||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 89-008-83сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Семенова Н.В. и Толкаченко А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2009 года кассационное представление прокурора Тюменской области

на приговор Тюменского областного суда от 1 сентября 2008 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Викулов А.В. <...>;

Лебедев Е.М., <...>

на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а, в" ч. 4 ст. 290 УК РФ, - ввиду неустановления события преступления; за оправданными признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко А.А., мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Кравец Ю.Н., поддержавшего доводы представления и полагавшего приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, объяснения Викулова А.В., адвоката Кастерина В.А. в защиту интересов оправданных, возражавших против этого, Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 29 августа 2008 года Викулов и Лебедев оправданы судом по обвинению в совершении должностного преступления, существо которого изложено в приговоре суда.

В кассационном представлении и в дополнении к нему прокурор просит отменить оправдательный приговор и дело направить на новое судебное разбирательство ввиду нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела;

в обоснование своих доводов считает, что в судебном заседании председательствующий судья, хотя и делал замечания защитникам и подсудимым, но не принял всех предусмотренных УПК РФ мер для соблюдения и обеспечения особенностей процедуры судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей;

указывает на то, что сторона защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей задавала вопросы свидетелям не по существу дела, а подсудимые и свидетели давали характеристики методам ведения следствия и свидетелям обвинения, трактуя их при этом в свою пользу;

приведенные нарушения со стороны защиты, по мнению прокурора, повлияли на содержащиеся в вердикте ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

В возражениях на кассационное представление адвокат Пескин В.В. в защиту интересов Викулова А.В. выражает несогласие с доводами представления, которое просит оставить без удовлетворения, а оправдательный приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы представления и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Приговор суда от 1 сентября 2008 года постановлен на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с ч. 1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой вынесение им оправдательного приговора.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили его право на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона, вопреки доводам кассационного представления, судом по данному делу не допущено.

1. Уголовное дело направлено прокурором в суд 12 декабря 2006 года, в течение всего судебного разбирательства по делу принимали участие сформированные прокурором области группы государственных обвинителей, права которых, в том числе на представление доказательств, судом нарушены не были.

Форма судопроизводства по делу избрана в соответствии с законом, в том числе с учетом мнения сторон, включая сторону обвинения.

Ходатайства государственного обвинения судом рассматривались и разрешались в установленном порядке, в том числе об отводах составу суда и иным участникам судопроизводства.

2. Согласно протоколу судебного заседания формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Отбор кандидатов в присяжные заседатели осуществлялся с участием сторон, которые реализовывали свое право на мотивированные и немотивированные отводы.

Сторонам обвинения и защиты предоставлялась равная возможность проводить опрос кандидатов в присяжные заседатели, выяснять обстоятельства, препятствующих их участию в заседании по данному делу.

На вопросы относительно их личностей кандидаты в присяжные заседатели, в том числе члены сформированной коллегии, давали полные ответы, сообщали о себе объективные сведения и не скрывали информацию о себе.

Оснований для сомнений в недостоверности их заявлений о незаинтересованности по данному делу у сторон и у суда не имелось.

Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей сформированной коллегии в судопроизводстве по уголовному делу, как это предусмотрено ст. 61 УПК РФ, не установлено.

Самоотводы кандидатов в присяжные заседатели, отводы их сторонами разрешены председательствующим по делу в установленном законом порядке, в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ.

Председательствующий судья также выясняла у сторон, имеются ли у них заявления о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава и неспособности вынести объективный вердикт. Таких заявлений от участников судебного разбирательства не поступило.

С учетом изложенных обстоятельств Судебная коллегия считает, что порядок формирования коллегии присяжных заседателей по делу нарушен не был.

3. В судебном заседании председательствующим надлежащим образом осуществлялись уголовно-процессуальные полномочия, в том числе связанные с реализацией принципа состязательности сторон, обеспечением порядка в судебном заседании, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренных ст. 335 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, судом были созданы и обеспечивались необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, как это предписано ст. 15 УПК РФ.

Председательствующая по делу в необходимых случаях делала неоднократные замечания в равной степени сторонам защиты и обвинения, в том числе подсудимым, их защитникам, представителю потерпевшего, государственному обвинителю; по своей инициативе и по ходатайствам государственного обвинения своевременно снимала и отводила поставленные стороной защиты вопросы, которые, по мнению суда, могли создать предубеждение присяжных заседателей к свидетелям со стороны обвинения.

При этом председательствующая всякий раз обращалась к присяжным заседателям с необходимыми для этого пояснениями и разъяснениями, как это предусмотрено ч. 2 ст. 336 УПК РФ, что подробно отражено в протоколе судебного заседания.

Во исполнение требований уголовно-процессуального закона председательствующая судья прерывала подсудимых и их защитников в случаях, когда они касались вопросов о методах ведения следствия, о недопустимости исследованных в суде доказательств и об обстоятельствах, не относящихся к существу обвинения.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного разбирательства защитники и подсудимые с учетом особенностей дела и предъявленного обвинения давали свои анализ и оценки предъявляемым доказательствам, что не противоречит положениям УПК РФ о доказательствах, доказывании и о праве подсудимых на защиту всеми не запрещенными законом способами.

Вопреки доводам кассационного представления, вопросы о недопустимости доказательств судом рассматривались в отсутствие присяжных заседателей, с участием сторон, по правилам глав 10 - 11 УПК РФ.

