимся в деле доказательствам в совокупности.

При таких обстоятельствах ставить под сомнение правильность оценки судом первой инстанции доказательств по делу, оснований не имеется.

Установив обстоятельства и мотивы совершенных преступлений, суд первой инстанции правильно квалифицировал действия Глинского В.А. и Чурсинова В.В. по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, по указанным в приговоре квалифицирующим признакам.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденных в свою защиту о недоказанности их вины в разбойном нападении и в умышленном убийстве потерпевшей, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем, являются неосновательными.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора указаны доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, в частности показания подсудимых в судебном заседании об обстоятельствах совершенных преступлений, и утверждение в протоколе явке с повинной Чурсинова от 23 ноября 2007 года, согласно которому Глинский участия в убийстве не принимал.

Вопреки утверждениям осужденного Глинского в кассационной жалобе, выводы суда основаны на допустимых доказательствах, в том числе на показаниях свидетелей, на заключениях экспертов.

Суд учел заключение экспертизы от 3 марта 2008 года, и дал ему оценку в приговоре, поэтому утверждение Глинского в кассационной жалобе о том, что суд не взял во внимание данное заключение, является необоснованным.

Вопреки утверждениям Глинского в жалобе, данное заключение не противоречит заключению экспертизы от 9 ноября 2007 года.

Что касается того, что Глинский оспаривает в кассационной жалобе, что обнаруженная на туфлях кровь могла произойти от него, то из приговора видно, что суд признал, что данное доказательство не может быть положено в основу приговора.

Назначенное судом наказание осужденным Глинскому В.А. и Чурсинову соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данным о их личностях и обстоятельствам дела.

При назначении наказания суд учел требования ч. 3 ст. 60 УК РФ, в том числе влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Вместе с тем, учитывая, что в явке с повинной Чурсиновым были сообщены сведения с целью искажения обстоятельств содеянного, суд обоснованно признал, что данная явка с повинной не может быть учтена в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 18 сентября 2008 года в отношении Глинского В. и Чурсинова А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"