Представленные стороной обвинения доказательства судом мотивированно были признаны допустимыми.

Порядок их исследования, перерывы и другие вопросы судом определялись на основе предложений государственного обвинителя.

Высказывания, которые можно было бы расценить как оказывающие воздействие на присяжных заседателей, председательствующая всякий раз прерывала и разъясняла присяжным заседателям положения уголовно-процессуального закона о недопустимости их учета при вынесении вердикта.

Содержание приложенного к протоколу напутственного слова председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

В нем изложены основные правила оценки доказательств в их совокупности, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

При этом, вопреки доводам кассационного представления, в напутственном слове разъяснено, что обвинительный вердикт может быть основан на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании. Обращено внимание на поведение сторон в процессе и на то, что не являются доказательствами их ходатайства, заявления, реплики, в том числе в адрес свидетелей, возражения, прения. Специально даны разъяснения о том, что при вынесении вердикта не следует учитывать выступлений сторон в процессе, их отступления от фактических обстоятельств дела, которые доказательствами не являются.

После произнесения напутственного слова возражений от сторон не поступило.

Государственный обвинитель не заявил о нарушении судьей принципа объективности и беспристрастности при его произнесении, как и о тенденциозности коллегии присяжных заседателей.

4. Вызов и допрос по ходатайству защиты в качестве свидетелей М. и Н., осужденных приговором Калининского районного суда г. Тюмени за незаконный оборот наркотических средств и за должностное преступление, нарушением закона не является и был направлен на обеспечение состязательности и равенства прав сторон.

В допросе указанных лиц активное участие принимала сторона обвинения, в тома числе представитель потерпевшего Нигматуллин Ш.Н.

Отвлечения названных свидетелей, как и иных участников процесса, от обстоятельств дела, пресекались председательствующим судьей, в том числе по ходатайству стороны обвинения, с необходимыми разъяснениями об этом присяжным заседателям.

В целях уточнений их показаний, как и показаний других лиц, для обеспечения равенства сторон в судебное заседание по ходатайству сторон был вызван свидетель С. В суде с участием присяжных заседателей непосредственно, при участии сторон были исследованы показания С., подробно отраженные в протоколе судебного заседания.

При этом председательствующая по делу принимала предусмотренные законом меры к обеспечению особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующая обращала внимание сторон на недопустимость постановки свидетелям наводящих вопросов, неоднократно останавливала свидетелей с тем, чтобы они отвечали на вопросы, касающиеся существа дела, при необходимости снимал вопросы, касающиеся существа дела, при необходимости снимал вопросы стороны защиты, делал замечания подсудимым и их защитникам, а также необходимые разъяснения присяжным заседателям.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующим также разъяснялось участникам процесса, что вопросы юридического характера разрешаются только в отсутствие присяжных заседателей.

При необходимости сторона защиты как по инициативе суда, так и по ходатайству государственного обвинения, прерывалась и предупреждалась об этом, с соответствующими разъяснениями и присяжным заседателям.

Замечаний по поводу этих допросов и на протокол судебного заседания в целом от стороны обвинения не поступило.

Представители государственного обвинения в прениях и в репликах не указывали на нарушения уголовно-процессуального закона стороной защиты, а лишь напоминали присяжным заседателям о замечаниях в их адрес в связи с тем, что защита, по выражению государственного обвинения, "пыталась нарушить закон".

В этой связи довод представления о дискредитации стороной защиты показаний С. как доказательства обвинения не может быть признан соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Оценка стороной защиты исследованных в суде доказательств относится к тактике и методике действий сторон в состязательном процессе, реализацией адвокатами своих процессуальных функций и предусмотренных законом профессиональных обязанностей и потому нарушением уголовно-процессуального законодательства не является.

С учетом изложенного, довод представления о том, что "в результате целенаправленных нарушений участниками уголовного судопроизводства порядка проведения судебного разбирательства с участием присяжных заседателей у последних было сформировано предубеждение об отсутствии самого события преступления" не соответствует обстоятельствам рассмотрения дела в суде, отраженным в подробном протоколе судебного заседания, и потому не может быть признан состоятельным.

При этом Судебная коллегия также исходит из конституционно-правовых позиций о том, что реализация прав одной стороны процесса не должна приводить к умалению прав другой стороны, что означало бы злоупотребление правом и чего в данном деле допущено не было.

5. Как следует из протокола судебного заседания, вопросный лист формировался с участием сторон, в том числе государственных обвинителей.

Содержание вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, соответствует требованиям ст. 338, 339 УПК РФ.

Кроме того, сторона обвинения в соответствии со ст. 338 УПК РФ вправе была высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.

По поставленным вопросам у государственного обвинения замечаний не было и возражений сторон не поступило, что нашло свое отражение в протоколе судебного заседания.

6. Материалы дела не свидетельствуют о проявлении со стороны председательствующего судьи необъективности, предвзятости или заинтересованности в исходе дела. Судья действовал в пределах своих полномочий, в соответствии с требованиями закона.

Каких-либо возражений, замечаний, дополнений в связи с содержанием напутственного слова судьи по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности стороны, в том числе государственный обвинитель, в судебном заседании не заявляли, хотя председательствующий выяснял у сторон наличие таковых.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы послужить основанием для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, по делу не допущено, в связи с чем кассационное представление удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 1 сентября 2008 года, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей в отношении

Викулова А.В. и

Лебедева Е.М. - оставить без изменения,

а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"